ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Алма-Ата от А до Я в калейдоскопе событий

ИУДУШКА ТРОЦКИЙ УВАЖАЛ ИЛИЙСКИХ ТИГРОВ

Я
нварским утром 1928 года, проделав тяжелый недельный путь от вокзала станции Пишпек, через занесенный снегами перевал Курдай, в Алма-Ату прибыл ссыльный маршал Троцкий, с женой и сыном, стоически разделившими участь контрреволюционера.
ЛЕВ ТРОЦКИЙ. МОЯ ЖИЗНЬ
Бернард Шоу называл Троцкого «королем памфлетистов». Убедиться в этом можно по многочисленным работам Льва Давидовича
Ссыльных поселили временно в гостиницу «Джетысу-Интернационал», на оживленном перекрестке улиц Ленина и Гоголя. Сочетание имен вождя пролетарской революции и великого сатирика подсказало опальному царедворцу Троцкому стиль множества его протестов в адрес Кремля в те годы. Заявления возымели действие и политическому ссыльному по печально известной 58-й статье УК РСФСР несколько улучшили пролетарские условия содержания. Троцкий имел право переписки, вслед за ним в Алма-Ату доставили его библиотеку и архив. Он не намеревался бросать своей политической деятельности, а, наоборот, активизировал ее. Особую роль в этом Лев Давидович отводил своему сыну, назначенному «министром» иностранных дел и полиции, одновременно министром связи с единомышленниками-«троцкистами». Троцкому, страстному охотнику, разрешили прогулки по живописным окрестностям Алма-Аты. Река Или и угодья Семиречья щедро кормили ссыльнопоселенцев.

В письмах товарищам-оппозиционерам контрреволюционер давал не только политические советы, но и дельные предложения, как правильно охотиться на лоне семиреченской природы. Любимая собака Майя, по мнению ее хозяина, тоже была в круговороте политической борьбы. Она яростно защищала интересы бывшего председателя Реввоенсовета и наркома обороны Советской Республики, организатора ее Красной Армии (впрочем, среди его высоких пролетарских титулов был и «Иудушка Троцкий", почетное звание, присвоенное ему однажды тов.Лениным).

Кроме известных политических заявлений, Троцкий в Алма-Ате подписал нешуточный Пакт о ненападении на балхашских тигров, — «я наслаждался до глубины души этим временным отступлением в варварство». Он величал зверей леопардами и уважал, словно собственное имя. Подневольный Лев Давидович сравнивал положение истребляемых царей камышовых джунглей с собственным состоянием некогда всесильного вождя пролетарской революции, загнанного пришедшим к власти Сталиным в глушь, в Туркестан, к самой китайской границе. По оценке Троцкого, Алма-Ата была маленьким, совершенно восточным по-характеру городком. Некогда он славился великолепными садами и виноградниками. Ссыльному он предстал запущенным, сонным и грязным местечком, едва затронутым цивилизацией. Однажды Троцкому удалось организовать самостийный митинг на Зеленом базаре. Пламенную и убежденную речь опального наркомвоенмора выслушали с восторгом, немного покачали на руках и, как водится, пожаловались на жизнь. Троцкий вспоминал: «В центре на базаре, в грязи на ступеньках магазинов грелись на солнце завшивленные киргизы и искали на теле у себя насекомых… Была и проказа, а летом животные болели чумой, бешеные собаки и ослы носились по городу. Недаром Алма-Ату той поры называли «ишачьим краем».

Любопытно читать наблюдения Троцкого о нашем городе. Вот, например, о хлебе насущном: другого продовольствия было и того меньше. «Недавно в местной газете прочел, — пишет Троцкий, — что в городе функционируют слухи, будто не будет хлеба, в то время как к городу идет множество подвод с хлебом. Подводы возможно и подъезжают, как и сказано, между тем слухи функционируют, малярия функционирует, но хлеб не функционирует».

Впрочем за год пребывания в ссылке он успел полюбить Алма-Ату, ее природу и людей. В своих книгах-памфлетах он упоминает о нашем городе не менее ста раз, талантливо, ярко, нелицеприятно. Между прочим, имя Троцкого оставалось популярным в Семиречье и после его ареста. В честь наркома еще в 1918 году поспешили назвать город, возведенный из бывшего села на берегах Каскеленки. В Алма-Ате он мог прогуливаться по парку имени Троцкого. Любопытно, какие чувства одолевали поднадзорного гражданина Бронштейна, когда он спешил на обязательную поверку к коменданту города? Об этом мог знать только памятник Дзержинскому, у подножия которого бывший нарком делал передышку и доверял своему другу, «железному Феликсу», свои нелегкие раздумья о превратностях судьбы. Сосновый парк уже существовал тогда и был обречен к переименованию в Дзержинского. Со временем возведут вокруг парка городок НКВД, где каждый объект назовут именем несгибаемого Феликса. В клубе-театре его имени начнут набирать обороты самые громкие политические процессы, здесь состоятся судьбоносные сцены нашей драматической истории.

Но в конце 20-х годов таким же популярным местом был партийный клуб имени Троцкого в парке Федерации. Троцкий заходил сюда полюбоваться собственным изображением на портрете в еловом обрамлении, рядом с венками товарищам Ленину и Луначарскому. После отъезда ссыльного Троцкого исключительной будет не «троица» по грудь, а во весь рост фигура Сталина, в бесчисленных тиражах монументальной пропаганды. Ну, а город Троцкий вновь станет селом, только вназвании измененном на примерительно-христианское — Троицкое. Подобным ономастическим вывертам поступят в Алма-Ате и с его подельниками-троцкистами. Так, село, названное в честь Сергея Каменева, соратника Троцкого по Красной Армии, переименуют в Каменевку — простенько и со вкусом.

предыдущая статья | наверх | следующая статья

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета