ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Город Верный

ПРИЗРАКИ ВЕРНОГО

Г
остиница «Европа», ресторан «Париж», модные магазины женских шляпок и обуви «Варшава» и «Вена», кинотеатр «ХХ век», курсы шоферов Карпа Овчарова, горюче-смазочные склады «Братьев Нобель», а еще «Торговый дом Г. А. Шахворостова с сыновьями» и «Наследники коммерции советника Н. И. Иванова». Как вы думаете, где это?

ВЕРНЫЙ Таким был Верный в XIX веке…
 
Вторая половина ХIХ века, город Верный. Столица Семиреченского края, огромной империи. «Дикая глушь», если смотреть глазами петербуржца того времени, и «красивейший оазис на границе гор и степи» для жителей и гостей города, живущих в нем.

Сегодня, спустя полтора столетия, мало что в современном Алматы напоминает тот город — одноэтажный, основательный, «зеленый и прохладный», как описывают его в своих заметках очевидцы тех лет. Лишь десяток архитектурных памятников (да и то, надо заметить, основательно пощипанных не столько временем, сколько человеком) еще хранит в себе дух Времени.

Одно из таких зданий — дом купца Сергея Шахворостова, что стоит на пересечении современных улиц Фурманова и Айтеке би. Сегодня в этом красивом и уютном доме расположилось посольство США. Говорят, что против передачи здания в аренду иностранному диппредставительству в свое время активно противились архитекторы, которые боялись, что, сохранив внешний фасад, новые хозяева перестроят все внутри. Ведь именно такая участь постигла почти все алматинские «памятники архитектуры, охраняемые государством», сданные в аренду частникам. Новые «хозяева», как правило, затевают внутри старинных зданий евроремонты, устилая полы ковроланом взамен деревянных паркетов, потолки — подвесными плитками, снося стены и вставляя в окна пластиковые рамы. Несколько месяцев назад «дом Шахворостова» начали окружать строительные леса…


История Верного в проекте Владимира Проскурина «Алматы: вчера, сегодня, завтра»: Во исполнение плана 1868 года в Верном за несколько лет разбили 11 площадей, из них 5 торговых, где размещались овощной, дровяной и конный рынки, гостиные ряды. В декабре 1874 года на улицах города было установлено 33 фонаря, в которых с наступлением темноты зажигались стеариновые свечи. К 1879 году население Верного составило 18423 человека, в этом же году получили названия первые 43 улицы города. В 1882 г. в г. Верном была открыта первая аптека. Став центром Семиреченской области, Верный начал развивать промышленность и ремесла. Были открыты спиртоводочный и пивоваренный заводы, фабрика по выделке грубошерстного сукна. Самыми крупными предприятиями города были табачные фабрики Гаврилова (1875) и Кадкина (1900).

…Жил-был в городе Верном купец первой гильдии, меценат и уважаемый гражданин Григорий Шахворостов. Его торговая лавка, которая позже переросла в «Торговый дом Г. А. Шахворостова с сыновьями», была одним из первых коммерческих предприятий в городе, торговала «колониальными товарами» (импортом, если выражаться современным языком). Степень известности купца Шахворостова в Верном ярко и точно описана в романе Юрия Домбровского «Хранитель древностей». Герой романа в 60-х годах уже двадцатого столетия беседует со сторожем-старожилом об истории города. И вот что ему рассказывает старик о самых знаменитых фамилиях Верного: «Может, слышали купца Шахворостова? Ну, конечно, как же не слышать — свои ряды на всю Торговую улицу, на Хлебном рынке свои лабазы».


Андрей Зенков в «Семиреченских областных ведомостях»: «С глубокой верой за успехи будущего я не боюсь за наш город — за нашу Семиреченскую и в то же время сейсмическую область. Я верю в ее будущее, я верю, что … наш город украсится солидными, в несколько этажей, каменными, бетонными и другими долговечными строениями… При специальном устройстве фундаментов … вполне допустима конструкция грандиозных по высоте, до 30-40 этажей … зданий».

В те времена (вторая половина ХIХ века) Верный делился на так называемые «разряды». «Первый разряд» составляли здания в квадрате улиц Казначейской (ныне Калдаякова), Торговой (Жибек жолы), Сергиопольской (Тулебаева) и Командирской (Богенбай батыра). Здесь были сосредоточены лучшие здания в городе: дом военного губернатора, украшенный колоннами, дома городского начальства и епископа Туркестанского, Дом офицерского собрания, мужская и женская гимназии, собор, типография Семиреченского областного правления и другие. (В районе «второго разряда» — на восток до берега Малой Алматинки и на запад — до улицы Казарменной (Панфилова) — в менее красивых домах проживали низшие чины, офицеры, купцы; а «третий разряд» охватывал остальную часть города, в нем селилась беднота в лачугах и глиняных домиках). На углу нынешних улиц Кунаева и Жибек жолы, где в наше время расположился Дом моды, и был построен Торговый дом Шахворостовых.

Позже Шахворостов-старший, у которого было четверо сыновей, поставил каждому из них по отдельному дому. Сергею Шахворостову достался дом, ставший героем нашего повествования. Строили дом по проекту архитектора Андрея Павловича Зенкова рабочие его же артели. Талантливый архитектор, выпускник Петербургской инженерной академии А. П. Зенков по праву считается «отцом верненской архитектуры». Почти все известные старинные здания Алматы построены по его проектам. Самым грандиозным творением Зенкова является Кафедральный собор (в Парке 28 гвардейцев-панфиловцев).

В отличие от прочих городских архитекторов, которые после сильного землетрясения 1867 года, в результате которого было разрушено 1 798 кирпичных домов, предпочитали строить одноэтажные, приземистые деревянные дома, Андрей Зенков разработал новые методы строительства в районах, подверженных землетрясениям. В то же время во внешнем облике своих творений он сохранял характерные «верненские черты»: обилие элементов деревянного зодчества. Строения венчались «бочками и шатрами», украшались «подзорами, петушками, полотенцами» и прочей резьбой по дереву. Вот как определяет «стиль Зенкова» герой романа «Хранитель древностей»: «[Зенков] изгибал и ломал линии крыш, украшал их мелкой резьбой и, заканчивая, воздвигал как пьедестал всему огромное гладкое лобное место крыльца, а потом накрывал его еще сверху куполом; в городе, подверженном землетрясениям, он возводил шпили, арки над окнами, узорные решетки на окнах, крыл их киноварью и зеленью…». Деревянные «кружева» по периметру крыши, резные ставни и живописное крыльцо по сей день украшают здание посольства США.

По предположению некоторых исследователей истории Алматы, здание современного Almaty Merchant Bank (трехэтажное с колоннами), что стоит через дорогу от дома Сергея Шахворостова чуть выше по Фурманова, принадлежало другому брату — Петру. Однако правнучка Петра Шахворостова Эмилия Анатольевна в интервью одной из алматинских городских газет рассказала, что дом ее предка при Советской власти был снесен.

Отдельные дома и наследство поровну не разъединили братьев Шахворостовых. После смерти отца они объединили капиталы и построили суконную фабрику в поселке Каргалы. Строили долго, целых 10 лет, но основательно. Предприятие работает до сих пор. В свое сукно Шахворостовы в 1914 году одевали всю российскую армию.

После установления Советской власти в доме Сергея Шахворостова расположилось первое городское медицинское училище. Вплоть до середины 60-х годов ХХ века будущие гиппократы постигали азы своей профессии в этом уютном доме. Впрочем, с медицинской тематикой дом расстался еще не скоро. После училища сюда въехал Музей медицины Казахстана (был такой в свое время). Интересная деталь — один из братьев Шахворостовых в конце позапрошлого века возглавлял верненскую больницу Общества Красного Креста (по-современному, городскую «Скорую помощь»).


Вот что рассказал герою романа Юрия Домбровского старик-сторож про главного архитектора Верного: «Андрей Павлович, инженер Зенков. Знаменитейший строитель был. И теперь еще жив. Но теперь что… А я его еще когда помню! Тогда помню, когда на этом месте ничего не было. Все начисто землетрясение снесло. Одни завалы остались. Я молодой парень был, батрачил. Так нас с лопатами сюда гоняли. Хотели уж на другое место город перенести и с Зенковым советовались, а он отсоветовал. Говорит: «Незачем переносить — строили неправильно, вот и снесло. А мы построим как следует — и будет стоять век. Ни одно землетрясение не шелохнет». И вот верно, стоит — не шелохнется. — Так, может, и землетрясений с той поры не было? — спросил я. — Здравствуйте! А одиннадцатый год? — обиделся сторож. — Страшнейшее землетрясение было! Земля провалилась, горы разошлись. А что зенковское было, то так и осталось стоять. Даже стекла не вылетели…».

…И все-таки представить себе Алма-Ату без построек Зенкова невозможно. При всей его любви к архитектурным побрякушкам, резному дереву и гофрированному железу было у него какое-то честное и четкое единство детали, что-то такое, что роднило его здание с рождественской елкой, разукрашенной снизу доверху. Тут тебе и звезда, тут тебе и петухи, тут еще и другие бессмысленно красивые завитушки и кренделя. И есть, есть в его зданиях что-то действительно нарядное, по-настоящему ликующее и веселое. Он хотел радовать и удивлять людей, и, конечно, ему это удавалось. Я уверен, что люди, проходя мимо его здания, поднимали головы и улыбались: до чего же это все-таки забористо! Выкиньте Зенкова с его чудесными теремами и башнями из города Верного — и сегодняшняя Алма-Ата станет уже чуточку иной. И даже не чуточку иной, а совсем иной… (Ю. Домбровский. «Хранитель древностей», 1961 г.)

© Фатима КОСАЕВА
Опубликовано в журнале «Exclusive», №1 (10), январь 2003 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета