ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание
 
Творчество В.Н. Проскурина
 
Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика








Очерки истории Алматы
Краеведческие очерки В.Н. Проскурина

ГОРОД ВЕРНЫЙ С ВЫСОТЫ СОБОРА

Б
олее ста лет назад Верный с парой десятков тысяч жителей представлял собой не нынешний мегаполис, а одноэтажную деревеньку. Над резными крылечками крепились для солидности массивные металлические вывески «Торговый дом Г.А.Шахворостова с С-ми» или «Наследники коммерции советника Н.И.Иванова», гостиница «Европа», ресторан «Париж», кинотеатр-иллюзион «XX век». Газета «Семиреченские ведомости» не без иронии писала, что «…в условиях повальной болезни поддержать репутацию полукустарного или несостоявшегося заведения пышной вывеской с многообещающим названием следовало бы подумать о переименовании Верного в город… Реномэ»…


ИНЖЕНЕР АНДРЕЙ ЗЕНКОВ С СУПРУГОЙ И ПРИЁМНОЙ ДОЧЕРЬЮ

Инженер А.П.Зенков с супругой А.П.Чернышёвой и приемной дочерью Ниной
 
В годы перед Первой мировой войной в России наибольшее распространение в архитектуре и строительном искусстве получил так называемый «ропетовский стиль», названный так в честь известного архитектора Ивана Павловича Ропета (настоящие его отчество и фамилия – Иван Николаевич Петров). При строительстве зданий широко использовались детали русского деревянного зодчества, чисто декоративно, зачастую без учёта их места в постройке, окружения, назначения.

Специалисты строительного отделения Верного, обязанности начальника которого в 1900-1917 годах исполнял областной инженер Андрей Павлович Зенков, несомненно пользовалось этими приёмами при строительстве городских зданий. Традиции русско-сибирского зодчества были отчётливо видны на примере капитальных построек, выдержавших натиск стихии Кеминского землетрясения в последние дни 1910 года – 4-этажных деревянных мельниц верненских купцов Гавриловых и Лутмановых, а также 54-метрового «небоскрёба» Туркестанского кафедрального собора.

В 1913 году строительное отделение получило архитектурно-строительный заказ на возведение выставочных павильонов юбилейной сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки, посвящённой 300-летию Дома Романовых. Комиссаром выставки стал Сергей Николаевич Велецкий, а Зенкова назначили председателем 5-го отдела выставки, под его началом работали такие известные архитекторы и строители Семиречья, как Б.Х.Шлегель, С.А.Симанов, И.П.Базилевич. В этом же ряду и инженер Анатолий Александрович Пугаченков.


ИНЖЕНЕР АНАТОЛИЙ ПУГАЧЕНКОВ С ДОЧЕРЬЮ ГАЛИНОЙ

Инженер А.А.Пугаченков с дочерью Галиной, будущим академиком
 
Организаторы отвели под выставку 16 десятин земли в восточной части городского парка (ныне – парк 28-ми гвардейцев-панфиловцев) и прилегающих к нему улиц, на которых и были возведены 28 казённых и 15 частных павильонов. Выставка открылась 17 сентября 1913 года.

Символично, что у ворот выставки, сразу же за Кафедральным собором, поставили памятник-бюст императора Александру II, в царствование которого и были заложены успехи новой Семиреченской области. Наиболее значительными зданиями являлись Офицерское собрание, где разместили лесной отдел Семиречья, а также образцовая школа Прокудина, перенесённая с годами на берег Алматинки и получившая ныне досадное название – ресторан «Пугасов».

Главная аллея парка, вдоль проспекта Колпаковского (ныне – проспект Достык), украсилась юртами, где было представлено многообразие национального искусства, быта и промыслов народов Семиречья. В восточной части Пушкинского сада и на прилегающих улицах строители возвели павильоны торгово-промышленных домов: в «ропетовском стиле» – наследников Исхака Габдулвалиева, в «мавританском» – купцов Шахворостовых, корпус заводчика Х.А.Тюменева – как точную копию вальцево-механической крупчаточной мельницы товарищества «Мукомол» в Петропавловске. Небольшое, но очень привлекательное здание торгового дома «Н.Я.Пугасов и С-я» выделялось в конструктивном отношении и было построено в «романском стиле». А павильон товарищества «Наследники коммерции советника Н.И.Иванова», несомненно лучший из всего созданного – в «готическом стиле». В ансамбле деревянные павильоны, увенчанные «бочками» и «шатрами», украшенные «подзорами», «петушками», «полотенцами» и прочей сухой резьбой (а крыши некоторых павильонов были искусно покрыты обычной стружкой), в силу своей декоративности имели шумный успех.

При возведении выставочных павильонов строители использовали последние новинки строительной техники и материалов – рубероид, террофазерит (искусственный шифер), линолеум. Были впервые применены железобетонные изделия местного завода «Ф.И.Титов и наследники». Прежде всего трубы, заменяющие деревянные, выдолбленные из стволов тянь-шанской ели. Новые типы зданий несли на себе печать примитивной стилизации, удачного взаимодействия традиций русской архитектуры с поисками самобытных архитектурно-строительных, в частности, антисейсмических, конструкций и технологий.

Среди инженерно-конструкторских работ были и собственные либо совместно с коллегами проекты А.А.Пугаченкова. Его дочь и будущий академик АН Узбекской ССР Галина Анатольевна Пугаченкова впоследствии писала, что «…отец по приезде в Верный сблизился с областным инженером Андреем Павловичем Зенковым, чей великолепный Собор легко стремящегося в высь силуэта до сих пор является украшением Алма-Аты. …Зенков был моим крёстным отцом и, возможно, именно это обстоятельство предопределило мой дальнейший выбор профессии».

Тем временем началась Первая мировая война… Как следует из архивных документов, 21 апреля 1917 года полковник Зенков отправляется на фронт, и его место начальника строительного отделения, а заодно и областного инженера (с 20 мая 1917 г. по 21 января 1918 г.) занял инженер Пугаченков. Зенков переписывался с коллегой, будучи старшим производителем работ, а затем начальником инженерных складов 11-й армии Юго-Западного фронта, располагавшейся в городе Староконстантинове Волынской губернии.

Поиск биографий областного архитектора А.А.Пугаченкова (1890-1930) и его старшего коллеги А.П.Зенкова (1863-1936) открыл нам верненское окружение в их повседневной жизни, о чём сохранились воспоминания и переписка в госархиве Алма-Атинской области. По настоятельной просьбе Галины Анатольевны была проведена работа по розыску послужных списков её родителей – Анатолия и Софьи Пугаченковых. Было обнаружено личное дело областного архитектора Пугаченкова, составленное и подписанное его рукой, что привело его дочь к долгим просмотрам семейных фотоальбомов, пересказам и воспоминаниям. Вместе со словами благодарности моя собеседница часто вспоминала верненские эпизоды своей жизни, связанные с семьёй, отцом и инженером Зенковым…

Пугаченковы – Анатолий да Софья

Приведём краткие биографические данные родителей Галины Анатольевны Пугаченковой.


КОНСИСТОРИЯ В ВЕРНОМ

Консистория в Верном (проект инж. А.Пугаченкова)
 
Отец – Пугаченков (Пугаченко) Анатолий Александрович (родился 11 февраля 1890 года в Благовещенске – умер 15 мая 1930 года в Самаре), областной архитектор Семиреченской области (с 1 июня 1913 года по 20 мая 1917 года), инженер-технолог и педагог. Построил совместно с инженером А.П.Зенковым церковь Всех скорбящих Радости, Пастеровскую станцию, епископскую консисторию с архивом, учительскую семинарию, школу садоводства (урочище Медеу), сейсмическую станцию. Вёл строительство новой мужской гимназии по улице Мещанской (не закончено; в советские годы – школа №10), дома купца Габдулвалиева на улице Сергиопольской, мельниц и мостов на реке Алматинке. Пугаченков занимался проектно-сметной документацией, фотофиксацией и описанием памятников истории и культуры (среди них, обелиск славы в Узун-Агаче), реставрацией храмов.

Кроме прочего, инженер Пугаченков исполнял обязанности дорожного инженера Семиреченского переселенческого управления (с 1 сентября 1915 г. по 1 апреля 1918 г.), а также заведующего Верненской городской телефонной сетью (с 1 октября 1915 г. по 1 мая 1917 г., проект инженера И.П.Павлова). Между прочим, А.А.Пугаченков успешно провёл в 1916 году реорганизацию телефонной сети на 100 номеров. Эта система действовала в Алма-Ате до 1928 года.

Надо сказать, что в провинциальном городке, каким был тогда Верный, появление телефона, кино, автомобиля было не только редкостью, но и обязанностью чиновника строительного отделения. Областной инженер одновременно являлся механиком и ирригатором – в зависимости от задач, поставленных Семиреченским областным правлением и Войсковым правлением Семиреченского казачьего войска.

После установления Советской власти и ликвидации строительного отделения (с 1 мая 1918 г.) А.А.Пугаченков вплоть до 1924 года занимал высокие должности в Комгосооре (Комитет государственных сооружений и общественных работ при Совете народного хозяйства). Короткое время он занимал также должность декана технического факультета Верненского народного университета (с 1 сентября 1918 г. по 1 мая 1919 г.). Инженер Пугаченков – постоянный автор публикаций по теоретической механике, переводных и собственных научно-популярных статей по дорожным вопросам для ежемесячного сельско-хозяйственного и мелиорационного журнала «Семиречье», областных газет «Семиреченская жизнь» и «Семиреченские областные ведомости», первых советских изданий. Им разработано немало проектов по деревянным, каменным и железобетонным мостам, гражданским сооружениям и объектам коммунального хозяйства.

И это не случайно, ведь Пугаченков не только владел европейскими языками и хорошо знал историю и культуру, но и получил разностороннее техническое образование: учился в Никольском железнодорожном училище (1899 г.) и Хабаровском реальном училище (1907 г.), на естественно-математическом факультете Цюрихского университета (1908 г.) и механическом отделении электротехнического института Нанси (Франция), в Киевском политехническом институте (диплом датирован 17 декабря 1912 года). Прошёл практику по инженерно-механическому, дорожному и строительному делу. Был высококлассным специалистом по гидравлическим двигателям и газогенераторным установкам. Служил машинистом 3-го класса на Юго-Западной железной дороге (с 1 января по 1 июня 1913 г.).

Должность Семиреченского (Джетусуйского) областного инженера постоянно меняла наименования: так, Пугаченков состоял заведующим технико-промышленного отдела и отдела путей сообщения и строительства СНХ (с 21 января 1919 г. по 12 февраля 1920 г.), строительного отдела Комгосоора (с 12 февраля 1920 г. по 1 октября 1920 г.). Его коллеги также служили с дореволюционных времён по советские календы – областной архитектор А.Н.Лямин, начальник инженерной дистанции Н.И.Степанов, заведующий инженерной частью Комгосоор Н.П.Жемчужников, другие специалисты.

А восстановленную в январе 1923 года должность Семиреченского областного инженера (с годами – Джетысуйского губернского или Алма-Атинского окружного) вновь занял инженер А.П.Зенков. До этого Андрей Павлович два года отработал учителем математики и естествознания в школе №19 имени Н.Г.Чернышевского (бывшее Пушкинское женское училище), куда устроился по протекции бывшей жены своего друга Пугаченкова! Его широкое техническое образование, знание европейских языков и некрасовского слога в стихотворчестве плодотворно сказывалось на образовании и воспитании верненской молодежи. В биографии Зенков подчеркнул, что «…благодаря воспитанию и любви к стихотворениям Некрасова, он рано полюбил рабочий народ и болел его нуждами и страданиями… Таким остаюсь и останусь до гробовой доски… Это мне внушили с детства».


ПУГАЧЕНКОВЫ - АНАТОЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ И СОФЬЯ ПЕТРОВНА

А.А.Пугаченков с супругой Софьей Петровной
 
Первой женой А.А.Пугаченкова была Эстер (Эсфирь) Вальдман (родилась в 1887 г. – умерла в марте 1963 г.), которую все звали Софьей Петровной. Их женитьба состоялась в 1908 году в швейцарском Цюрихе, где оба учились в местном университете: Анатолий – на естественно-математическом факультете, Эстер – на философском. Надо заметить, что невеста с юности искала себя в коммунистических иллюзиях, в 1904 году вступила в РСДРП, а в благополучную Европу перебралась после трехлетней отсидки в российских тюрьмах.

Первенцем в семье новоиспечённых верненцев Пугаченковых был родившийся в 1914 году сын Юрик, скончавшийся в младенческом возрасте от менингита. А 7 февраля 1915 года родилась дочь, которую назвали Галиной. В послереволюционном Верном Софья Пугаченкова целиком посвятила себя организации советского народного образования. Преподавала филологию и обществоведение, заведовала учебной частью бывшей Пушкинки. Семья при этом оставалась на втором плане, не удивительно, что в 1918 году супруги расстались…

Второй женой Пугаченкова стала Евгения Григорьевна Курдюмова (урождённая Седова, 1889 года рождения). Венчание пары состоялось в Верном 23 марта 1920 года, а через год инженер с женой и приёмной дочерью Ниной отправился на перекладных в Ташкент, являвшийся в то время столицей Туркестанской АССР. Думается, что на решение Пугаченкова о переезде сильно повлияли природно-климатические явления – землетрясение 1910 года и сель 1921 года, разрушившие значительную часть Верного. Другой причиной, по воспоминаниям, был давно мучивший его туберкулёз, обострившийся во время восстания 1916 года: когда на почтовой станции Самсы областной архитектор Пугаченков был пленён и избит до полусмерти разгневанной толпой «революционеров» под руководством большевика Токаша Бокина, его спас от неминуемой гибели казачий отряд есаула И.В.Бакуревича. Между прочим, есаул был любимым племянником бездетного инженера А.П.Зенкова, так что и здесь судьбы Зенкова и Пугаченкова пересеклись!

В «городе хлебном» Анатолий Александрович устроился работать заведующим дорожным отделом Туркестанского Комгосоора. Затем в качестве инженера Средазводхоза принимал участие в строительстве Байрам-Алайской оросительной системы. Два года (1925-1927 гг.) проработал в Ашхабаде начальником планового отдела Туркменводхоза.

Тем временем Страна Советов отметила юбилейный, десятый, год диктатуры пролетариата. И председатель Главного техническо-строительного комитета при СНК Узбекской ССР (1927-1928 гг.) Пугаченков получил от своего Отечества вместо достойной его награды за многолетнюю и многогранную инженерную деятельность… 5 лет исправительно-трудовых лагерей на строительстве Беломорканала! Жена сделала невозможное: Седова сумела попасть на приём к М.И.Калинину (в феврале 1925 года «всесоюзный староста» приезжал в Туркмению и лично поздравлял Пугаченкова с успешным завершением восстановления Гиндукушской ГЭС на реке Мургаб) и добилась освобождения мужа. Однако 15 мая 1930 года раздавленный жизненными обстоятельствами и совершенно больной Пугаченков скончался у родственников в Самаре.

Что же касается Софьи Пугаченковой, то, не зная о трагической судьбе первого мужа, она вместе с дочерью Галиной тоже покинула навсегда Алма-Ату и тоже поселились… в Узбекистане!

Ташкент – город хлебный


АКАДЕМИК ГАЛИНА АНАТОЛЬЕВНА ПУГАЧЕНКОВА

Академик Г.А.Пугаченкова
 
Собственно, у каждого автора есть свой взгляд на прошлое. Об академике Галине Анатольевне Пугаченковой и её родителях написано много, прежде всего, в замечательной работе Светланы Горшениной «Перебирая жизни черепки…», в книге Владимира Проскурина «Эпоха зодчих Зенковых», в посвящённом её памяти сборнике под редакцией Руслана Мурадова «Следы империй. Культура Центральной Азии от Александра Македонского до Тимуридов».

Всего не расскажешь в скупой статье о щедрости и внимании Галины Анатольевны. Главное, что она познакомила меня со многими бывшими верненцами или близко знавшими этот город, его наследие, коллекции и собрания. Сколько их было – свиданий с известными туркестанцами, деятелями истории, культуры, зодчества Семиречья, непременно происходивших в путешествиях из Алма-Аты в Ташкент!

«Заходите в наш дом, гостю двери открыты…», – всегда говорила благодушная улыбка на лице Галины Анатольевны. Дом этот на набережной Анхора известен ташкентцам как Дом специалистов, а в квартире №34 в нём жила семья академиков – археолога и искусствоведа Галины Анатольевны Пугаченковой (родилась 7 февраля 1915 г. – умерла 18 февраля 2007 г.) и археолога и историка-востоковеда Михаила Евгеньевича Массона (родился 21 ноября 1897 г. – умер 2 октября 1986 г.).

ДОМ СПЕЦИАЛИСТОВ В ТАШКЕНТЕ

Дом специалистов в Ташкенте

Привели меня в этот дом и познакомили-подружили с хозяевами квартиры брат Алексей Проскурин и его жена Баян Туякбаева, архитекторы-реставраторы и коллеги по охране памятников старины. Здесь среди суеты гостеприимства, за чашкой чая и домашним вареньем с сушками да пирожками, были встречи и беседы с учёными-обществоведами, архитекторами, писателями М.Мендикуловым, А.Маргуланом и Б.Глаудиновым. В этом доме горячо обсуждались судьбы памятников Ташкента и Алма-Аты, опрометчивый снос иных достопримечательностей, другие явления и события нашей жизни и творчества.

Многолетняя дружба с Галиной Анатольевной расширила географию моих творческих изысканий и подарила радость работы с такими замечательными специалистами, как В.А.Нильсен (Ташкент), Р.Г.Мурадов (Ашхабад), Ш.С.Фатуллаев (Баку), С.Г.Хмельницкий (Берлин), С.М.Горшенина (Париж). Судьба направляла меня в археологические международные экспедиции на Алтай, в Монголию и Каракорум (С.Г.Кляшторный), на составление биографий портретов и архитектурного наследия (А.Ф.Крашенинников), паспортов на памятники истории и культуры (Б.А.Кириков).


ПАМЯТНАЯ ДОСКА НА ДОМЕ Г.А.ПУГАЧЕНКОВОЙ

Памятная доска на доме, где прошли последние годы жизни Г.А.Пугаченковой
 
Благодаря семье искусствоведов К.С. и Е.Р.Крюковых, близких родственников купцов Пугасовых, мне довелось поклониться дорогим могилам Боткинского кладбища Ташкента. Посредничество, поддержка и авторитет Галины Анатольевны вывели меня на публикацию историко-архитектурных очерков – совместно с редактором журнала «Архитектура и строительство Узбекистана» И.Е.Вуколовой, учёными-коллегами Л.И.Жуковой и Ю.Ф.Буряковым.

Во время съёмок документальной ленты «Купцы Семиречья» («Казахтелефильм», 1993 г., авторы С.Морозов и В.Проскурин) в семье друзей Пугаченковой нашлась портретная галерея Семиречья с десятками, сотнями лиц, увиденных мной впервые – Глушковы, Пугасовы, Гранитовы, Торопнины, Лейбины, Ивановы, Керенские, Сваричевские, Кузнецовы. Благодаря М.В.Городецкой и Е.Ф.Федорович, подругам Пугаченковой, появились новые документальные киноленты, очерки, эссе о купеческом, православном и казачьем Туркестане.

На подаренной мне однажды книге Галина Анатольевна Пугаченкова написала: «Владимиру Николаевичу Проскурину – энтузиасту среднеазиатского краеведения». Храню ту книгу как благословение! Тем горше читать новость о разрушении дома, в котором прошли последние годы её жизни…

Литература:
1. Восстание 1916 года в Средней Азии и Казахстане: Сборник документов (сост. А.В.Пясковский ) – М., 1960.
2. Горшенина С.М. Галина Пугаченкова. Перебирая жизни черепки… (серия «Культура Средней Азии в письменных источниках, документах и материалах») – Ташкент, «Media Land», 2000, 254 c.
3. Проскурин В.Н. Эпоха зодчих Зенковых – Алматы, 2016, сс. 1-196 ; его же, Историко-биографические статьи-справки – в кн. «Свод памятников истории и культуры города Алматы» – Алматы, 2006, с.95.

© Владимир ПРОСКУРИН
Опубликовано в сборнике «Следы империй. Культура Центральной Азии от Александра Македонского до Тимуридов», 2018 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета