ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Город Верный

НЕВЕРНЫЙ ГРАД

П
ревращение Алма-Аты в Алматы порой не волшебство, а колдовство. За десять с копейками лет город запаковался в турецкую плитку и закрылся англосаксонскими вывесками, автомобильные пробки такие, что хоть на метле летай. Но пока вы стоите в пробке, оглянитесь — этот город изваян из Чуда. Вон на Фурманова — Гоголя горстка нервных мужиков с современным убойным оружием сторожит дом купца Шахворостова и… Реввоентрибунал. Между прочим, тот самый трибунал, что расстрелял мятеж горожан, вызванный бурной революционной деятельностью охочего до охоты в Мало-Алматинском ущелье и хмельного от медовухи особо уполномоченного комиссара Турккомиссии по делам Семиречья Дмитрия Андреевича Фурманова.

ОБЛОЖКА КНИГИ

Дмитрий Фурманов. «Мятеж» — «Правда», М, 1980
 
«Торговый дом Г. А. Шахворостова с С-ми», «Наследники коммерции советника Н. И. Иванова», гостиница «Европа», ресторан «Париж», кинотеатр «XX век»… Этот город и сто лет назад был крут! Назывался он тогда Верный, и магазин модной обуви «Вена» давал, например, такую рекламу: «Из Америки, по слухам, едут высокие дамские шевровые полусапожки из разноцветной кожи до 17 рублей. Что будет среди местного дамского общества? Целое землетрясение!».

Трясли почву под ногами денежных людей и местные оптовики, рекламировавшие «муку и молоко Нестле, альбуминное железо Грюнинга, гематоген Гомеля», зазывавшие: «Лучшая крыша «Руберойд» превосходит толь и железо, не ржавеет, не вытекает и не требует окраски, и главное — дешевле».

А ведь этой «лучшей крышей» и другими «колониальными товарами» (читай, импортными) торговал «Гостиный двор Шахворостова», в начале века названный путешественниками: местный «Мюр и Мерилиз». Его снес «девятый вал» перемен, но в городе яблок (сейчас киргизских и иранских) остались дома сыновей купца первой гильдии, мецената и уважаемого гражданина Верного Григория Шахворостова. Сергей и Петр после смерти отца объединили капиталы и построили суконную фабрику в поселке Каргалы, которая работает по сию пору. А ведь в свое сукно Шахворостовы в 1914 году одевали всю российскую армию!

Ну а потом грянула революция. И в дом Сергея Шахворостова «вселился» Реввоентрибунал. С его крыльца «художник революции» Дмитрий Фурманов уезжал на охоту и отсюда выводили мятежных горожан на расстрел. Роман «Мятеж» и был написан по горячим следам верненского бунта против советской власти, который вспыхнул 12 июня 1920 года. А устроил эту бучу бухой (извините за каламбур) Фурманов.

Верхом на своей любимой кобыле Жучке он любил охотиться в предгорьях (а они в то время начинались от нынешнего проспекта Абая — тогда Головного арыка). Раз писатель-большевик настолько нализался медовухи, налитой лесником, что до урочища Медео добраться не смог. Вот что он сам пишет в своем дневнике: «На обратной дороге проломил голову, сижу дома перебинтованный». К сему известный краевед (увы, уже не наш — переселился недавно в Германию) Владимир Николаевич Проскурин в своих «Очерках истории Алма-Аты» добавляет: «Досталось и любимой комиссаровой Жучке. Та долго хромала, вспоминая тайные похождения хозяина в Мало-Алматинском ущелье».

Дошло до того, что все население города восстало против «энергичной революционной работы группы Фурманова». Нескольким партийным работникам удалось бежать от народной расправы. Они призвали на помощь 27-й кавалерийский красный полк «дикой дивизии», на их счастье оказавшийся в окрестностях города. И в результате принятых мер население города сократилось вдвое…

К слову, в 1928 году съемочная группа «Совкино» сняла по роману всадника Жучки киноленту «Мятеж». В том же году сюжет был поставлен на нашей драматической сцене объединенной труппой казахских и русских актеров, а в 1937 году опера «Мятеж» вышла на московские подмостки. То есть идеология делалась здесь — вплоть до художественной картины алмаатинца Л. И. Бортникова «Выступление Д. Фурманова на митинге в Верненской крепости».

Затем дом занял Джетысуйский губком партии, после здесь размещалось первое городское медицинское училище, потом — музей медицины Казахстана.

Ныне же этот памятник истории и архитектуры, который находится под охраной государства, принадлежит посольству США в Казахстане. То есть охраняется совсем другим государством. И охрана эта, надо сказать, сурова. Едва мы с фотокором Сериком Ковланбаевым появились на улице Фурманова, чтобы снять современный вид купеческого дома, как нас тут же окружили секьюрити посольства и наши постовые полицейские с автоматами.

Доводы, что мы находимся на казахстанской земле, не подействовали. «Режимный объект, съемка без разрешения посольской службы запрещена, или сотрите фотографии, или окажетесь в ГУВД» — мы оказались на чужой территории! Мимо шли или проносились в авто казахстанцы, и никто из них не догадывался, что на несколько минут оказывается в… Америке. Потому что она повсюду, куда достигает зрение охраны дома №99 по ул. Фурманова.

Передаче здания в аренду иностранному диппредставительству в свое время активно противились архитекторы, справедливо опасавшиеся, что, сохранив внешний фасад, новые хозяева перестроят все внутри. А иностранцы, как правило, и затевают внутри старинных зданий евроремонты, устилая полы ковроланом взамен деревянных паркетов, потолки — подвесными плитками, снося стены и вставляя в окна пластиковые рамы.

И такая участь постигла не только дом Шахворостовых. В обход закона об охране исторического наследия посольствам, иностранным фирмам и представительствам были переданы во владение такие памятники истории и культуры, как бывшее подворье Радченко — ныне посольство Пакистана, глазная клиника Фидлера — занимало посольство Монголии, усадьба лесовода Баума — посольство Киргизии…

Так что глядите в оба и читайте — мы еще раскроем вам секреты колдовства.

© Расул ШБИНТАЕВ
Опубликовано в газете «Экспресс К», 5 марта 2004 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета