ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
И это все о ней, о Южной столице…

КАК АЛМА-АТА СТАЛА СТОЛИЦЕЙ

О
тсчет истории Алма-Аты, как столицы Казахстана, можно вести с апреля 1927 года, когда Всеказахстанский съезд советов утвердил постановление ЦИК и СНК Казахской АССР о переносе столицы Казахстана из Кзыл-Орды в Алма-Ату.

БАК
 
В Архиве президента РК сохранилось множество документов, связанных с переносом столицы нашей республики в Алма-Ату. Интересное обстоятельное сообщение об этом сделала главный специалист этого архива Евгения Чиликова на круглом столе по теме «Роль и место Алма-Аты в истории Казахстана», организованном Управлением архивами и документацией Алма-Аты и Центральным госархивом Алма-Аты.

— В тезисах к проекту постановления о переезде столицы Казахстана, — говорит Евгения Викторовна, — отмечалась целесообразность заблаговременной подготовки к крупному строительству. Автор тезисов обратил внимание казахстанских чиновников на опыт американцев: «Они готовятся к строительству год, а строят в течение двух месяцев. Мы готовимся к строительству два месяца, строим год, а потом всю жизнь выстроенное перестраиваем, если оно совсем не разваливается». Партийные и хозяйственные работники боялись повторения ошибок, когда из-за излишней поспешности при переезде государственных учреждений из Оренбурга в Кзыл-Орду последняя стала голодным антисанитарным городом, центром эпидемических заболеваний населения. Во избежание подобного в феврале-марте 1928 года в Алма-Ату была отправлена правительственная комиссия. В ее задачи входила организация жилищ и помещений для приема центра и закладка правительственного здания. Закладку рекомендовалось приурочить к празднованию 10-й годовщины Октябрьской революции. Детально ознакомившись с ситуацией на месте, члены комиссии запросили отсрочить переезд до весны 1929 года.

Впоследствии переезд неоднократно откладывался из-за организационных моментов. Необходимо было рассчитать обеспечение каждого прибывающего эшелона постоянным или временным помещением для людей. В лучшем случае планировалась гостиница, в других — бараки, кибитки или постой у местных жителей. Нужно было подготовить намеченные под учреждения здания к минимальной эксплуатационной годности. Улучшить снабжение города продовольствием, топливом, строительными материалами и предметами первой необходимости. Наладить работу водоснабжения, освещения, автобусного парка, хлебопекарни, бойни, бани, рынков, пригородного хозяйства и других существующих учреждений общественного пользования. Требовалось и улучшение работы связи Алма-Аты «как правительственного центра с казахской периферией и крупными центрами соседних районов». Имелись в виду почта, телеграф, радио, авиация и автодороги.

Кроме того, правительство рекомендовало до начала массового переселения благоустроить Алма-Ату и проверить ее санитарное состояние. Особое внимание обращалось на мостовые и тротуары, ассенизацию, охрану питьевых вод и ликвидацию малярийных очагов. Эти проблемы поднимались еще в 1926 году. Строительство водопровода весьма примитивного типа — по гончарным трубам из магистрального арыка — только предполагалось. В качестве питьевой горожане использовали воду реки Алмаатинки. Ее развозили в бочках или брали непосредственно из арыков, идущих от реки. Не было непроницаемых выгребов отхожих мест и помойных ям, отбросы дворов смывались в арычную сеть. Помимо этого, в арычную сеть смывались и сточные воды. Все в совокупности круглогодично давало большой процент тифозных и прочих желудочно-кишечных заболеваний, особенно в северной (пониженной) части города и среди населения примыкающих к городской черте станиц.

Предполагалось минимум два года ориентироваться на существующий фонд помещений как для учреждений, так и для жилья. Строительство правительственных зданий откладывали до 1930 года, что диктовалось отсутствием на месте стройматериалов и невозможностью их массовой подвозки до смычки Северного и Южного участков Турксиба. В свое время проектировщики Южного участка прорабатывали вопрос о проведении железнодорожной линии, минуя Алма-Ату. Они объясняли это тем, что город стоит не на месте и ему угрожает большая опасность от горных вод. По расчетам специалистов, линия с заходом через город требовала строительства нескольких мостов, что вело к удорожанию, примерно на шесть миллионов рублей. Вопреки этим расчетам, по распоряжению Казкрайкома практически в центре города более 70 лет назад были проведены железнодорожные линии.

Алма-атинскому горсовету поручалось оформить черту города, разработать генеральный план застройки, определиться с центром, торговыми и промышленными районами. Прежняя Алма-Ата была разбита на прямоугольные кварталы с параллельными улицами, которые располагались в направлении с севера на юг и с запада на восток. В черте города имелись фруктовые сады, которые создавали особый колорит и микроклимат.

В 1926 году, когда вопрос с переездом столицы находился в стадии обсуждения, правительство Казахстана, докладывая Совнаркому РСФСР о хозяйственном и культурном строительстве в республике, писало, что жилая площадь в Алма-Ате в основном состоит из частновладельческих домов. На 90 процентов это были маленькие особнячки в два-три окна. Здания — большей частью одноэтажные, деревянные на каменном, весьма уширенном фундаменте, с подвальным и полуподвальным этажами. В сезон 1929-1930 годов кооперативное и частное жилищное строительство как один из наименее затратных видов выхода из жилищного кризиса поощрялось. К сожалению, в сезон 1927-1928 годов был упущен из-за правительственной телеграммы, отправленной Джетысу. В ней запрещался до особого распоряжения какой бы то ни было отвод участков под застройку. Более 300 заявлений на постройку частных домов пролежали целый год в Коммунхозе без движения. Хотя еще в 1926 году правительству КАССР рекомендовалось разработать систему мероприятий, побуждающих частное строительство: создать благоприятные условия аренды участков, снабдить их дешевыми стройматериалами.

Фактически центр автономии передислоцировался в Алма-Ату лишь в 1929 году — спустя два года после официального постановления, создания базы для размещения республиканских учреждений и организаций, появления транспортных коммуникаций и линий связи.

Крупные капитальные вложения в Алма-Ату да и сам факт нахождения здесь столицы сыграли свою роль в бурном экономическом и культурном росте города. Одной из первоочередных задач ставилась организация Республиканского университета, что, в свою очередь, решало вопрос с привлечением квалифицированных кадров. Ф. И. Голощекин, руководитель партийной организации автономии, ратовал за то, чтобы «в Казахстане жили ответственные лица, чтобы он не являлся проходным двором, чтобы можно было учить детей, иметь культурные учреждения». Необходимо отметить, что эта цитата относится к тому периоду, когда большинство представителей казахской интеллигенции, получивших образование в учебных заведениях царской России, были высланы за пределы республики. В 1928 году 44 человека были арестованы по обвинению в буржуазном национализме, осенью 1930 года еще около 40 представителей партии «Алаш» были арестованы, 15 из них сосланы в Воронеж.

По данным статистики, Алма-Ату с приобретением столичного статуса ждал бурный демографический взрыв. Предполагалось, что за три года население города возрастет в два раза. Статистики не ошиблись в своих прогнозах. В августе 1931 года на заседании бюро Казкрайкома заслушивался вопрос «О развитии городского хозяйства Алма-Аты». Секретарь Казкрайкома М. Кахиани отмечал, что с превращением Алма-Аты в административный, хозяйственный и культурный центр республики ее население за неполных два года увеличилось более чем в два раза (с 50 000 человек в 1929 году до 115 000 человек в 1931 году), что привело к жилищному кризису. К чести большевиков, многие из них привыкли довольствоваться малым и не требовали особых льгот. Описание квартиры, предложенной посланцам Москвы — первому секретарю столичного горкома партии П. В. Брикульсу и председателю Алма-Атинского горсовета крестьянских и красноармейских депутатов М. Н. Сарумову, — сохранилось в воспоминаниях одного из сотрудников горисполкома: «После долгих поисков я нашел-таки комнаты в двухэтажном каркасно-камышитовом доме с коридорной системой, печным отоплением и без всяких удобств».

В сложных условиях приходилось перестраиваться на новый лад сотрудникам Джетысуйского горкомхоза, когда они из коммунальщиков, ведающих хозяйством захолустного городка, превратились в коммунальщиков столичного хозяйства. «Что-нибудь более слабое, чем Джетысуйский горкомхоз, трудно себе представить. Этот горкомхоз недавно построил сначала фундамент, а затем здание, под которым не оказалось никакого фундамента», — шутили по этому поводу ответственные товарищи. Отсутствие элементарного благоустройства на первых порах очень затрудняло жизнь в новой столице.

На заседаниях Казкрайкома неоднократно поднимался вопрос о бесплановости древонасаждений и других озеленительных работ в парках культуры и отдыха и «Федерации», нежелании самих алмаатинцев наводить порядок в родном городе. Несмотря на то, что в 1928-1931 годах в Алма-Ате было введено в строй множество различных объектов, в частности, приступили к работе около 10 предприятий легкой промышленности, работа Алма-Атинского горкома и горсовета за 1931 год была признана неудовлетворительной. Казкрайком в экстренном порядке ставил перед городскими властями вопрос о необходимости реконструкции и форсированного развития строительства городского хозяйства.

Алма-Ата, как, впрочем, и большинство других казахстанских городов начала 30-х годов прошлого столетия, была совершенно неблагоустроена. Вот как об этом писал Левон Мирзоян, сменивший в 1933 году Филиппа Голощекина, в письме к Лазарю Кагановичу, секретарю ЦК партии: «Ужас, что из себя представляет Алма-Ата, — это паршивенькая деревенька, и, конечно, в несколько раз хуже любой северо-кавказской станицы. И вот в этом — Алма-Ата: помещений нет, народу негде жить, работники разбегаются, света нет — приходится работать при керосиновых лампах, а когда ставишь вопрос о том, что надо строить, то все приводят десятки доводов о невозможности этого…».

Левон Мирзоян дал импульс бурному развитию и росту Алма-Аты. Пользуясь личными связями с государственными деятелями СССР, он порой обращался к ним за финансовой поддержкой. Так, спустя полгода после своего назначения, в докладной записке на имя Л. Кагановича и председателя СНК СССР В. Молотова, Левон Исаевич сетовал на крайне тяжелое положение казахстанской столицы в бытовом и культурном отношениях. Он писал: «В городе нет ни одного общественного здания, где можно было бы собрать больше 300-400 человек; нет театра, нет ни одного клуба, кроме Дома Красной армии. До сих пор в Алма-Ате не построено ни одного специального здания для кинотеатра. Больничная сеть города осталась в том же виде, как она была в старой Алма-Ате (добавлено несколько временных бараков)… В городе гостиниц нет, а существуют старого типа заезжие дома на 70 номеров, из которых более половины занято постоянными жильцами. Новые здания в городе, естественно, проектируются с водопроводом и канализацией, а между тем канализации в городе нет». Только в 1933 году началась разработка проектов зданий для Казахского национального театра и публичной библиотеки.

Проблем было много, но их решали. Вопреки многому, город был построен! Облик Алма-Аты менялся с каждым годом. Из захолустного мещанского городка она постепенно превращалась в город-сад с молодым поколением, родившимся уже в Алма-Ате-столице. Первые дополнительные 100 коек родильного отделения были введены в строй уже в 1931 году, на следующий год планировалась строительство 12 школ-семилеток, двух кинотеатров и других объектов соцкультбыта. «Трамвайное, троллейбусное, автобусное и железнодорожное движение связало все окраины и пригороды с центром города. Были выстроены 62,5 км водопроводной сети, 43 км канализации, 4 бани, 3 гостиницы, 4 столичных парка стали самыми лучшими в республике.

Почти 70 лет Алма-Ата была столицей Казахстана, средоточием мысли, силы, творчества, художественных и научных дерзаний, исторической и политической жизни. Потеряв столичный статус, она одновременно приобрела статус делового, финансового, научного и культурного центра Республики Казахстан. Утрата звания ведущего города страны практически не отразилась на таком мегаполисе, как Алма-Ата. Он давно уже, подобно гигантскому живому организму, функционирует по своим особым законам. Город, несмотря ни на какие коллизии, остался прежним. С непередаваемым ароматом цветущих яблоневых садов, разлитым в воздухе ранней весной, и дымкой тлеющего саксаула, исходящей от многочисленных мангалов. И в то же время он изменился: стал современным, величественным и… агрессивным.

© Автор не известен
Опубликовано в газете «Известия-Казахстан», 21 августа 2004 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета