ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Краеведческие очерки В.Н. Проскурина

ТУРКЕСТАНСКАЯ ОДИССЕЯ ГОСПОДИНА РОТЧЕВА,
или ДЕЛО БАРОНЕССЫ ФОН РИДЕРЕР

9
  апреля 1876 года туркестанскому генерал-губернатору К.П.Кауфману вручили срочный пакет из Петербурга, скрепленный печатями Министерства иностранных дел. Его сотрудник, тайный советник Николай Карлович Гирс (в обозримом будущем сам министр), сообщал о безуспешных розысках послом королевства Баварии полковника русской службы Александра Ротчева. Сей ратник, говорилось в письме, 18 апреля 1871 года вступил в брак с баронессой Марией фон Ридерер и в том же году ее оставил, не давая о себе знать. Ситуация, по сегодняшним нравственным меркам, достаточно понятная. И первое, что приходит на ум, так это строки известного барда: «…Где ты, друг, — взаперти или в долгом пути, на развилках каких, перепутьях и перекрестках?! Может быть, ты устал, приуныл, заблудился в трех соснах и не можешь обратно дорогу найти?..».

Впрочем, баварскую подданную интересовала не столько любовная сторона дела, как материальное положение несостоявшегося мужа, о чем свидетельствует ремарка фон Кауфмана: «В Туркестанском крае он едва ли мог оставить какое-либо имущество, кроме долгов». Дело баронессы Марии фон Ридерер, судя по архивным и опубликованным раннее источникам, обрастало все новыми подробностями о ее беглом супруге. Каждая подробность сама по себе, в чем убедится читатель ниже, любопытна, романтична и трагична одновременно.
РОТЧЕВ

Александр Гаврилович Ротчев родился в 1806 (по дореволюционным источникам, в 1804) году в обер-офицерской семье. Учился в Московском университете, но за неимением средств ушел с курса и устроился переводчиком в Московскую театральную дирекцию. Пробовал себя на литературном поприще и небезуспешно: опыты перевода Гюго, Байрона, Шиллера, Мольера, Дюма, Шекспира. Его перевод «Эрнани» Гюго был запрещен цензурой к постановке на сцене, а «Вильгельм Телль» Шиллера был дозволен к представлению только один раз, в бенефис трагика Василия Андреевича Каратыгина.

В 1833 году Ротчев переводится в Петербург и получает место копииста и переводчика при директоре императорских театров С. С. Гагарине. Его поэзия становится известна и белокаменной Москве, и Северной Пальмире. Поэта Ротчева считают весьма талантливым, обладающим высокой культурой поэтического мастерства. Он входит в общество молодых любителей литературы, т.н. кружок С. Е. Раича, заводит дружбу с А. И. Полежаевым и А. А. Шишковым, связывается с революционно настроенными студентами и в 1826 году привлекается по делу декабристов. Стихи А. Ротчева отдельным сборником никогда не издавались, за исключением «Подражание Корану» (1828 г.).

Литературная одиссея Ротчева приводит поэта к романтике дальних путешествий. Он поступает на службу в Российско-Американскую торговую компанию. 25 августа 1835 году из Кронштадта началась Десятая кругосветная экспедиция под началом лейтенанта Михаила Тебенькова. В составе экипажа «Елены»: лейтенант Машин; корпуса флотских штурманов прапорщик Хализов и кондуктор Мурашев; штурмана, воспитанники училища торгового мореплавания Линденберг и Нецветков; лекарь Волынский; юнкер Тимковский-1; комиссионер Российско-Американской компании Ротчев; его помощник Костромитинов; 23 человека нижних чинов флотских экипажей и 15 вольнонаемных матросов. Обогнув мыс Горн, 16 апреля 1836 года корабль «Елена» встал якорем у американских берегов в Новоархангельске.

Экипаж начал готовиться к переходу в форт Росс, что в Калифорнии. А.Г.Ротчев первое время служил при директоре Российско-Американской компании Иване Купреянове, а затем назначается управляющим селением Росс. История освоения этой местности русскими людьми такова: «…Кусков, в марте 1812 года прибыл вновь к берегам Нового Альбиона, имея при себе все нужное для первоначального обзаведения. Место, определенное им с согласия Баранова, для основания заселения, находится при небольшой бухте, в 15-ти итальянских милях от залива Румянцева, по 38° широты и 123° долготы. К дню тезоименинства Государя (30 августа), укрепление со всеми службами было готово, и в тот день со всеможною торжественностью освящено, с наименованием его Россом…» (Тихменев П. Историческое обозрение образования Российско-Американской компании и действий ее до настоящего времени. Ч.1-2, Спб, 1861-63 гг.).

В 1839-40 гг. Российско-Американская компания легкомысленно упразднила важную в экономическом отношении русскую колонию Росс в северной Калифорнии. 15 апреля 1839 года все строения, — в том числе 180-тоннажные суда «Кяхта» и «Волга» — гордость местного флота, — были переданы в собственность городу Сан-Франциско. В 1841 году хозяином русской земли на американском континенте стал швейцарец Суттеру, приобретший с молотка форт Росс за 30 тысяч пиастров сроком на 4 года. Впереди была «золотая лихорадка», на что, несмотря на прозорливые депеши А.Г.Ротчева, не обратило внимание правительство Российской империи.

В 50-е гг. бывший комиссионер компании публикует путевые записки в «Пантеоне», «Северной пчеле», «Сыне Отечества». Его публицистические и художественные произведения моментально стали популярны, и не менее, чем стихи: «Сцены на море» (Библиотека для чтения, 1835 г.), «Очерки северо-западных берегов Америки» (Сын Отечества, 1838 г.), «Новый Эльдорадо в Калифорнии» (Отечественные записки, т.62, 1852 г.), «Воспоминания русского путешественника о Вестиндии, Калифорнии и Остиндии» (Отечественные записки, тт.2, 5, 1854 г. и Пантеон, т. XII, 1854 г.), «Русские письма из Европы, Америки, Африки и Азии» (Северная пчела, 1854 г.). Книга А. Г. Ротчева «Правда об Англии, или сказание о расширении владений ее во всех частях света» (Спб., 1854 г.) выдержала несколько изданий и имела в русском обществе шумный успех. Памфлет, написанный против продажи Аляски Соединенным Штатам, был отмечен в 1855 году присуждением автору Бриллиантового перстня. Та же тема протеста решению правительства проходит и в его «Очерках торговли Семиреченской области»: «…в 1817 году мы заняли залив Бодего на берегах Калифорнии, и вследствие нехозяйственного и нерационального распоряжения представителей ныне сошедшей в могилу Российско-Американской компании, мы вынуждены были бросить за блюдо чечевицы это богатое наследие, эту житницу владений наших на северо-западных берегах Америки».

В 1841 году А.Г.Ротчев вернулся в Петербург и через год вышел в отставку. Однако в 1850 году он был приглашен в канцелярию Военного министра. В 1862 году Ротчев назначается управляющим типографией и редактором ежедневной газеты «Ведомости Санкт-Петербургской городской полиции», затем литературной газеты и городской жизни «Петербургский листок». К этому времени, надо полагать, состоялось знакомство А.Г.Ротчева и К.П.Кауфмана, назначенного в 1867 году генерал-губернатором во вновь открытую Туркестанскую область. Константин Петрович пригласил его в Ташкент для организации и выпуска краевой газеты. Положительную роль в согласии перевестись в Ташкент сыграл авантюрный, в лучшем смысле этого слова, характер А.Г.Ротчева. Да, и лирике поэта была не чужда философская тематика Востока, отчасти созданная в ориенталистическом ключе.

В 1867 году, прибыв со всем экзотическим набором степных приключений в Ташкент, Ротчев, однако, не растерял в пути присутствия духа. И даже предложенная должность курьера не смутила его. Однако, будучи с фон Кауфманом в Самарканде, он решился, наконец, определить свое смутное будущее и представил ему программу создания местной газеты. А.К.Гейнс, которому было поручено рассмотреть проект издания, был настроен пессимистически. Он так и сказал Ротчеву: «Право, и не знаю, что с Вами и делать, голубчик!». Но 23 июля 1868 года предложил надворному советнику Ротчеву «…отправиться в Семиреченскую область с целью ознакомления с этим краем и сбора исторических, этнографических, статистических и других сведений, необходимых для предполагаемого издания», надеясь, что в Семиречье Ротчева встретит и обласкает военный губернатор Г.А. Колпаковский, большой энтузиаст развития окраинной области. Приватная беседа с высоким чиновником, однако, не была закреплена очередным приказом по службе Ротчева, о чем он вскоре вспомнит, когда останется без средств к существованию.

Но окрыленный мечтой он вновь смело пускается в очередную одиссею. Прибыв в Верный (ныне Алматы) А.Г.Ротчев назначается делопроизводителем в Семиреченское областное правление. Однако, и здесь ему фатально не везет. Вакансий нет, штат (из четырех делопроизводителей) и так перегружен. Только в августе 1869 года Ротчев получил место чиновника по производству земских работ в области. Правда, вместо обещанных редакторских 3000 рублей в год, ему отпустили только 1200. А жизнь в Семиречье была крайне недешева. Создание предполагаемой газеты «Средняя Азия» становится для Ротчева делом иллюзорным. И уж совсем издевательским показалось ему скоропалительное объявление в газете «Биржевые ведомости» (№ 74, 1869 г.): «Верный (Семиреченская область). 23 января, от корр. «Совр. известий». С живим нетерпением ожидают здесь появления Туркестанского Вестника под руководством г.Ротчева». Но и бросить все на полпути было не в правилах журналиста Ротчева.

В одном из частных писем он отметит свое трудное положение: «…опытность, даровитость, благонамеренность и душевная теплота Начальника Семиреченской области — решительно подкупили меня — и я — предугадывая, что программа газеты встретит препятствия и возбудит толки — утомленный литературной и официальной деятельностью, недавно довольно дорого поплатившийся за эту деятельность, просил ходатайства генерала Колпаковского об оставлении меня на службе при нем» (ЦГИА, Узбекистан, ф.1, оп.20, д.2305, л.2). Между прочим, Ротчев в письме сообщает, что «собрал сведения о торговле, первый труд окончен». Это и были «Очерки торговли Семиреченской области. 1868-1869 гг.» опубликованные в газете «Биржевые ведомости». В них несостоявшийся редактор, как называл себя Александр Гаврилович, приводил любопытную статистику о разных заведениях, лавках и питейных домах в нашем не более чем 10-ти тысячном городе в 1869 году. (Собственно, города еще не было и население жило в Большой Алматинской станице и окрестностях крепости). Например, по наблюдениям Ротчева, жители пользовались услугами 142 балаганов и лавочек, производящих мелочную торговлю азиатскими товарами и разными мелочными изделиями, 55 ларей, торгующих сушеными фруктами, мылом, табаком и прочей мелочью, 38 питейных домов, 17 лавок, торгующих мануфактурой, колониальным, красным, и азиатским бумажным товаром, 3 биржевых заведений, 2 станционных, 2 чайных лавок. Здесь же в станице находились биржевые весы, фотографическое заведение, часовых дел мастер, купеческая контора В.П.Кузнецова и винокуренный завод. Тем временем «Биржевые ведомости» (№ 243, 1870 г.) сообщали: «…мы получили сегодня первый нумер «Туркестанских ведомостей» и с особенным удовольствием приветствуем нового собрата из Средней Азии, имеющего задачу быть пионером русской мысли и русского слова…».

Весной 1870 года Ротчев, оказавшийся в трудном материальном положении, просит отправить его в отпуск с тем, чтобы не возвращаться обратно. Последняя просьба его была выполнена быстро в связи с тем, что К.П.Кауфман находился по делам службы в Копале и приказ об отпуске «…в Полтаву и Петербург на 4 месяца с сохранением содержания» был подписан 7 июня 1870 года. Прежде, чем закончить очерк о туркестанской одиссее Ротчева, хотелось бы отметить следующее. Справочно-энциклопедическая литература сообщает, что Ротчев из Петербурга «…уехал в Ташкент и участвовал в издании «Туркестанских ведомостей» (в одном справочнике его называют редактором несуществовавшей газеты «Средняя Азия» — В.П.), а в 70-71 гг. посылал из Франции в русские газеты корреспонденции о франко-прусской войне и Парижской коммуне 1871 года. (Добавим, и успел жениться на баронессе фон Ридерер — В.П.). Затем работал в «Саратовском справочном листке»… Умер 20 августа 1873 года в Саратове».

Анализ архивных документов позволяет усомниться в деталях сказанного. Во-первых, «Туркестанские ведомости», первая печатная газета в крае, вышла 28 апреля 1870 года. В это время, как мы знаем, А.Г.Ротчев находился в Верном и присутствовать при выходе в свет первого номера не мог. Дело баронессы фон Ридерер, между прочим, сообщает и другие важные стороны жизни и деятельности Ротчева. В частности, что личные документы и портрет были отправлены в Баварию. А это — ключ к поиску свидетельств биографии не только в саратовском или алматинском архивах, но и за границей. Словом, новые документальные очерки о замечательном и основательно забытом русском писателе и путешественнике Александре Гавриловиче Ротчеве еще не написаны и ждут своего часа.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

  • Владимир Безъязычный. «Он был человек…»
  • Ротчев Александр Гаврилович. Биографическая справка

    ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


    © 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета