ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание
 
Творчество В.Н. Проскурина
 
Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика








Очерки истории Алматы
Краеведческие очерки В.Н. Проскурина

ПЕРВЫЕ ЛИЦА СЕМИРЕЧЬЯ: АЛЕКСАНДР ВРАНГЕЛЬ

К
то на самом деле основал Алма-Ату? Вопрос этот, казалось бы давно прояснившийся в биографииях первых приставов и уездных начальников Семиречья, в последнее время вновь запутался стараниями ушлых политиков и потворствующих им историков и краеведов. Вот почему хочется обратиться к этой теме и рассказать значимыми фрагментами о первых начальниках края, начиная с января 1848 года и вплоть до образования в июле 1867 года Семиреченской области…

Годы с 1847-го по 1852-й в истории Сибирского казачьего войска стали временем резкого увеличения его численности за счёт приписки к нему свыше 10 тысяч государственных крестьян и переселенцев, а также создания Аягузского внешнего округа. В эту же пору началось освоение верховьев Иртыша и Приилийской долины, строительство крепостей и обустройство станиц в будущей Семипалатинской области. А 10 января 1848 года была учреждена должность пристава киргизов Большой орды с назначением на неё майора Александра Людвиговича Врангеля.


ТОМАС УИТЛЭМ АТКИНСОН

Одна из немногих сохранившихся фотографий Томаса Уитлэма Аткинсона. Из архива Пола Далквиста
 
Это время интересно ещё и тем, что свершались все эти события на фоне приезда в живописную местность Кокпекты-Аягуз-Копал совершавших кругосветное путешествие британцев – художника Томаса Аткинсона и его жены писательницы Люси. Семь лет путешествий по городам и весям Азиатской России и кочевьям Великой Степи принесли семье славу, приравненную к историко-географическим подвигам Марко Поло. Британцы оставили в наследство художественные альбомы и писательские труды о Казахстане (см. Проскурин В.Н. «Томас Аткинсон в Казахстане» // «Простор», №1, янв. 2014 г., сс. 179-184).

В Семипалатинске Аткинсоны были приняты генерал-губернатором Западной Сибири Петром Дмитриевичем Горчаковым, который подсказал им дальнейший путь, дал рекомендательные письма и посоветовал обратиться к правителю каратальских казахо султану Сюку (Суюку) Аблайханову, последнему отпрыску хана Старшего жуза Аблая. В пути путешественников окружали то сыпучие пески, то живописные долины, горы, вершины которых прячутся в облаках, и мрачные глубокие ущелья, на дне которых с рёвом бегут потоки рек Лепса, Баскан, Саркан, Аксу, Каратал, Коксу и Или. 20 сентября 1848 года путники благополучно вышли к станице Копальской, в ту пору столице сибирского казачества, что возникла на левом берегу реки Тамчибулак у подошвы Джунгарского Алатау.

Атаманом Аягузского отряда в составе 70 бийских казаков, 80 пехотинцев и конно-артиллерийского орудия был есаул Тимофей Нюхалов. Как явствует из его доклада, переправившись через Лепсу, 1 сентября отряд был у подножья Алатау, однако предпочёл зимовать на реке Копалке. Тогда как помощнику Нюхалова по казачьей службе сотнику Степану Абакумову с отрядом в 20 казаков было предписано выдвинуться к реке Каратал.

Эти двое офицеров вместе с начальником Семиречья майором Врангелем и встретили чету Аткинсонов. А поскольку Степан Михайлович Абакумов впервые посетил и изучил край Семи Рек, сопровождая учёных Александра Шренка (1840-1843 гг.) и Григория Карелина (1842 г.), он чаще других беседовал с британскими путешественниками у костра в долгих переходах или зимних посиделках.

АРКАТСКИЕ ГОРЫ

Аркатские горы и солёное озеро. Худ. Т.Аткинсон

Так, гостям было полезно узнать, что местность расположена в 638 вёрстах к югу от Семипалатинска, в междуречье Тамчибулака и Копалки, на высоте 3200 фунтов западных отрогов Джунгарского Алатау. Зодчество, благоустройство, градостроительство в Копале было скорее не каменное или деревянное, а… войлочно-кошмовое! Не было ни казарм, ни дома коменданта крепости, ни православного храма. По сути это был походный бивуак – с кострами и землянками, отрытыми в рыхлом песчанике, заросшем густыми высокими зарослями камыша и рогоза-куги (местные называют такие места «қопа»), а также юртами степняков, поставленными лагерем вдоль реки Тамчибулак.

Но для гостей казаки-сибирцы постарались на славу, обставив стол и кров богатой в ту пору снедью и утварью! По заказу молодой жены Люси, поставили бревенчатую избу, а в ней – кровать с войлочной постелью, столы и стулья, кресло. Здесь в семье землепроходцев 4 ноября 1848 года и родился сын, которого назвали чудным именем Алатау-Тамчибулак (Alatau Tamchiboulac Atkinson). В суровые зимние морозы миссис Аткинсон, по совету жён бийских казаков, спасала младенца Алатау, заворачивая его в тесто и отогревая, подобно пирожку, в русской печке.

Барон Врангель и офицеры навестив Люси и её копальское чадо, подарили матери кусок синей шёлковой материи, а впридачу – чай и сушёные плоды. За приготовленным столом для новорожденного в присутствии армейского братства продолжился самобытный ужин под тусклый свет зажжённых свечей. Дары природы с горных долин и склонов Джунгарского Алатау – фрукты и ягоды, мёд, овощи да грибы, а ещё бешбармак с головой барана да внутренностями, искристые кисломолочные продукты – кумыс и шубат, шарики курта, жареные баурсаки, плюс десертные и шипучие напитки – всё это было с аппетитом съедено и выпито в дружеском общении.

Аткинсон среди друзей присутствовал в праздничной юрте в своей известной охотничьей одежде – поярковой шапке, зелёной куртке и высоких сапогах. Британец играл на вечеринке под деревенскую флейту, привезённую с Туманного Альбиона. Барон Врангель вторил ему на гитаре, настроенной ещё в годы учёбы в Пажеском корпусе в Санкт-Петербурге. Бывалые сибиряки пели хором «расейские и аглицкие песни». Более того, казаки исполняли на свой манер французскую речь и даже пытались изъясняться на казахском языке, но это скорее из бравадства.

АТКИНСОН СПРАШИВАЕТ ДОРОГУ

Обсуждение пути к озеру Зайсан. Худ. Т.Аткинсон

Пополнение в семье задержало Аткинсонов в Копале, и это время глава семьи посвятил изучению горных окрестностей. В сопровождении спутников, конвоя и казахов англичанин совершили экскурсии в живописную долину Биен и верховья реки Коры, посетил водопад Бурхан-булак, воспетый ранее буддистами.

Аткинсон одним из первым описал охоту с ловчими птицами, ведь в те времена такая охота в Европе была основательно подзабыта: «Старший сын [султана Сюка] нёс сокола, которого должны были напускать на птицу, а хорошо экипированный киргиз, на рогульке, привязанной к седлу, держал беркута. Орёл был в опутенках и клобучке и вёл себя смирно; за ним присматривали два человека. […] Мы не намного продвинулись, когда увидели пасущееся в степи стадо маленьких антилоп. И снова птица взлетела, поднимаясь кругами, – на сей раз поднимется высоко, подумал я, – и опять беркут упал на свою жертву. Когда мы подоспели, антилопа уже была мертва. Беркут не знает промаха – если преследуемое животное не успеет спрятаться между камнями, как иногда получается у лисицы, он сама смерть».

Одна из местных легенд гласит, что султан Сюк, которому молодая англичанка понравилась настолько, что он решил взять её в жёны, предложил Аткинсону солидный выкуп – стадо овец или табун лошадей. А когда получил решительный отказ, обиделся и позднее стал предъявлять права на новорожденного сына Аткинсона: дескать, тот был вскормлен на молоке и мясе из его каратальского аула.

Новостройки первых поселений края, природа, традиции и обычаи каратальцев, включая портреты хана Сюка и его сородичей, отражены в работах живописца Томаса Аткинсона. А работа шла напряжённая! В первые два года приставства майора Врангеля в Копале были возведены из еловых брёвен дом уездного начальника из 9 жилых и 4 нежилых комнат, со службами и кухней, садом, огородом и хоздвором; 7-квартирный сруб для обер-офицеров длиной 10 и шириной 4 саженей; лазарет на 42 человека из 7 жилых и 6 нежилых бараков; кухня и баня; провиантский магазин, пороховой погреб и гаупвахта.

В районе двух бревенчатых казарм был устроен первый в Семиречье православный молитвенный дом с квартирой священника из шести комнат. Церковный притч составлен Томской епархией 8 августа 1849 года; с 20 апреля 1852 года назначен воинский священник Евтихий Вышеславцев с окладом в 285 рублей 90 копеек (он же впоследствии стал первым настоятелем храма в укреплении Верном). Со временем военным инженером П.А.Никитиным была возведена из жжёного кирпича епархиальная и военная церковь во имя Св. Николая Чудотворца – размером 37 аршин в длину и 12 аршин в ширину, с 3-ярусным иконостасом под деревянным куполом.

А тем временем наступил последний день жизни Аткинсонов в Семиречье. 24 мая 1849 года глава семьи с женою и ребёнком покинули зимнюю копальскую квартиру. По приказу Врангеля сотник Степан Абакумов проводил Аткинсонов до местных предгорий и попрощался на высоких перевалах с дорогими английскими гостями. Теперь уже навсегда…

Примечания:
Врангели (von Wrangell), военно-светская семья из полутора десятков родственников, бароны, выпускники Пажеского корпуса, в том числе:
В. Александр Людвигович, майор кавалерии (с 6 дек. 1847 г.), адъютант команд. Отдельного Сиб. корпуса (с 6 дек. 1847 г.). Первый Пристав киргизов (казахов) Большой орды (Старшего жуза) (пр. №9 от 11 февр. 1848 г.). Назначен 18 янв. того же года по Сибир. отдел. корпусу (его сменил майор М.Д. Перемышльский 17 июля 1850 г.). Одноврем. первый комендант Копальского укрепления (с 1850 г.). В армии с 10 авг. 1838 г., окончил Пажеский корпус, паж (с 1839 г.), прапорщик Кинбургского драгунского полка. Переведён ротмистром в Сибир. Отдел. корпус из уланского ген-адъютанта кн. Чернышёва полка. Уволен 8 апр. 1850 г. по болезни, направлен в Лифляндскую губ., Тифлис и СПб. В дальнейшем служил в Нежинском драгунском полку (1859 г., майор). Офицер по особым поручениям при Киевском военном губернаторе, Подольском и Волынском генерал-губернаторе; служил в Тамбовском управлении коннозаводства (1851-1855 гг.).
В. Константин Людвигович (5 августа 1835 г. – 12 августа 1887 г., Омск), ген.-майор (с 1875 г.), младший брат А.Л.Врангеля. Герой взятия крепости Пишпек и обороны Узун-Агачского дела (19-21 окт. 1860 г.). Окончил Киевский ун-т. В армии с 20 мая 1851 г., поручик Рижского драгунского полка ЕИВ Вел. княгини Екатерины Михайловны, Переяславского драгунского полка ЕИВ Вел. князя Александра Александровича. Служил адъютантом в Отдел. Сибир. корпусе ген. Г.Гасфорта (с 8 июня 1859 г.) и ген. А.Дюгамеля (с 1861 г., штабс-капитан). Чл. Совета 5-го (казачьего) отдела Гл. управления Зап. Сибири (в 1865-1870 гг., подполковник), управляющий казачьим отделением СибКВ (1871 г., полковник). Офицер по особым поручениям воен. губернатора Елецкой и Плоцкой губерний Варшавского ВО (с 3 апр. 1874 г. по 31 мая 1878 г.). Удостоен орд. Св. Владимира (1879 г.) за 25 лет службы.

Литература:
1. Проскурин В.Н. Жизнь и судьба генерала Колпаковского – Алматы, 2018, сс.1-394, 364 илл. (см. Перемышльский, стр. 232-233. Биографии окружения М.Д.Перемышльского, помещённые в данном очерке);
2. Также в разделе «Казахстаника. Персоналии»; Сибирский отдельный корпус. Приказы Сибирского отдельного корпуса. 1842-1859; 1861-1864 гг. Тобольск, Омск и др. (ежегодные тома, прикреплены отдельные номера приказов войскам Западной Сибири);
3. General-Karte von Central-Asien: bearbeitet nach den besten und neusten russischen u. englischen Quellen im K. K. milit. geografischen Institute in Wien 1874 // Library of Congress

© Владимир ПРОСКУРИН
Для сайта «Очерки истории Алматы», 17 июля 2020 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета