ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
И это все о ней, о Южной столице…

СОХРАНИ ВСЕ, ЧТО СМОЖЕШЬ

В
  его офисе на стенах развешано множество фотографий известных творческих личностей Казахстана, России и Европы, но это не студия или продюсерский центр, это банковское учреждение, где Ринат Шаяхметов является заместителем председателя правления. Но не это главное. Многим он известен как рьяный и продвинутый битломан, благодаря которому на одной из улиц южной столицы вскоре появится памятник группе «Битлз», как внук легендарного Жумабая Шаяхметова, первого казаха, возглавившего ЦК Компартии Казахстана в 40–50-е годы и Совет национальностей Верховного Совета СССР. Но и это не все. Сегодня Ринат Шаяхметов пишет книгу о родном городе и об известных деятелях страны.

РИНАТ ШАЯХМЕТОВ
 
ЛИТЕР-Неделя: Ринат Равильевич, недавно вы занялись созданием книги об Алматы под названием «Наш милый город». Расскажите, как родилась эта идея?

Р.Ш.: Идея книги зародилась в Москве, в книжном магазине с одноименным названием. Меня поразило изобилие книг различных жанров о городе: Москва 50-х, 60-х, 70-х годов, фотоальбомы, мемуарная литература… У нас вы в лучшем случае найдете на полке фотоальбом об Алматы или справочник. Вспомнил, как три года назад Пауло Коэльо посетовал в разговоре, что не смог найти о нашем городе ни одной книги, тем более на английском языке. А ведь сколько в нашей истории интереснейших личностей, о которых можно рассказать! Многие из них вращались на «орбите» нашей семьи. У нас сохранилось много фактов, историй, фотографий, каких-то легенд. Кроме того, старая Алма-Ата исчезает, уходят люди, а с ними уходит целый мир! Тогда я сказал себе: «Сохрани все, что сможешь!» Я, как раненый, стал носиться по улицам и закоулкам, фотографировал все, что имело отношение к истории города, встречался с аксакалами, учеными, артистами, ветеранами труда, строителями Турксиба, жителями старых домов и многими другими современниками. Сильно пожалел, что раньше не подумал об этом. Как-то академик Чокин спросил меня: «Ринат, кому это сейчас надо?» Я сказал, что раньше тоже так думал, но потом понял, что ошибался.

ЛИТЕР-Неделя: Ваша основная деятельность связана с банком. Это некий феномен, когда в человеке уживаются два абсолютно разных направления: финансы и творчество…

Р.Ш.: Когда что-то делаешь искренне, все получается. У меня очень интересная работа, не столько финансовая, сколько связанная с управлением персоналом. Грамотно прописанные, а главное, соблюдаемые «правила игры» создают в коллективе здоровый климат. Вас все время тянет на работу. А для увлечений есть суббота, воскресенье, вечера…

ЛИТЕР-Неделя: Известно, что вы — битломан со стажем. Расскажите, как один из ваших знаменитых песенников оказался в знаменитом ливерпульском музее «Битлз»?

Р.Ш.: Таких альбомов у меня было очень много. Я их писал за ночь и дарил друзьям и одноклассникам, если узнавал, что они тоже увлечены творчеством моей любимой группы. Мама в то время, увидев меня, увлеченного усердной писаниной, всегда спрашивала: «Ринат, ты уроки делаешь?» — я, конечно же, лукавил и говорил, что так и есть. Из всех моих альбомов сохранилось лишь два, один из которых был подарен музею «Битлз», когда я был в мэрии Ливерпуля в 2004 году.

ЛИТЕР-Неделя: Вас, как инициатора создания памятника группе «Битлз» в Алматы, хочется спросить, когда наконец бронзовая скультурная группа, о которой так много писали, появится в городе? Ведь памятник готов, но его почему-то все еще нет…

Р.Ш.: Не только благодаря мне, но и фонду Маргулана Сейсембаева, который выделил деньги на проект, и автору памятника Эдуарду Казаряну. По каким только коридорам власти мне не пришлось пройти и с каким количеством людей мне не выпало встретиться. Но памятник все-таки появится. Его, к примеру, можно будет поставить в новой архитектурной среде — Региональном финансовом центре, это выше проспекта Аль-Фараби. Ведь когда страна на подъеме, она должна впитывать из внешней среды все лучшее как в сфере экономики, так и в сфере культуры — вспомните послевоенную Японию, Германию, Италию… Не надо бояться. Мы сильный народ, конкурентный!

ЛИТЕР-Неделя: Ринат Равильевич, вы внук легендарного Жумабая Шаяхметова — первого казаха, ставшего руководителем Компартии Казахстана. Каким вы помните своего деда?

Р.Ш.: Я его помню уже больным, после «оттепели», что случилась после смерти Сталина и поднятия целины. Мой дед говорил тогда Хрущеву: «Целина — это она для вас целина, а для нас — родная земля, давно освоенная для скотоводства». Помню, как клянчил у дедушки с бабушкой конфеты из фарфоровой вазы, подаренной Мао Цзэдуном. Это было в Москве, когда дед был уже на пенсии. Когда стал взрослее, из рассказов отца и близких понял, каким был дед. Он прожил очень бурную жизнь и в молодости достиг многого. Секретарем ЦК стал в 1938 году в возрасте 36 лет. В 37 он стал вторым секретарем и проработал в этой должности до 1946 года, а с 1946 по 1954 год был первым секретарем Центрального комитета Компартии Казахстана. Также он был первым казахом, который занял пост председателя одной из палат парламента советской империи, то есть Совета национальностей Верховного Совета СССР, и в 1950 году подписал «Закон о мире» от СССР. Дед близко общался со Сталиным, Мао Цзэдуном, Молотовым, Микояном, Маленковым, Булганиным и многими другими. Близко дружил с Жамбылом Жабаевым, с которым часто общался, ценил его за остроумие и талант. Сейчас, когда те времена отдалились на безопасное расстояние, современным историкам легко делать очевидные выводы, а ведь они-то как раз и должны пытаться мыслить в координатах той эпохи. А походя осуждать того или иного казахского политика, сидя на уютном диване и почесывая кошку за ухом, может любой обыватель.

ЛИТЕР-Неделя: Вы только что упомянули о дружбе вашего деда и Сталина, хотя в то время было довольно сложно добиться расположения этого человека. Как все происходило?

Р.Ш.: Сталин называл Жумабая Шаяхметова орлом Востока. Отец говорил, что Булганин просил назначить деда союзным министром, но Сталин сказал, что пока не найдете замену Шаяхметову, вопрос не поднимать. Многие до сих пор помнят, как Сталин поддержал Шаяхметова, когда тот пришел к нему на прием с просьбой открыть первый на Востоке женский педагогический институт, а в 1944 году 300 тысяч юношей-казахов были переброшены с передовой на тыловые работы, чтобы снизить потери и сохранить генофонд. Дед думал о людях, и Сталин это чувствовал, поэтому и любил.

ЛИТЕР-Неделя: Насколько я знаю, благодаря вашему деду открылся не только ЖенПИ?

Р.Ш.: Да, так появились консерватория, физкультурный институт, Институт иностранных языков, чимкентский технологический, Академия наук, ТЮЗ.

ЛИТЕР-Неделя: Столько всего произошло в жизни вашей семьи. Может, лучше писать книгу не о городе, а о Жумабае Шаяхметове?

Р.Ш.: Город — это контекст, декорации, люди будут действующими лицами.

ЛИТЕР-Неделя: Ринат Равильевич, скажите, а в жизни вам помогла известная фамилия?

Р.Ш.: Наверное, все-таки помогла. Как говорил мой батя, вспоминая роман Дюма «Три мушкетера»: «Я — как отец д’Артаньяна: кроме нескольких экю и хорошей репутации не могу вам больше ничего оставить».

© Маржан КУДАБАЕВА, фото автора
Опубликовано в газете «Литер», 1 марта 2007 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета