ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Краеведческие очерки В.Н. Проскурина

МЕРИДИАННЫЙ КРУГ БАРОНА КАУЛЬБАРСА

В
  начале века в городе Одессе было положено начало отечественной авиации. Здесь возник первый завод предпринимателя А. Анатра, выпускавшего «Фарманы», «Ньюпоры», «Анатры»; создана первая летняя школа под началом популярного пилота Хиони; учрежден первый аэроклуб, на базе которого состоялся Южный съезд воздухоплавателей России; устроены показательные полеты известных летчиков М. Ефимова и С. Уточкина. У истоков всех этих громких и полезных начинаний стоял человек удивительно разносторонний и дерзновенный.

Свидетельством тому служат две золотые медали имени Литке Русского географического общества за исследование природы Тянь-Шаня и Аралокаспийского бассейна, золотые оружия в память о Хивинском походе, следы тяжелых ранений в боях под Кульджой и Мукденом. Он первым открыл судоходный путь по Амударье, определил точное положение горных хребтов Ак-Шыйрак, Сарыджаз и Кокшалтау, основал город Пржевальск на Иссык-Куле, наконец, оставил богатейшее научное и литературное наследство.

Оставив на время земные дела, наш герой с 1907 года отправляется покорять воздушное пространство. В возрасте уже за шестьдесят, он впервые садится за штурвал хрупкого биплана и осваивает небо России, Франции, Англии. В 1912 году он отправляется за границу для изучения воздухоплавания. Ровно в семьдесят он принимает участие в создании военно-воздушного флота России и с началом Первой мировой войны берет на себя руководство всеми силами фронта.
КАУЛЬБАРС

Его имя — Александр Фон Каульбарс. Родился он в России в 1844 году на берегах Невы. Он — эстляндский барон. Блестяще закончил школу гвардейских юнкеров, прошел курс наук николаевской академии генерального штаба. Получил назначение во вновь образованный Туркестанский край. Службу начинал с гарнизонных штабов Ташкента, Верного, Семипалатинска. Получил воинское звание генерала-от-кавалерии.

Он гордился родовыми корнями, уходящими в глубь истории России и Германии, и был истинным продолжателем семейных традиций. Барон старался быть похожим на прадеда Симона, жившего в Вестфалии в XVI столетии, на дальних родственников Якова Романовича и Карла Ивановича, служивших при Российском дворе двумя веками позднее, наконец, на шведского подданного Иоганна-Фридриха, генерала-от-кавалерии. Род Каульбарсов был вписан в дворянский матрикул Эстляндской губернии. Так прибалтийский хуторок Меддерс стал родовым именем Каульбарсов.

Старшего брата Александра Николая (1842-1906) также ждала блестящая военная карьера, учеба в лучших армейских заведениях Петербурга и Берлина, место в Генштабе в двадцать шесть лет и звание генерала-от-инфантерии. Он — герой русско-турецкой войны, участник международной разграничительной комисии на Балканах, наместник в Вене, затем в Варшаве, командующий Петербурским военным округом. Барон Каульбарс-старший известен, как фотограф и путешественник. Его влекли пауасские тропы этнографа Н. Миклухо-Маклая, неисследованные районы Автстралии, Южной Америки и Африки.

Он — представитель России на международных географических конгрессах в Вене (1881 год) и в Париже (1889 год). Знали Н. Каульбарса и в литературных салонах, как незаурядного военного писателя. Он публиковался под псевдонимом Меддерс.

Барон Каульбарс-младший после войны с турками десять лет прибывал в должности военного министра Болгарского княжества, затем командовал кавалерийскими дивизиями в Китае и Манчжурии, а после поражения под Мукденом, во время русско-японской войны, был назначен вице-губернатором Новороссийского края (Одесса, 1904-13 гг.). В годы Первой мировой войны А. Каульбарс состоял посланником России во Франции, где встретил известие о революции. Умер в изгнании, в 1929 году, на восемьдесят шестом году жизни. Его ждала холодная земля парижского кладбища, прощальное слово русской эмиграции и полнейшее забвение в родном Отечестве. Впрочем, если верить справочно-энциклопедической литературе, барон А. Каульбарс похоронен для Страны Советов еще… в 1887 году! (см. «История Казахстана», книга 1, Дореволюционный период).

Сердце А. Каульбарса всецело пренадлежит Азии. В его петербурской квартире, национализованной большевиками, погибла редкая коллекция предметов культуры Востока, уникальное собрание оружия воинственных хунхузов. Не без влияния П. П. Семенова-Тяншанского он отправился в свое первое путешествие, надеясь отыскать потухшие вулканы, непроходимые азиатские дебры, таинственные породы. Ему было в ту пору двадцать пять лет.

31 мая 1869 года из Верного (Алма-Ата) военно-научная экспедиция в составе штабс-капитана А. Каульбарса, топографов О. Рейнгардта и Ф. Петрова, строителей Нестерова и Семякина, группы сопровождения из числа семиреченских какзаков, толмача и проводника, направилась в загороднее Прииссыккулье. Им было суждено прославить себя географическими ткрытиями во внутреннем Тянь-Шане. Задача перед молодыми исследователями была поставлена сложная — решить для пользы Отечества тайну гигантского высокогорного треугольника, ограниченного хребтами Ферганским, Терскей, Алатау и Кокшалтау, приблизиться на востоке к Меридиональному хребту с высочайшей и недоступной вершиной Хан-Тенгри, опредилить высоты пунктов маршрута, произвести съемку путей сообщения с Кашгаром и Кульджой, дать географическое описание пройденных местностей. В задачу ледниковой экспедиции Каульбарса входило выбрать место для города Каракола, переименованного вскоре в Пржевальск.

К лету того памятного года были распланированы улицы и площади, гостинный двор и караван-сарай. Сюда был переведен гарнизон Аксуского укрепления, служившего в 1864-69 гг. центром управления Иссык-Кульского уезда. Вместе с уездным начальником А. Чайковским Каульбарс исправил ошибку своих предшественников. «Рисовалась в нашем воображении, — писал Александр Васильевич, — картина прибрежного города с пристанями, параходами, прекрасными купальнями, обслуживающими чудный по климатическим условиями курорт».

История знает немало примеров, когда стихия стирала с лица земли города, простоявшие столетия. Перо барона Каульбарса зафиксировало случай, когда город потерпел катострофу еще не появившись на свет. Они жили в юрте, здесь же на примитивных столах были разложены для обсуждения топографические планшеты с готовыми планами разбивки города. В одну из ночей случилась страшная по силе гроза; буря снесла юрту, разметала неизвестно куда все, что в ней находилось. Едва рассвело, на помощь искателям пришли сотни добровольцев и ценные бумаги, инструменты были, к счастью, найдены. И вновь застучали топоры, завизжали пилы. Так к зиме 1870 года появились 12 изб Каракольского укрепления. На этом Каульбарс счел свою миссию выполненной, и его отряд ушел в длительную рекогносцировку верховьев рек Тянь-Шаня.

В марте 1889 года Караколу было дано имя Пржевальского, безвременно угасшего на берегах «кыргызского моря». По случаю переименования почетный гражданин города А. Каульбарс, между прочим, написал каракольцам: «…Город Каракол предназначен по своему положению внести светоч русской культуры в дебри Тянь-Шаня, а поэтому он будет всегда гордиться носить имя одного из выдающихся пионеров нашего движения в Азию, всемирно известного путешественника и исследователя, незабвенного Н. Пржевальского, этого русского богатыря, провозвестника Русской силы, Русского влияния и Русской цивилизации в Центральной Азии».

Первопроходцев Тянь-Шаня можно считать героическими людьми. Они преодолевали огромные трудности, пробиваясь с навьюченными лошадьми по узким каменистым тропам, вьющимся по крутым склонам глубоких ущелий, а иногда шли вовсе без троп, поднимаясь на покрытые вечным снегом перевалы и вновь спускаясь в ущелья, на дне которых бурлили бешеные потоки ледниковой воды. В результате этой самоотверженной рваботы основные черты географии Тянь-Шаня получили отражения на картах. Любопытно, что в ту же пору в Прииссыккулье побывал художник В. Верещагин, который запечетлел увиденное первопроходцами на своих полотнах. Эти картины вполне можно рассматривать как географический документ, наглядное пособие к топографическим картам и приложение к забытой работе А. Каульбарса «Материалы по географии Тянь-Шаня».

Напомним, что имя Каульбарса до революции считалось вторым по важности открытий, после Семенова-Тяньшанского. Он изучил верховья Нарына, найдя их началом Сырдарьи. Надо заметить, что широкий фронт дендритового глетчера спускается прямо к моренномскогу озеру и, возможно, частично находится на плаву. Здесь, за счет откола крупных глыб льда образуются айсберги. Эта картина ни чем не отличается от тех, которые можно наблюдать во фиордах Шпицбергена или на юге Аляски.


Кладбище Сент Женевьев де Буа под Парижем.
Могила А. В. Каульбарса

В 1873 году Каульбарс в составе Уран-Дарьинской экспедиции А. Глуховского оказывается в устье рек Арало-Каспийского бассейна. Судьба вновь свела его с реками, верховья которых он изучал ранее. На пароходе «Перовский» барон исследует дельту и старое русло Аму-Дарьи, находит судоходный путь из Аральского моря. В отчете путешественник делает правильный вывод: Аму-Дарья ранее впадала в Каспий, а в Арал стал нести воды позднее. Причем впадала она в озеро Сары-Камыш, а избыток воды стекал в красноводский залив по руслу, называемому Узбой.

Жизнь и судьба исследователя Азии барона Каульбарса можно отнести к природе переменных звезд. Его дерзновенные полеты оказались в чуждой нам галактике. В нашей советской мирооколице лишь вспоминают о них то в истории геологии, то в истроии воздухоплавания, то в истроии дипломатии (однако всякий раз без сожаления, а лишь с иронией и неприязнью на его немецкое происхождение, дворянский титул и воинское звание). Одно утешает, что все в этом мире переменно.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета