ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Город Верный

АЛМАТЫ В ИНТЕРЬЕРЕ ИСТОРИИ

В
ышло в свет уникальное издание — «Свод памятников истории и культуры города Алматы», где впервые предпринята попытка систематизировать архитектурное наследие бывшей столицы Казахстана с древнейших времен и до наших дней. Далеко не каждый старинный город не только на территории СНГ, но и в дальнем зарубежье может похвастаться подобной энциклопедией. Книга, выпущенная ТОО «Казахская энциклопедия», подготовлена ведущими учеными Казахстана М. Нурпеисовым, Е. Малиновской и В. Проскуриным.

ОБЛОЖКА

Обложка книги «Свод памятников истории и культуры города Алматы»
 
Листая страницы этой во многом уникальной книги, я словно вернулась в свой город детства. Вот такими, как на этих старых фотографиях, тихими и тенистыми, были когда-то его улочки с небольшими приземистыми домиками, ажурными ставнями и крылечками, выходящими на тротуары — память о старозаветной Алма-Ате времен купцов Пугасова, Шахворостова и Габдулвалиева. А вдоль дорог, обсаженных высокими пирамидальными тополями, в коре которых прятались мотыльки, журчали арыки с чистой (даже не верится, что такое было!) водой. Также размеренно и неторопливо текла и жизнь тогдашних алмаатинцев.

Увы, стремительный и расчетливый ХХI век, ураганом закрутивший патриархальный когда-то город, мало что оставил нам в память о прошлом. А прошлое — вот оно, буквально под ногами, надо только захотеть увидеть, и оно расскажет, «откуда есть пошла земля алматинская».

Случайная находка

Как свидетельствует «Свод памятников истории и культуры Алматы», в конце 70-х годов на территории погранучилища во время строительных работ были найдены две старинные серебряные монеты. Эка невидаль, скажете вы. Но эти монетки помогли ученым приоткрыть таинственную завесу истории, заглянув в прошлое. Изучая их, нумизмат В. Н. Настич сделал дерзкое предположение, что еще в ХIII веке (!) на территории нынешнего Алматы существовал не просто заштатный городишко, а крупный город, потому как именно таковой мог иметь собственный монетный двор. Более того, тот же Настич сумел прочитать на одной из монет, лучше всего сохранившейся, и название того самого древнего города. Поразительно, но оно полностью совпадает с его нынешним звучанием — Алматы! Вот и не верь после этого в случайности.
МАЛИНОВСКАЯ

Елизавета Григорьевна Малиновская
Кандидат искусствоведения, доцент, директор художественной галереи «ARK», член Международной Ассоциации критиков (AICA), лауреат премии Союза архитекторов СССР (1990). Автор более 300 статей, книг, монографий.
 
Хотя, как с горечью констатирует один из авторов этой книги, кандидат искусствоведения, академик Елизавета Малиновская, от памятников археологии на территории города уже мало что осталось, как, впрочем, и от военного укрепления Верного. Но ценность «Свода…» в том и состоит, что он воскрешает прошлое города, рассказывая не только о его архитектурных памятниках, но и о людях, которые составили гордость этого края: книга включает уникальные историко-биографические статьи-справки о почетных жителях Верного, что также предпринято впервые.

Кстати, по мнению Елизаветы Григорьевны, изначально город застраивался исключительно грамотно.

— При создании первых генеральных планов учитывался и печальный исторический опыт: Верный дважды подвергался мощным землетрясениям — в 1887 и 1910 годах, когда город практически был стерт с лица земли. А летом 1921 года на него обрушился разрушительный селевой поток. Наверное, поэтому Верный возводился не как дворцовый город с высокими каменными зданиями, а был сплошь деревянный, одноэтажный и больше напоминал образцовую деревеньку, благоустроенную переселенцами из разных уголков пореформенной России. Но при этом была создана очень четкая, грамотно продуманная сетка улиц. Строители Верного понимали, что такое климатические особенности, роза ветров и так далее, поэтому и считали необходимым развивать город в юго-западном направлении. К северу почва была степная, заболоченная, не случайно там располагалась так называемая промзона — кожевенные предприятия, бойня и т. д.

Улицы застраивались с учетом того, чтобы они хорошо проветривались. Была создана система обводнения и озеленения. Первоначально жители Верного пользовались водой из колодцев, в конце ХIХ века был проведен Головной арык, и воду стали брать из арычной сети Малой Алматинки.

Кстати, улица Тулебаева первоначально называлась Фонтанной, хотя никаких фонтанов там не было — просто по трубам самотеком шла чистая вода. Это было очень удобно, рационально, ведь использовался естественный уклон рельефа. Город был прорезан арычной сетью, а вдоль улиц в четыре ряда были высажены пирамидальные тополя. Все это создавало особый, очень щадящий микроклимат.

— То есть можно сказать, что город создавался для людей.

— Конечно, причем горожане очень активно в этом участвовали. Например, сажали во время свадеб деревья, саженцы которых выдавались бесплатно, за этим следили городские власти. Надо сказать, что озеленялся не только сам город, но и его окрестности — появились Березовая, Дубовая рощи, Казенный парк (сейчас это городской парк культуры и отдыха). Ну и, конечно, нельзя не сказать о таком явлении, как Роща Баума.

— Некоторые называют ее «рощей Баумана», явно путая исторические личности.

— Нет, нет, к большевику Бауману роща никакого отношения не имеет. Она была высажена в 1871 году по предложению лесоустроителя Семиречья Эдуарда Баума и первоначально называлась Казенной рощей, и лишь позже стала носить имя своего создателя. Надо сказать, что Баумы — это целая династия. Ее основатель Оттон Матвеевич Баум в наших краях никогда не был, он заведовал Пензенским училищем садоводства и безвозмездно посылал строящемуся тогда Верному семена и саженцы. А позже направил сюда и двух талантливых сыновей — Оттона и Эдуарда. Оттон Оттонович Баум был главным садовником Верненского Казенного сада, кроме того, он положил начало развитию сейсмо- и метеослужбы, а также появлению первого у нас зоопарка.

А Эдуард Оттонович Баум остался в истории как создатель знаменитой рощи.

К сожалению, город Верный мы практически утратили, и поэтому, когда встал вопрос, о чем и как писать, я попросила выслать материалы о Верном Владимира Проскурина, в прошлом известного алматинского краеведа, который сейчас живет в Германии. Я получила от него по электронной почте очень много материала, что и составило раздел о Верном.

Архитектура прошедшего времени

— К слову об утраченном. Недавно мне довелось побывать в Варшаве, вся историческая часть этого города во время войны была полностью уничтожена. Но как только война закончилась, первое, что сделали варшавяне, они восстановили, воссоздали «Старе място», то есть Старый город, центральную часть своей столицы. Как вы считаете, можно было бы и нам восстановить хотя бы некоторые утраченные архитектурные памятники?

— В принципе, можно. Правда, не сохранились чертежи всех старых зданий, хотя в начале 90-х годов паспорта были на все такие дома. Но когда закрывали институт «Проектреставрация», то во дворе сложили костер из старых документов и все сожгли. Хорошо, археологи смогли оттуда кое-что свое повытаскивать. Немного документов осталось в других организациях.

Обидно, что и сейчас мы продолжаем терять старый город, но теперь объектом сноса стала советская архитектура. Алматы сейчас катастрофически быстро меняет свой облик, особенно центральные районы, с чем я лично совершенно не согласна. У нас есть еще достаточно ветхих зданий, не представляющих исторической ценности, более того, целые микрорайоны, промзоны, которые надо сносить.

— А от Верного что все-таки осталось?

— Очень мало. К счастью, осталось здание, в котором сейчас располагается медучилище, напротив соснового парка, говорят, там будет музей Алматы. До революции это был приют с красивой церковью. Это видно на сохранившейся фотографии тех лет. Когда Алма-Ата стала столицей, купола церковные снесли. В здании приюта расположился ВЦИК, детей сразу загнали в Иссык. Вы же знаете, что советская власть была беспощадна к людям. Рядом, на месте бывших огородов и садов приюта, построили стадион для чекистов, тогда же пострадала часть соснового парка.

А ведь здание приюта строилось на пожертвования жителей Верного. Причем самые разные люди вкладывали в это не только свои деньги, но и любовь к обездоленным малышам. Кстати, большевики уничтожили и множество храмов, которыми богат был город. Вандализм доходил до того, что в Никольском храме, например, была устроена конюшня, и крутое крыльцо закрыли пандусом, чтобы удобно было загонять в храм лошадей!

Что же касается возможности воссоздания старого города, то сейчас, например, начинается музеификация крепости, откуда и пошел наш город. Там будет туристическая зона.

«Черные дыры»

— В «Своде памятников истории и культуры Алматы» впервые опубликованы материалы по многим сооружениям, которые считались «белыми пятнами» в истории нашего города. Но как вы сказали, кроме них есть еще и «черные дыры», умалчивая о которых, мы искажаем картину застройки Алматы…

— Необходимо, наконец, сказать правду об истории сталинских новостроек, о репрессированных архитекторах. Без этого невозможно представить реалии, масштабы и темпы превращения провинциального городка в столицу республики. Мне хотелось бы назвать имя талантливого архитектора Владимира Николаевича Львова, незаслуженно вычеркнутого из истории архитектуры. Это был подлинный интеллигент, очень эрудированный человек, который представлял особый тип проектировщика, сочетающего знания и архитектора, и инженера. Вообще, надо сказать, что в строительстве «Большой Алма-Аты», как тогда называли новую столицу, принимали участие лучшие зодчие страны — А. Гегелло, М. Гинзбург, И. Леонидов, Д. Кричевский, В. Кокорин, В. Владимиров, Н. Круглов, Б. Рубаненко, Г. Симонов, Д. Фридман.

Творчество этих архитекторов мало известно, оно осталовь в тени достижений советской архитектуры. А ведь это они создали новаторские для региона по технико-конструктивистским возможностям, стилю, типологии сооружения, которые и определили облик новой столицы. Менее чем за десятилетие провинциальный городок, застроенный «одноэтажными домиками с деревянными ставнями наружу, резными карнизами и тенистыми помещичьими крылечками», так писали об Алма-Ате Ильф и Петров, которые прибыли в наш город в 1930 году из Москвы первым составом Турксиба, превратился в по-настоящему столичный город.

— Кстати, ведь после революции столица переносилась несколько раз…

— Да, в 1925 году из Оренбурга она была вначале перенесена в Ак-мечеть, так когда-то называлась нынешняя Кызылорда, а затем в 1929 году — в Алма-Ату. Причем надо сказать, что выбор в качестве столицы Ак-мечети был продиктован прежде всего политическими мотивами, в то время как с точки зрения экономической, природно-климатической, да и просто житейской — это был полнейший абсурд. И тем не менее в строительство были вложены немалые средства, и, по сути дела, за очень короткий срок был построен новый город. И все это сделала группа талантливых инженеров и зодчих, которых в итоге обвинили «во вредительстве».

Тогда, в 1928 году, впервые в Казахстане выездная сессия Верховного суда РСФСР провела открытый процесс. На скамье подсудимых оказались П. Т. Будасси, С. В. Гольдгор, И. И. Маркушевич, С. А. Баграков и М. Т. Тынышпаев. Этим процессом партчиновники прикрывали собственную некомпетентность в выборе места столицы, неоправданные затраты огромных средств, аврал и штурмовщину. Суд проходил в клубе железнодорожников при большом стечении «пролетариата столицы», который «криками клеймил бывших дворян», «бывших инженеров», требуя их расстрела. Так ежедневно комментировала этот процесс газета «Советская степь». Однако эти люди уцелели, тогда репрессии были не столь беспощадны — после длительного пребывания в тюрьмах их сослали в лагеря, преимущественно на Соловки, а затем на строительство канала Волго — Балт.

Разгромом старой интеллигенции, учиненной Сталиным, и объясняется тот факт, что после переезда столицы в Алма-Ату ее застройка началась словно с «чистого листа». Были объявлены Всесоюзные конкурсы на сооружение многих крупных объектов, приглашались специалисты из центра, но было и немало сосланных.

— И тем не менее Алма-Ата как новая столица тоже воздвигалась ударными темпами, и в ее строительство вкладывались огромные деньги…

— Так-то оно так, за очень короткий срок, даже по нашим меркам, — около пяти лет — в Алматы появилось множество разнообразных объектов: больницы, столовые, школы, вузы, крупные административно-правительственные и промышленные здания, санатории, электростанции, водопровод, множество жилых домов… Были благоустроены улицы, и по ним пущены первые автобусы и трамваи, вечерами светились окна театров, громадного Дворца культуры, «звукового кино» — кинотеатра «Алатау».

Об этих ударных стройках, о героях труда, о сданных метрах и объектах постоянно рапортовали газеты, но это был лишь красивый фасад, за которым скрывался тяжелый подневольный труд. Мало кто тогда знал, да и сейчас, я думаю, тоже, что практически каждая стройка была маленьким концлагерем, где за колючей проволокой и высокими заборами трудились и умирали от голода и болезней прибывшие из лагерей заключенные, спецпереселенцы с семьями, раскулаченные, члены «байских семей». Мне приходилось много работать в архивах, и документы тех лет, а также то, что читалось между строк, показывают изнанку триумфально победных темпов возведения зданий.

— А какие постройки были наиболее значимыми?

— Самые крупные объекты тех лет — это Дом Правительства, оперный театр, Госбанк, Главпочта, комплекс зданий ГПУ и жилье для «стахановцев» и «специалистов», так называемые «косые дома». Причем создание всех этих объектов контролировалось «Отделом особого строительства» ПП ОГПУ. Поэтому можно сказать, что в истории отечественных репрессий этот период оставил не менее кровавый след, чем страшный 1937 год.

Камо гредеши?

— Елизавета Григорьевна, по какому принципу отбирались объекты, которые вошли в Свод памятников?

— Естественно, самые интересные, в частности жилые дома, которые во многом формируют ансамбль центра. Классическим примером в этом плане является застройка в начале 1950-х годов центральной части города вокруг Дома Правительства. Кстати, было несколько вариантов этого проекта, окончательный, созданный архитекторами М. Левинсоном, И. Сумароковым и Н. Рипинским в 1954 году, объединял центральную и вокзальную площади с помощью трех параллельных улиц — Абылай-хана, Байсеитовой и Панфилова. В результате образовался цельный архитектурный ансамбль: здание Дома Правительства, раскрытое на улочку-бульвар, было связано с главными улицами города и получило прекрасную площадь перед северным фасадом. Этот проект имел великолепные градостроительные перспективы, превратив центр города в систему площадей, зеленых и пешеходных зон, объединенных главной и сопутствующими улицами. К сожалению, он не был реализован.

— Старая Алма-Ата завораживала своей неповторимой аурой. Первыми по старинной архитектуре безжалостным катком прошлись большевики. Сейчас мы переживаем вторую капитальную перелицовку города. Как вы думаете, на что он будет похож?

— Будет безликий современный город.

— Но разве плохо быть современным?

— Видите ли, каждое время по своему понимает современность. Например, в 40-е годы это «архитектура национального стиля», в 30-е — конструктивизм, трансформированная, «упрощенная» классика. Пример тому — искаженное с точки зрения архитектуры здание концертного зала на Толе-би. Но когда-то это считалось современным, актуальным.

— Но тогда новые здания тоже создавались на руинах старых…

— Но не сносились тотально улицы, все-таки застройка шла щадяще. А сейчас нередки случаи, когда здание задним числом выводится из списков памятников архитектуры и сносится как ветхое.

— Можно вспомнить дом генерала губернатора, что стоял на проспекте Достык и Толе-би…

— Да. Он был построен более 100 лет назад. Правда, после революции был перестроен. Надо сказать, что это здание вообще было судьбоносным для города — весной 1918 года здесь была провозглашена советская власть. Этот дом описал в своем романе «Мятеж» Дмитрий Фурманов. В годы войны здесь снимался фильм «Парень из нашего города». В советские годы в нем бывали Ворошилов, Калинин, Киров, о чем рассказывали установленные на доме многочисленные мемориальные доски.

— То есть это был живой свидетель истории страны, если можно так сказать о здании…

— Конечно. Но до сих пор не известно, кто же был виноват, что здание в 1994 году частично сгорело, и почему его снесли, хотя было принято решение о реконструкции и восстановлении этого памятника архитектуры.

— Кстати, дом генерал-губернатора – это и пример того, что архитектура и идеология всегда были сильно связаны. В советский период в чем конкретно это проявлялось?

— Прежде всего в том, что в первую очередь создавались представительские здания для партийно-административной номенклатуры, которые строились достаточно помпезно. В ущерб жилью, садикам, всему остальному, что возводилось по типовым, малоинтересным проектам.

— В 60—70-е годы, когда у нас выросли местные кадры, стали говорить о национальной струе в архитектуре…

— Национальной архитектура была и в 40-е годы. В столице стали появляться здания с элементами национального декора, скажем, тот же театр оперы и балета. Это важнейший этап в становлении национальной архитектурной школы, и это нельзя сбрасывать со счетов.

— В современной архитектуре это просматривается, или мы стали космополитами?

— Скорее всего, последнее. Сейчас появились новые технологии в строительстве, жилье разного уровня комфорта и стоимости. Активно возводятся офисные здания, бизнес-центры, гольф-клубы, супермаркеты, развлекательные центры, чего раньше не было. Алматы развивается очень быстрыми темпами, оставаясь культурным центром страны. Ведь здесь сконцентрирован очень мощный потенциал многих поколений, людей активных, талантливо, нетрадиционно мыслящих, но другое дело, что, развиваясь, мы должны были сохранить исторический слой.

— В общем, получается, что мы опять с «чистого листа» создаем новый город?

— Увы, это так. Хотелось бы продолжить работу, начатую «Сводом…», еще одной книгой, где будут мемуары архитекторов, истории о том, как строились отдельные дома, проходили архитектурные конкурсы, где будет очень много материалов, именно биографического характера по советскому периоду. В частности, очерки об интересных людях и просто горожанах. Условно я называю будущую книгу «Хроники»…

© Елена БРУСИЛОВСКАЯ
Опубликовано в газете «Казахстанская правда», 4 мая 2007 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета