ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Алма-Ата от А до Я в калейдоскопе событий

ДЕЛО БЫЛО В АЛАТАУ

Артиллерией кокандцев командовал беглый сибирский каторжник Евграф… Все участники славного сражения получили на папаху особые знаки «За отличие в 1860 году».

О
сенью 1860 года, на местности Кара-Кастек, западнее укрепления Верное, произошла трехдневная битва между войсками Милля-хана, кокандского завоевателя Семиречья, и Герасима Колпаковского, в ту пору подполковника, командующего небольшим Заилийским гарнизоном. Славная победа в битве положила конец притязанием кокандцев на Семиреченские земли. В край пришел долгожданный мир, началось строительство и благоустройство поселений. В их числе возникли современные города юго-востока Казахстана: Алма-Ата, Каскелен, Талгар и Иссык.

СТРЕЛОК

Такие ружья использовались и на охоте, и в сражениях позапрошлого века
(оригинал фото см. в книге «Весь Алматы»)

В память об Узун-Агачском деле был поставлен на православном кладбище села Узун-Агач (тогда Казанско-Богородское) памятник, выполненный по эскизам петербургского ваятеля, академика архитектуры Александра Гогена. Непосредственно строительными работами и архитектурным надзором занимались известные в Семиречье зодчие Сергей Тропаревский и Андрей Зенков. 1 августа 1905 года состоялось торжественное открытие монумента воинской славы. На местности Узун-Агач собрались участники памятного боя, родственники героев сечи, просто, семиреки-станичники. Программа торжества включала имитацию боя и воспоминания его участников.

В условиях XIX столетия кокандцы применили психическую атаку, шли навстречу врагу сомкнутым строем, без выстрелов, развернув боевые знамена, под звуки военного оркестра, пытаясь устрашить, подавить волю и психику противника. Войско ограждали «кара-пильтаки» (черные палки), особые отряды, вооруженные березовыми дубинами, на случай позорного бегства воинства. Артиллерией кокандцев командовал беглый сибирский каторжник Евграф. Среди перебежчиков находим и вчерашних друзей Колпаковского — прапорщика Суранши, которому было предписано вести разведку. За ним покинули поле боя подпоручик Джанкозы Сюков и капитан Тезек Аблайханов со своими дружинниками.

Однако, ни предательство, ни кремневые и фитильные ружья, фальконеты да турки противника, ни психическая атака Милля-хана не способны были противостоять отряду Колпаковского, состоящего всего из трех рот пехоты и четырех сотен казаков, вооруженных двумя батарейными орудиями, четырьмя конными и двумя заплечными ракетными станками (прообразы минометов). Решающий бой начался рано утром 21 октября и после девяти часов рукопашных атак многотысячное войско кокандцев, дулатовцев и примкнувших к ним местных жителей, дрогнуло и повернуло обратно в Чуйскую долину. В числе трофеев на поле брани остались знаки власти — секира, знамена с бунчуком, красные и белые; военный оркестр — барабаны, литавры, трубы; доспехи — кольчуги, шлемы и щиты, пики, сабли и шашки. Кокандцы и дулатовцы потеряли ранеными и убитыми до 1500 сарбазов. Потери русского отряда были скромнее и состояли из двух убитых казаков, 26 раненых и 6 контуженых солдат и офицеров. В геройском списке, среди контуженых был Герасим Колпаковский. Герои сечи были отмечены орденами, чинами, именным оружием и высочайшим благоволением. Особо были отмечены подвиги командира узун-агачского отряда поручика Соболева, кастекского военачальника Экеблада, сотника Обуха и его конного артдивизиона, и есаула Бутакова. Последний первым принес весть, что неприятель очистил кара-кастекское поле битвы. По его докладу на рассвете 22 октября командующий Канаат-Ша, опечаленный гибелью любимого бачи, поспешно ушел с остаткими войска за Кастекский перевал. Cам есаул Бутаков погиб уже после окончания трехдневной семиреченской войны.

Колпаковский получил чин полковника и боевую награду Святого Георгия 4-й степени. Нижним чинам были розданы знаки отличия военного ордена по 4 на роту пехоты, по 3 на сотню и по 2 на взвод артиллерии. Среди героев — казаки Больше-Алматинской станицы Павел Набоков, Иван Седельников, Алексей Чеусов, Гарифулла Зелимханов, Федор Ульяшев, Семен Крюков, братья Иван и Андрей Лебединский, казаки Каскеленской станицы Николай Угрюмов и Иван Шаповалов, казаки Софийской станицы Захар Бедарев и Андрей Монастырев. Все участники славного дело в Алатау получили особые знаки на папаху «За отличие в 1860 году».
ПАМЯТНИК

Фото — Ярослав Солнцев

Спустя годы с установлением в Семиречье новой власти, 8 июня 1921 года, на местности Узун-Агач состоялся праздник бедноты, в программе которого, кроме байги и традиционного дастархана, значилось разрушение исторического памятника. Тогда, под ударами героя-молотобойца Камалетдинова и его товарищей были сбиты и бесследно исчезли чугунные доски и медальоны с именами и портретами участников битвы. Ушли на металлолом трофейные кокандские пушки, скрепленные цепью. И доблестный символ сечи — орел, терзающий на вершине памятника карту владений Кокандского ханства.

В течение вот уже долгих десятилетий стоит на холме полуразрушенный, бессмысленно поруганный людьми памятник, вызывая недоуменные вопросы неравнодушных. Впрочем, в оценках современников, Узун-Агачское сражение недостойно поминать даже в нелицеприятной критике, мол, оно несомненно подлежит забвению среди потомков. Тем более, у подножья Саурукова кургана успели установить обелиск батыру Карасаю, новому символу прошлой воинской славы.

предыдущая статья | наверх | следующая статья

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета