ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Стихийные явления

ПОПАСТЬ В «ДЕВЯТКУ»

Д
окументальный фильм «9 баллов» вызвал большой резонанс в обществе. С одной стороны, интерес к фильму понятен, так как в нем поднимается тема землетрясений, которая прямо или косвенно волнует всех алматинцев. С другой стороны, необычен состав съемочной группы, где автором сценария и ведущим выступил политолог Досым Сатпаев, а режиссером-постановщиком — молодой и талантливый Ануар Райбаев. «ЛИТЕР-Неделя» решил поговорить с ним не только об этом фильме, но и в целом о ситуации в казахстанской кинематографии.

АНУАР РАЙБАЕВ
 
— Чем вас заинтересовал этот документальный проект о землетрясениях?

— Когда мне предложили принять участие в съемках этого документального фильма, то я даже не представлял, каким интересным получится этот проект. Во-первых, это была творческая работа сплоченной команды единомышленников, которая позволила из вроде бы простой темы сделать настоящую игровую постановку. Те, кто видел «9 баллов», меня хорошо понимают. Наша главная задумка заключалась в том, чтобы связать прошлое Алматы с настоящим через призму будущего развития города в условиях постоянной угрозы землетрясений. Мне кажется, что идея провести красной нитью через весь фильм биографию известного верненского градостроителя Андрея Павловича Зенкова, который одним из первых начал сейсмостойкое строительство в городе, оказалась вполне удачной.

Во-вторых, этот проект довольно актуальный, так как, к сожалению, тему, связанную с сейсмической угрозой, как мне кажется, хотят отодвинуть в сторону, чтобы не волновать алматинев, у которых и так неспокойная жизнь. У чиновников есть даже любимая фраза: «Зачем вызывать панику у людей?». Но таким образом мы не решаем проблему, а делаем вид, что ее как бы не существует. Лично меня, как жителя этого города, волнует то, что в случае ЧП многие алматинцы окажутся не готовыми к этому ни морально, ни физически, ни психологически.

В-третьих, мне самому захотелось разобраться, что делать, если такая беда случится. Чем я сам могу помочь своей семье, близким, друзьям. При этом немаловажно было узнать, как государство готовится к этой природной стихии, какие есть проблемы и возможности.

— Очень часто можно услышать, что в Казахстане слабо развивается жанр документального кино. Вы с этим согласны?

— По моему мнению, казахстанской документалистике еще только предстоит крепко встать на ноги. У нас есть для этого свои высококвалифицированные творческие кадры: сценаристы, режиссеры, операторы, способные снять, да и раньше снимавшие фильмы, которые получали премии не только в СССР на всесоюзных кинофестивалях, но и на престижных международных показах. Эти люди до сих пор живут и активно работают в Казахстане, но самого кино нет. Вот такой парадокс. Люди есть — продукта нет. А почему? Потому что сама отрасль не выстроена. Нет главного заказчика. Государство не заботится о том, чтобы о его истории, культуре, народе снимали качественные фильмы, которые войдут в сокровищницу мировой кинематографии и будут изучаться. Многие вещи снимаются сейчас в авральном режиме телевидения, где все строится на ежеминутности блока новостей. Я, конечно, ничего не имею против телевидения, тем более против качественного телевидения, но это другой формат. Нельзя снимать документальный фильм как телепередачу, что зачастую у нас и происходит. В свое время мне пришлось работать на одном из наших ведущих республиканских телеканалов, где на съемку 26-минутного фильма отводилось 5-10 дней. А на весь монтаж фильма, включая работу со звуком, давали 12 часов. Для сравнения: те же «9 баллов» мы снимали около трех месяцев, не считая времени, затраченного на монтажную и звукооператорскую работу. Спешка в этом деле плохой помощник. В результате такой спешки на телевидении мы получаем еще один свежеиспеченный продукт для одного эфирного показа, который вряд ли оставит след в душе зрителя. И даже при таком режиме мы стараемся делать «кино», чтобы все-таки было интересно и потом не надо было краснеть за свою фамилию в титрах. Поэтому когда у нас на всех телеканалах поймут, что они создают не только эфирный поток — новости и блоки рекламы, а также создают аудиторию, поднимают ее культурную планку, объединяют и сплачивают народ республики, тогда они будут по другому относиться к документальному кино. Может, это позволит находить и дополнительные источники финансирования. А кадры, которые, как известно, решают все, у нас пока еще есть.

— А что вы скажете в целом о состоянии отечественной кинематографии? Неужели «казахстанская волна», о которой в свое время так много говорили, ушла в песок?

— Здесь опять все упирается в главного заказчика в лице государства, которому нужна четкая идеология. Когда я говорю государство — подразумеваю не только государственные структуры, а всех нас, составляющих народ республики. Что касается идеологии, то здесь не имеется в виду, что кто-то опять должен указывать нам дорогу в светлое будущее, при этом не обещая, что во время пути нас будут еще и кормить. Но у любого общества должны быть какие-либо ясные цели и ориентиры, четкая шкала добра и зла. Мы должны иметь своих героев и гордиться ими. И что, как не кино — художественное и массовое, должно вести диалог с людьми и всем обществом. Отдельный фильм, если он прекрасен, — это искусство. Много хороших фильмов — это уже кинематограф, то есть целая отрасль народного хозяйства, выражаясь языком политэкономики. К кинематографу надо относиться как к любой другой отрасли. Надо ставить перед ним цели, финансировать и спрашивать результат. При этом так называемое авторское кино, не рассчитанное на массового зрителя, будет существовать за счет картин, собирающих полные кинозалы, как это было в бывшем СССР. Государству надо перестать выделять деньги на «датское» кино, то есть на фильмы, приуроченные к очередной громкой дате или юбилею, после проведения которого забывается как сам юбилей, так и фильм.

Настоящая киноиндустрия — это не 3-4 фильма в год, а минимум 20 картин. И на каждый фильм должен быть государственный заказ, который получают те, кто прошел творческий конкурс заявок, где будут побеждать наиболее интересные, креативные идеи сценаристов и режиссеров, а не их прошлые заслуги, а также связи в высоких чиновничьих кабинетах. Только тогда у нас появится свой национальный интересный — и уникальный — кинематограф.

— Может быть, поэтому на фоне той же российской киноиндустрии мы выглядим довольно бледненько. Ведь у нашего соседа налажен целый конвейер по производству отечественных фильмов и довольно громких документальных проектов. Хочется надеяться, что рано или поздно у нас начнутся аналогичные процессы. Деньги вроде уже есть. Таланты, как вы сказали, также имеются…

— Вы упомянули Россию. Но там ежегодно государство заказывает и финансирует до 60 полнометражных игровых фильмов. А для развития документального кино там вообще сложилась положительная ситуация, когда каждый телеканал, считающий себя серьезным и авторитетным, создает свои документальные сериалы и отдельные ленты. При этом, кроме своего производства, телевидение России еще и покупает наиболее интересные фильмы у независимых студий и авторов. Тем самым идет стимулирование конкуренции на этом рынке. Теперь спросите: «В Казахстане любой телеканал готов покупать такую продукцию у независимых студий?». Уверен, что в ответ на этот вопрос вас засмеют. Лучшее, что они могут предложить, так это бесплатный показ, то есть с вас не возьмут денег за то, что они покажут ваш фильм. И это при том, что количество и качество местных телепередач оставляет желать лучшего. Отсюда отсутствие в Казахстане рыночных отношений на телевизионном пространстве и практически никакой серьезной конкуренции между отечественными каналами. В результате страдает в первую очередь зритель, который всегда имеет право спросить с тех же государственных каналов, куда уходят его налоги, которые вроде бы идут и на их содержание тоже, ведь взамен он получает пресно-серое отечественное телевидение.

© Гаухар БЕКЕТОВА
Опубликовано в газете «Литер», 14 июля 2006 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета