ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
И это все о ней, о Южной столице…

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ВЫВЕЛ КАЗАХСТАН НА МИРОВУЮ ФОТОАРЕНУ

В
  последние два года все ответственные чиновники нашей республики озабочены глобальной задачей — вывести Казахстан в число первых 50 государств по всем показателям. К их радости, могу сообщить, что в области фотоискусства Казахстан уже давным-давно там. Может быть, даже в первой тридцатке. Надо отметить, что это заслуга так называемых фотолюбителей — инженеров, врачей, педагогов. Словом, людей самых разных профессий, посвящавших свое свободное дело любимому виду искусства. Об одном из таких любителей, Его Фотографическом Сиятельстве (EXCELLENCE FIAP) по международной классификации, патриархе художественной фотографии Казахстана Виталии Федоровиче БИЛЬКОВЕ и пойдет речь.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Хотя фотография и была изобретена в далеком 1839 году, первые светописные снимки на территории нынешнего Казахстана были сделаны лишь спустя десятилетия. Что было тому причиной, можно только гадать: удаленность, громадные безлюдные пространства, суровый климат — зимние морозы до 40 градусов — и изнуряющая летняя жара — или трудоемкость тогдашних фотографических процессов.

Наскоки фотографии в Казахстан из европейской части России, со стороны Волги, было эпизодически экспедиционными. В течение пяти лет, с 1869 по 1874 год, велась съемка Средней Азии, которой руководил исследователь этих краев А.Л. Кун. Более 1200 снимков вошли в рукодельный, в нескольких экземплярах, четырехтомный «Туркестанский альбом», получивший в 1885 году одну из высших наград на Парижской международной географической выставке. Сколько там было снимков, относящихся к Казахстану, история умалчивает. Но они, безусловно, были.

Основное же российское и военное, и культурное освоение этих территорий происходило со стороны Сибири. Даже центр Степного генерал-губернаторства долгое время находился в Омске. Поэтому неудивительно, что первые фотографические ателье, их тогда именовали светописными, появились в Семипалатинске. В одном из них в 1856 году и был сделан исторический снимок Чокана Валиханова и Федора Достоевского. Кто его создал, пока точно не известно, но наш именитый краевед Владимир Проскурин предполагает, что здесь не обошлось без основателя знаменитой фотографической династии города Верного Абрама Лейбина.

Но, пожалуй, самые первые доподлинно именные снимки были сделаны в том же Семипалатинске в начале 70-х годов. Примечательно, что они были делом рук прародительницы казахстанских фотолюбителей Любови Константиновны Полторацкой, жены семипалатинского губернатора.

Сам генерал-лейтенант В.А. Полторацкий был известным путешественником, ежегодно совершал поездки по Алтаю вплоть до китайской границы. Нередко в этих путешествиях его сопровождали супруга и дочь. Неутомимая генеральша отменно знала все тогдашние секреты светописного мастерства. Много лестных слов посвящено ей в книге «Путешествие в Западную Сибирь доктора О. Финша и А. Брема, 1876 год». А одну из своих статей в немецком журнале Альфред Брем даже сопроводил ее снимком. Около 50 фотографий Полторацкой вошло в альбом «Виды и типы Западной Сибири», также изготовленный в нескольких экземплярах и удостоенный большой серебряной медали в 1879 году на Московской антропологической выставке.

Достойный вклад в казахстанскую видовую фотографию внесли Абрам Соломонович Лейбин и его сыновья Павел (Файвиш) и Владимир (Вульф). Лейбин приехал в город Верный (ныне Алматы) из Томска в 1873 году. Кроме бытовой портретной фотографии он занимался съемкой городских видов. Пережил оба разрушительных верненских разгула подземной стихии. Его снимки зданий до и после майского землетрясения 1887 года вошли в одноименный альбом. Его изготовили в десяти экземплярах. Восемь по 40 снимков и два по 52. Три альбома предназначались для высочайших особ — Государя императора и Великих князей Михаила Николаевича и Владимира Александровича.

Эффектный снимок Лейбина «Водопад на реке Большая Алматинка. г.Верный» в 1912 году был опубликован в «Карманном справочнике по фотографии», изданном в Москве. Во всероссийском конкурсе того же 1912 года удостоились высокой награды работы павлодарского фотомастера Дмитрия Поликарповича Багаева.

Это было почетное признание, но до мировой известности оставалось еще полстолетия.

НОВЫЕ ВРЕМЕНА

ВИТАЛИЙ БИЛЬКОВ После смерти Сталина в Советском Союзе произошли большие изменения, именуемые в истории «хрущевской оттепелью».

В начале знаменитых шестидесятых в Алма-Ате, как и во всей стране, стали возникать клубы по интересам. Архитекторы, врачи, инженеры, слесари, педагоги, шоферы — люди самых различных профессий, но с одной лучезарной мечтой — объединились в удивительно стойкое содружество, нареченное впоследствии фотоклубом «Медео».

Первым и бессменным председателем художественного совета был избран Виталий Федорович Бильков. С отеческого согласия Димаша Ахмедовича Кунаева фото-и кинолюбителям было передано помещение военторговского магазина в бывшем погрангородке. Четверть века, до начала независимости, это были лучшие клубные апартаменты в Союзе. С роскошным выставочным залом, фотолабораториями и кабинетами для методистов, курирующих самодеятельное фототворчество в республике. А курировать тогда было что. Только в Алма-Ате к 1987 году насчитывалось более полутора сотен фото-и кинокружков — в школах, на станциях юных техников, в домах пионеров, на предприятиях и в учреждениях. Да еще 27 областных фотоклубов по всей республике. (Скоропалительный, непродуманный переход на якобы лучшую экономическую формацию смел все это общественное богатство вместе с тысячью библиотек, домов культуры, сельских клубов)

Тогда, в начале шестидесятых, когда только-только стали приподнимать послевоенный «железный занавес», в Союз стали поступать фотографические журналы социалистических стран. Хотя и с большим трудом, но можно было подписаться на гэдээровскую или польскую «Фотографию», югославскую «Фото-кино-ревию», венгерское «Фото» и знаменитое чехословацкое «Ревю-фотография». Фотолюбители правдами и неправдами добывали их, обсуждали, горячо и долго спорили, сравнивали — наши фотографии вроде бы не хуже.

Бильков первым в 1965 году рискнул послать свои снимки на конкурс в Чехословакию. Многим нынешним читателям будет непонятен скрытый смысл слова «рискнуть», а в те годы люди все еще боялись не только что-то отправить за границу, а даже пройти мимо иностранного посольства.

Результат был успешным — первый в истории Казахстана диплом международного фотоконкурса. Потом Виталий Федорович много раз будет первым. Первыми его работы пройдут на ста международных выставках, на двухстах. Затем он первым разменяет четвертую и пятую сотню. Можете проверить — фамилия Билькова значится в 467 выставочных каталогах, от которых прогибаются полки его рабочей кельи.

НАЧАЛО

Виталию Федоровичу идет 82-й год. Трудно представить, но 73 из них связаны с фотографией. А положила глаз муза светописи на малыша Виталия в далеком северном городке Яренске, насчитывавшем в то время полторы тысячи жителей. У своего дяди он увидел странный ящичек красного дерева и коричневые фотографии, снятые на артиллерийских позициях Первой мировой. Судьба, таким образом, была предначертана, и, когда на впервые разрешенном большевиками новогоднем утреннике 1935 года Дед Мороз вытащил из своего мешка заготовленный предусмотрительной матушкой картонный фотоаппаратик, радости второклассника не было предела.

Но это была хоть и желанная, но игрушка. Через год по чертежам, по запросу, присланному из редакции «Пионерской правды», Бильков сотоварищи смастерил свой первый «настоящий» фотоаппарат. Сделанный из фанеры, он напоминал большой спичечный коробок. На передней стенке сапожными гвоздиками укреплена линзочка с отколотым краешком — подарок соседа. Им можно и сейчас, уже ради забавы, фотографировать. А тогда это было настоящее сокровище. Проявляли фотопластинки в блюдечках. Печатали под табуретом, завесившись одеялом. Красным фонарем служила лампочка, обмотанная пионерским галстуком, за прожог которого последовала запомнившаяся на всю жизнь взбучка от старшей сестры. Бережно хранимые стеклянные негативы тридцатых годов, на которых запечатлены друзья босоногого детства, давно стали достоянием истории. Тем более что на некоторых были единственные изображения не вернувшихся с войны соседей. В Яренском краеведческом музее чуть ли не половина фотографий сделана Виталием Федоровичем, почти каждую осень навещавшим родной город.

Великая Отечественная война своим последним годом прихватила Билькова, но и тут его вела судьба — служил в фотовзводе оптической разведки артиллерийского полка. Снимал панорамы для корректировки стрельбы.

После армии оказался в Алма-Ате в рядах студентов электрофака сельскохозяйственного института. К тому времени Бильков был докой не только в черно-белой, но и в цветной фотографии. На недавней клубной выставке «Алма-Ата вчера, сегодня и позавчера» его снимок «Всенародное горе» привлекал внимание зрителей не только тем, что был сделан полвека назад, 9 марта 1953 года, у оперного театра в день похорон Сталина, но и тем, что был цветным.

На недавней клубной выставке «Алма-Ата вчера, сегодня и позавчера» его снимок «Всенародное горе» привлекал внимание зрителей не только тем, что был сделан полвека назад, 9 марта 1953 года, у оперного театра в день похорон Сталина, но и тем, что был цветным. А в те годы даже фотохроника КазТАГа работала только на черно-белой пленке.

Свежеиспеченный инженер-электрик был направлен в передвижную механизированную колонну «Казэлектросельстрой», где и трудился прорабом до пенсионного звонка. Его бригада прокладывала кабели, начиняла электрикой возводимые в области фермы, животноводческие комплексы, парниковые хозяйства, детские сады, школы. А Виталий Федорович никогда не расставался с фотоаппаратом. Теперь у него их был целый десяток, и не только отечественные ФЭДы, «Зоркие» и «Зениты», но и легендарная немецкая «Лейка», а сейчас и «Никон».

МИССИЯ

Итак, в «железном занавесе» была пробита брешь. Одним за другим Виталий Федорович полуподпольно выводил на международную арену своих коллег. Почему полуподпольно? Да потому, что посылки за рубеж не только не одобрялись, но и пресекались. «Ответственные товарищи» несколько лет даже добивались, чтобы клуб ввел в свой устав пункт о запрете отправки фотографий на международные выставки. Но в 1966 году в Болгарии проходят на Пловдивской выставке работы сразу трех алматинцев. Ну а дальше пошло, поехало. В 1967 году во Франции работа Эльхома Сейдалина «Зал ожидания» награждается бронзовой медалью. В 1969 году в Италии серебряная медаль за цветной снимок «Пророк» достается Билькову, из Австралии серебро приходит Сейдалину за черно-белую «Зимнюю речку», а дипломом в Югославии начинается и мой наградной список.

В 1975 году в «Photographic Journal of PSA» — официальном издании фотографического общества Америки (PSA), объединяющего фотографов 162 стран, был опубликован обзор состояния фотографии в Советском Союзе. Автор с определенной долей удивления отметил, что наряду с признанными центрами фотоискусства, такими как Москва, Ленинград, Вильнюс, Рига и Таллин, на южной окраине «советской империи» взошла новая фотографическая звездочка — Алма-Ата. Речь шла о мастерах клуба «Медео».

Очень труден и короток век выставочной фотографии. Как-то в российском журнале «Фото-видео» авторитетный искусствовед утверждал, что если фотограф сделал хотя бы два выдающихся снимка, он не зря прожил жизнь. У Виталия Федоровича на международных выставках экспонировались более сотни. Некоторые по одному-два раза, а некоторые — по десять-двадцать. Таких у Билькова набирается с десяток: «Любопытство», «Дети», «Погоня», «Вечер», «Зимние бега», «На земле предков», «Вечерний звон», тот же «Пророк».

Первые четыре и вовсе рекордсмены — проходили на сорока-пятидесяти выставках. Недоброжелатели из зависти нудят: вот, мол, удалась одна работа, и гоняют ее по всем выставкам. На это только один ответ — будем и впредь посылать, и будет такая работа до тех пор пользоваться успехом у зрителей и членов жюри, пока кто-то не сделает лучше. Уже тридцать лет, а именно столько эти фотографии шествуют по выставкам, снять получше могли бы и сами злопыхатели, но вот пока что-то никто не сподобился. Бесспорно, работы Билькова вошли в историю мирового фотоискусства. Сложнее с казахстанским фотоискусством, в упор не замечаемым ни правительством, ни чиновниками Министерства культуры.

Если в Литве десяток фотомастеров отмечен государственными премиями по фотоискусству и государственными наградами вплоть до ордена Гедиминаса, то в нашей республике в этом плане тишь, но не благодать.

А заслуги Виталия Федоровича перед Казахстаном неоспоримы. Не без его участия сотни людей, прошедших через фотоклуб «Медео», полюбили фотографию на всю жизнь. Пятеро закончили ВГИК и стали классными кинооператорами, обладателями «Ники», «Тэффи», «Серебряного медведя» и других кинематографических наград. Около сорока фотолюбителей выросли до мастеров международного класса. Их работы демонстрировались на 1350 зарубежных выставках. Принесли авторам 5 Гран-при, 17 международных премий «За социалистическое фотоискусство», два десятка золотых медалей, вдвое больше серебряных и бронзовых, да еще около двухсот других наград — дипломов, почетных лент, призов.

И добрая четверть, если не треть, этих наград принадлежит самому Билькову.

Можно подсчитать, в скольки каталогах международных выставок среди 30-50 представленных стран упомянута наша республика, в трехстах или четырехстах. Упомянута благодаря мастерам фотоклуба «Медео».

В декабре этого года фотоклубу «Медео» исполняется 45 лет. Может, к этому юбилею правительство заметит и отметит заслуги ветеранов казахстанского фотоискусства. И к золотым международным медалям прибавятся давно заслуженные казахстанские.

© Валерий КОРЕНЧУК, президент фотоклуба «Медео»
Опубликовано в газете «Деловой Казахстан», 14 декабря 2007 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета