ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Алма-Ата от А до Я в калейдоскопе событий

ДВОРИКИ АЛМА-АТЫ

Однажды они приглянулись иностранным державам. Теперь дворы нашего детства числятся памятниками истории, охраняются государством, но, увы, не нашим…

К
 лету 1875 года по периметру Гостиного двора появились первые застроенные улицы, ныне Макатаева и Пушкина. Выросло вокруг да около 600 домов. Стены зданий слагались из самана. А для создания впечатления их монументальности и прочности, снаружи облицовывались жженым кирпичом. Впрочем, строились и каменные купеческие особняки, в семь окон по фасаду, под тесовыми, а кое-где и железными крышами. Цветовая гамма зданий, разработанная городским архитектором Полем Гурде неукоснительно соблюдалась, и уже по окраске стен, форме, материалу и расцветке крыш можно было определить, кто живет в достатке, а кто в бедности.

ПЕРЕКРЕСТОК ВЕРНОГО

Так непригладно выглядел перекресток улиц Торговой и Копальской (ныне — Жибек жолы и Кунаева) (оригинал фото см. на сайте «Алматы и окрестности»)

Городские участки стоили недорого, до 8 рублей. В обход правил можно было приобрести более двух земельных участков, а то и несколько кварталов. Поэтому Новый город быстро превратился в некую образцовую деревню, нежели архитектурно аранжированную столицу Семиречья. В Верном появилось некое сословие «городского кулака». Сам автор первого генплана Павел Зенков приобрел два земельных участка. На одном он построил особняк и поселился в нем со своей многочисленной семьей. На другом построил двухэтажный кирпичный дом и сдал участок в аренду. Здесь были размещены Областное правление, администрация города. Здесь же установили первую типографию, где начали выпуск собственной газеты «Публикации по Семиреченской области и Кульджинскому краю». Газета, на первых порах, давала новоселам советы по обустройству, строительным нормам и правилам, практические рекомендации по зеленому строительству.

В 1879 году на домах появились металлические пластинки с номером усадьбы и фамилией ее владельца. Город, в котором уже проживало до 15 000 новоселов, потянулся вверх, по ущельям Заилийских гор. Здесь добывали строительные материалы, поставили первые мельницы и заводики. Улицы посыпали щебнем, об острые грани которых изнашивалась обувь. Ходить было крайне неудобно, а падать опасно, — жаловались горожане градоначальнику. Улицы обносились саманным забором, дабы саженцы бульваров, скверов, садов не объедались козами, не ломались проворными пацанами. Лужайки, перед новыми зданиями украшали огромные лужи, в которых проводили время утки да гуси. На улицах города появились фонари. Они, скорее, служили маяками загулявшим прохожим, бредущих в кромешной тьме с гулянки к семейному очагу. Появились ломовые и легковые извозчики. В ожидании заказчиков они выстраивались у Гостиного двора. Верный обзавелся пожарной командой, выезды которой на конных бричках вызывали столпотворение, пыль и гам. Особую нервозность вносили бродячие собаки и домашний скот. Ослы кусались особо остро. Жители спасались от животных обязательной для ношения палкой или дубиной. Без этих средств защиты ходить по новоявленным улицам было, по крайней мере, не безопасно. Городская Дума постановила взимать с владельцев собак установленный сбор: «Уплата одного рубля за благородного четвероногого приятеля ничего, кроме удовольствия, доставить не может… В скором будущем чистенькие болонки, крохотные шпицы, кривоногие таксы, мордастые мопсы, умные сеттеры и свирепые бульдоги будут ходить с управскими значками…». Перед революцией была устроена Пастеровская станция, призванная лечить укушенных животными горожан.

Верный в пору своего основания больше напоминал образцовую деревеньку, благоустроенную переселенцами из разных уголков необъятной России. Крепкие избы под соломенными крышами строились по углам прямоугольного квартала. Внутри за нехитрой изгородью, кружевным плетнем или глинянным дувалом, находился хозяйственный двор. Обязательными были ледник — погреб со льдом, который позволял хранить запасы круглый год, а также банька да конюшня.

Тропинка, обсаженная цветами, вела через фруктовый сад или огород к навесам для инвентаря. Обыкновенно, к загонам с живностью или к прудам с птицей прокладывался арык, густо заросший смородиной или терновником, — он же граница между соседскими дворами.

Но были и городские усадьбы на одно строенье, вынесенные задворками к Головному арыку или к реке Алматинке. Здесь и жилые дома были солиднее, под тесовой или железной крышей. С улицы ставились массивные деревянные ворота, которые открывали вид на лужайку перед домом, отдаленно напоминающую «английский парк».

Переселенцы использовали не только семиреченские строительные приемы, но и следовали привычным вкусам, обрядам и обычаям. Так, например, опорные камни фундамента они поливали кровью зарезанного петуха. Под углы нижних венцов сруба помещали монеты, в потаенные места жилища — ладан да шерсть. Считалось, что таким образом в доме сохранятся тепло и уют, а нечистая сила не коснется родных и близких людей. Поскольку переселенцы ничего не знали о Семиречье, то старались забрать cо старого места жительства самое дорогое и необходимое. Везли они, например, полевые цветы в кадушках и плоские тяжелые камни в тряпицах для гнета при квашении капусты. Откуда им было знать, что цветов и камней в горном Заилийском крае хватит на всех с лихвой!

Время до основания стерло с земли алма-атинские дворики, ушли в прошлое яблоневые сады и тополевые аллеи. А с ними что-то не слышно пенья птиц — обыкновенного воробья, иволги и соловья, городской ласточки. Но,вот, однажды, уцелевшие от сноса усадьбы приглянулись представителям иностранных держав. И началась повальная реконструкция старинного дома Шахворостовых (здесь разместили посольство США), бывшего подворья Радченко (под посольство Пакистана), глазной клиники Фидлера (сюда переехало посольство Монголии), усадьбы лесовода Баума (для посольства Киргизии). Однако, недолго алма-атинские дворики радовались обретению второй жизни. Эти памятники истории и культуры были переданы в безвозмездное владение посольствам, иностранным фирмам и представительствам в обход Закона об охране исторического наследия. Новые владельцы перепланировали здания и теперь старые купеческие особняки лишь абрисно напоминают о былом. Как говорится, и на том спасибо, что памятники числятся памятниками, но охраняются государством, увы, не нашим…

предыдущая статья | наверх | следующая статья

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета