ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание
 
Творчество В.Н. Проскурина
 
Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика








Vernoye-Almaty.kz – Очерки истории Алматы
Краеведческие очерки В.Н. Проскурина

ФРАНЦ РУБО. НАСЛЕДИЕ ВАЖНО НОВЫМ СОБЫТИЕМ

В
 истории искусства этот русский художник французского происхождения, живший и умерший в Германии, навсегда останется как выдающийся мастер батальной живописи, создатель грандиозных панорам «Штурм аула Ахульго», «Оборона Севастополя» и «Бородинская битва». Имя этого замечательного художника – Франц Алексеевич Рубо.


ФРАНЦ РУБО. ВСАДНИК

Франц Рубо. «Всадник»

Франсуа Рубо (Francois Roubaud) родился 15 июня 1856 года в Одессе в семье французского коммерсанта, занимавшегося книготорговлей. Впоследствии, уже живя в Германии, Рубо запишет в дневнике: «…я родился и жил более 22 лет в России, где получил своё образование, я исключительно пишу картины из русского быта и русской боевой жизни, по всем этим признакам меня следует считать русским художником».

Учился же будущий художник в Одесской рисовальной школе (1865–1877 гг.) и в Мюнхенской академии художеств (1878–1883 гг.). В столице Баварии он и обосновался после окончания академии, но вдохновение и сюжеты для своих картин находил вдали от дома: подолгу живя в России и на Украине, путешествуя по Кавказу и Средней Азии, Рубо делал с натуры многочисленные этнические этюды.

Уехав из России в 1913 году, назад он уже больше не вернулся: сначала мешала Первая мировая война, в которой Россия и Германия были противниками, затем революционные события 1917 года и Гражданской война в России… В Мюнхене практически в полном забвении Франц Рубо и скончался 13 марта 1928 года.

ВАСИЛИЙ ГРАНДИ. АКАДЕМИК ФРАНЦ РУБО

В.И.Гранди. «Академик Франц Рубо»

Туркестанский край ярко представлен в творчестве Рубо. Художник проследовал – то по Закаспийской военной железной дороге, то верхом на коне – от живописного Красноводского залива Каспийского моря до средневековых минаретов Самарканда. Переправлялся через полноводные реки Аму-Дарью и Сыр-Дарью, посетил бывшие ещё не так давно ханствами Бухару, Хиву и Коканд. Его путешествия открыли миру сюжеты Средней Азии – природу, быт и нравы, портреты представителей разных народностей.


ФРАНЦ РУБО. ПРИВАЛ НА РЕКЕ

Франц Рубо. «Привал на реке»

Тем самым Рубо приблизился по духу к работам Василия Васильевича Верещагина (1842–1904), военного топографа и батального художника (см. «Георгиевский кавалер в бобровой шапке»).

Верещагин – мужественный воин Туркестана, награждённый орденом Святого Георгия 4-й степени за оборону Самарканда в июне 1868 года и окончивший свой жизненный путь во время взрыва броненосца «Петропавловск» в ходе Русско-Японской войны. И совсем не случайно среднеазиатские военные сюжеты Верещагина отражались на картинах Рубо в мюнхенский период его жизни…

Художественные принципы художника предопределили его увлечение панорамами – композициями с масштабным изображением, которое охватывает зрителя со всех сторон, включая не только живопись. Рубо явился практически создателем этого вида искусства в России.

На одной из моих персональных выставок в Париже среди других было представлено и творчество Франца Рубо. Понятно, что французского посетителя прежде всего интересовали образы восточных красавиц. И, наверное, ещё среднеазиатская охота на живописной природе – с быстрыми конями, свирепыми псами и ловчими соколами.

В 2006 году выставка размещалась в книжном магазине по продаже путеводителей, атласов и фотоальбомов. Развалы коллекционеров (именно так можно назвать направление работы магазина) известны тем, что находятся в центральной части города рядом с Национальным центром искусства и культуры Жоржа Помпиду (Центром Помпиду) – в легендарном «чреве Парижа».


ФРАНЦ РУБО. КЗЫЛ АСКЕР

Франц Рубо. «Кзыл аскер»

Московский писатель, ставший парижским краеведом, Борис Михайлович Носик (1931–2015) в своей замечательной книге «Прогулки по Парижу» так напишет об этом: «Надо сказать несколько слов и о самом заметном строении квартала – о готической архитектуре храма Сент-Юсташ (Святого Евстафия). Он чуть не вплотную примыкает к саду нового «Форума». […] Храм почтил и почившего соседа – славное «Чрево Парижа» – забавным макетом… «Чрева» больше нет, остались только роман Золя и макет в храме. Понятно, что городскому центру мешали эти теснота, пробки, шум, запахи, грязь, отходы…».

Надо сказать, что книги эмигранта Носика, удачно попавшие в руки моей дочери Ольги, стали нашим добрым путеводителем по Парижу. Благодаря ему, мы узнали про потайную дверь, открывающую вход в средневековое подземелье «чрева Парижа». С лестницы, ведущей в подвал, между прочим, даже в солнечный полдень виден чудесный звёздный небосвод…

Отмечу ещё одну примечательную особенность выставки. Мои фотографии, благополучно висевшие на каменных стенах, были любезно украшены раритетами из частных собраний – восточными коврами, халатами, тюбетейками. В уютных альковах детям предлагались литературные посиделки с восточными сказками на французском наречии.

ФРАНЦ РУБО. КОКПАР

Франц Рубо. «Кокпар»

Владельцы популярной лавки француз Мишель и его супруга-казашка Гульмира создали все условия для работы берлинского коллекционера Владимира Проскурина – от издания рекламных плакатов выставки и пригласительных билетов до семейного обсуждения и знакомства с гостями за круглым столом.

А среди этих гостей, новых и старых друзей по Русскому Туркестану, назову с благодарностью парижан, оказывавших мне поддержку и внимание в моих путешествиях по Европе:
— кураторов Центра Помпиду, сотрудников Русского дома науки и культуры в Париже и посольства Казахстана во Франции;
— добросердечного парижского старожила Андрея Дмитриевича Шмемана (1921–2008), кавалера ордена Почётного легиона, иподиакона и председателя Объединения кадет российских кадетских корпусов;
— хлебосольную парижанку Ольгу Павлову (некогда встретившую меня в Алма-Ате и пригласившую в гости в Париже);
— историка-востоковеда Светлану Горшенину и доктора политологии Бахыт Садыкову, которых я знал как коллег ещё по Средней Азии, где мы писали научно-популярные работы, занимаясь памятникоохранной деятельностью.

О каждой из парижских встреч, идущих друг за другом сквозь десятилетия, можно написать сценарий, создать документальное кино, даже сочинить трогательный роман. Отмечу лишь незабываемое посещение эмигрантского кладбища Сент-Женевьев-де-Буа. Здесь, помимо возложения цветов на могилу барона Александра фон Каульбарса, первооткрывателя Семиречья и основателя города Пржевальска (см. «Меридианный круг барона Каульбарса»), нашёл среди надгробий и захоронения своей воронежской родни – Чехурских и Журавлёвых. Но это отдельная история…

ФРАНЦ РУБО. ОТДЫХ В СТЕПИ

Франц Рубо. «Отдых в степи»

Я же вернусь к теме выставок о родном Туркестанском крае, об освещении деятельности выдающихся деятелей истории и культуры, о документах и материалах, забытых и невостребованных в письменных и фотографических источниках. Так, в частности, случилось с первой панорамой Франца Рубо «Штурм аула Ахульго».

Созданная в 1890 году, она демонстрировалась в Мюнхене, Париже, Нижнем Новгороде и Севастополе, принеся автору почётное звание профессора Мюнхенской академии художеств, баварский орден Святого Михаила и французский орден Почётного легиона. После этого панорама сильно пострадала во время транспортировки и хранения – и до настоящего времени сохранилась лишь в четырёх фрагментах, хранящихся в Дагестанском музее изобразительных искусств имени П.С.Гамзатовой.

ЗДАНИЕ ПАНОРАМЫ БОРОДИНСКАЯ БИТВА НА ЧИСТЫХ ПРУДАХ

Здание панорамы «Бородинская битва» на Чистых прудах. 1912-1916 гг.

В 1904–1905 годах Рубо с колегами создал панораму «Оборона Севастополя». А к 100-летию Отечественной войны 1812 года в Москве на Чистых прудах открылся павильон с огромной, размером 15×115 метров, панорамой «Бородинская битва». Увы, спустя шесть лет павильон пришёл в негодность и был снесён, панорама же была намотана для хранения на деревянный вал. Любопытно, что в годы Великой Отечественной войны наследие Рубо приняла на сбережение тыловая Алма-Ата. Доступ же к ней зрителей возобновился лишь в 1962 году, уже к 150-летнему юбилею Бородинской битвы – после многолетней реставрации и постройки для музея-панорамы нового здания на Кутузовском проспекте.

Как мы видим, для творческого наследия Франца Рубо характерны понятия времени – разграблено, унижено, забыто и вновь восстановлено…


ДЖОРДЖ ДОУ. ПОРТРЕТ ВИНЦИНГЕРОДЕ

Джордж Доу. «Портрет Фердинанда Фёдоровича Винцингероде»

Ну, и нельзя не отметить в этом очерке некоторые сюжеты Отечественной войны 1812 года, отмеченные исследовательской работой академика Рубо. А именно – боевые действия войск под командованием дважды Георгиевского кавалера генерала Фердинанда Фёдоровича Винцингероде (1770–1818).

Судьба привела прусского, а затем австрийского офицера фон Винцингероде (Ferdinand Karl Friedrich von Wintzingerode) в Россию в 1797 году – на службу майором кирасирского полка.

На тот момент политические события с участием наполеоновской Франции уже начали лихо закручиваться. Поэтому Винцингероде сразу же довелось окунуться в гущу событий: в качестве адъютанта великого князя Константина Павловича он принял участие в Швейцарском походе Суворова (сентябрь-октябрь 1799 года), шёл в авангарде Багратиона через Росштокский хребет, участвовал в боях за перевал Сен-Готард и Чёртов мост (Teufelsbrücke). Тогда же он познакомился с фельдмаршалом Александром Васильевичем Суворовым, генералом-майором Петром Ивановичем Багратионом, другими военачальниками.

Получив в 1802 году чин генерал-адъютанта и став шефом Одесского гусарского полка, Винцингероде вошёл в армейскую элиту России. Но когда император Александр I был вынужден подписать с Наполеоном мир в Тильзите (а случилось это событие в июне 1807 года), Фердинанд Фёдорович вновь нашёл возможность сразиться со своим непримиримым врагом, вернувшись на службу в австрийскую армию. В 1809 году в битве под Асперном французская картечь изувечила ему ногу…

Становилось ясно, что большой войны не избежать, и в мае 1812 года отставной генерал-лейтенант австрийской армии Фердинанд Винцингероде вновь принят в русскую армию – уже генерал-майором. А через месяц более чем 600-тысячная Великая армия, как называлось войско Наполеона, вторглось в Россию.

Вскоре командующий 1-й Западной армии генерал от инфантерии Михаил Богданович Барклай-де-Толли, тоже из славной немецкой прибалтийской семьи, поручает Винцингероде командование Особым кавалерийским отрядом, составленным из донских казаков, черноморской сотни, отдельных отрядов перекопских татар и ставропольских калмыков.

Первоначально задумывалось, что этот отряд станет разведывательной командой, которая будет добывать ценные сведения и тревожить французов в их тылу. На деле же получился настоящий партизанский отряд, в котором выделялись татары, мещеряки (башкиры), крымчане и киргиз-кайсаки, одетые в национальные одежды, в лисьих или волчьих шапках, на низкорослых лошадках. Соответствующим было и вооружение воинов – копья, луки со стрелами, кое-кто был облачен в кольчуги и другие степные атрибуты.

ФРАНЦ РУБО. НА ПЕРЕПРАВЕ

Франц Рубо. «На переправе»

Уже после выдворения войск Наполеона из России и дальнейшего преследования их мусульманские джигиты брали штурмом Дрезден, Магдебург и Гамбург. Близ Альтенбурга произошло ожесточённое сражение с отрядом французского генерала Лефевра, особо отметившего в рапорте «упорное сопротивление мамелюков [европейское название воинов Азиатской России – Прим. В.П.] и гвардейских татар». Когда «партизаны» и донцы вошли в Париж, именно они произвели на видавших виды парижан такое устрашающее впечатление, что любой заказ казацкого или просто русского офицера исполнялся незамедлительно, «бистрó». 😀

В перерывах между сражениями «партизаны» Винцингероде пели у костра: «…И в Москве бывали мы, и Париж видали мы, и захватчика-француза хорошо бивали мы». И это действительно так! Не случайно, их командир за три военных года был произведён сначала в генерал-лейтенанты, а затем в генералы от кавалерии, а его храбрость и штабные умения были оценены орденами Александра Невского, Св. Георгия 2-й степени, Св. Владимира 2-й и 1-й степеней, и наконец – золотой шпагой!

При посещении Германии обязательно нужно посетить мемориальное воинское кладбище. Думаю, в своих путешествиях такого торжественного и печального надгробного мегаполиса евразиец не встречал нигде и никогда. Лежат здесь забытыми и наши славные предки…

© Владимир ПРОСКУРИН
Для сайта «Очерки истории Алматы», 25 января 2022 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета