ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Стихийные явления

ЭТО БЫЛО В МЕДЕО

О
тшлифованные водой и ветром многотонные глыбы. Их встречаешь не только высоко в горах, они громоздятся в окрестностях Алма-Аты и даже в самом городе, на улицах, ведущих к горным ущельям. Это — отметины селя, которому удалось добежать и сюда, к городским кварталам…

ГОВОРЯТ КАМНИ

Гигантские гранитные «орешки» прячутся и в земле. Обнаруживают их экскаваторщики, которым приходится готовить котлованы под новые дома или трубопроводы. Это уже знаки селей, более ранних по возрасту, но, видимо, не менее жестоких.

Алма-атинцы хорошо знают природу селей, их коварный характер. Родившись далеко в горах в результате бурного таяния снегов или ливневых дождей, массы воды, насыщенные грязью, стремляются вниз по руслам горных рек со скоростью курьерского поезда.

Стремительный грязе-каменный паводок, подмывая тесные ущелья, захватывает на своем пути деревья и валуны, которые, как льдины, плывут в селевом потоке. Крупные сели причиняют громадные разрушения.

Вот некоторые сведения о селевых потоках, бушевавших в бассейне реки Малой Алматинки за последние 80 лет.

Год 1887-й. В результате землетрясения и ливневого дождя у истоков Большой и Малой Алматинок и других более мелких горных рек родился грязе-каменный поток — сель. Было перенесено большое количество разрыхленных горных пород. Города Верного (так раньше называлась Алма-Ата) сель не достиг.

Год 1888-й. Талые воды, прорвав образованный завалом снежной лавины водоем, кинулись в долину реки Малой Алматинки. Грязе-каменными выносами было обезображено несколько кварталов Верного.

Год 1889-й. Ливневый дождь прокатил селевую волну, которая занесла несколько улиц города.

Год 1918-й. Селевой поток снес в верховьях Малой Алматинки строения, мосты.

Год 1921-й. Катастрофа. Ливень переполнил притоки Малой Алматинки — Сарысай, Чимбулак, Горельник, Комиссаровку, Казачку, Батарейку и Бутаковку. Вобрав в себя их силу, Малая Алматинка швырнула на город сметающий все на своем пути сель. Взбесившийся поток за шесть часов вынес с гор около 7 миллионов кубических метров воды и 3 250 000 кубических метров камня, песка и глины. Натуралист В. Н. Шнитников, бывший свидетелем катастрофы, так описывал ее последствия. За первым грязевым потоком «ночью на город ринулся… высокий вал полужидкой грязи, несший огромные каменные глыбы и разрушавший все на своем пути: дома, деревья, заборы. Все, застигнутое этим валом, уничтожалось и сносилось с лица земли. За первым валом пошел следующий, и так с промежутками через город прошло несколько таких грандиозных грязевых валов». Стихией были уничтожены десятки домов, погибло большое количество скота.

СЕЛЬ 1921 ГОДА

Сель 1921 г. Разрушения на улице Копальской (сейчас улица Кунаева)

СЕЛЬ 1921 ГОДА

Сель 1921 г. Головной Арык (сейчас проспект Абая) прорван селевым потоком

СЕЛЬ 1921 ГОДА

Сель 1921 г. Разрушения на улице Копальской (сейчас улица Кунаева)

Потом сель напоминал о себе еще 11 раз.

Год 1956-й. 7 августа. Обрушившаяся морена ледника Туюксу выплеснула вниз грязе-каменный поток, который разрушил гидрометеорологические сооружения, мосты, дорогу, ведущую в Алма-Ату. Река с грохотом несла огромные валуны. Было странно: дождя нет, а воды в городе, говоря пословицей, «хоть пруд пруди». Правда, потоки эти бежали по улицам недолго, иссякли так же быстро, как и нахлынули.

Год 1963-й. 7 июля. Днем в горах прошли дожди и грозы. Во второй половине дня родившийся под языком Жарсайского ледника горный паводок, прорвав морену, обрушил свою яростную мощь на озеро Иссык. Восемь часов грязе-каменный поток наносил сокрушительные удары по красивейшему озеру, тысячелетиями существовавшему в гранитной оправе гор Заилийского Алатау.

Воды озера, прорвав преграду, ринулись вниз, в долину. В поселке Иссык были снесены две улицы, разрушены многие дома, магазины и другие сооружения. Знаменитое на весь мир восьмитысячелетнее альпийское чудо было погублено за несколько часов. К счастью, сель проложил себе дорогу далеко в стороне от Алма-Аты. В городе он мог бы сделать еще больше разрушений.

После этой трагедии вопрос о защите столицы Советского Казахстана от грозной стихии встал с особенной остротой.

АДРЕС: УРОЧИЩЕ МЕДЕО

Эта дорога, накрепко схваченная асфальтом, словно волшебница: она может показать вам за полчаса весну и зиму, в сентябре застанешь на ней август, а в марте — февраль…

…Минуя полтора десятка километров, вы оказываетесь в Медео. Это живописное урочище, по праву именуемое жемчужиной Алма-Аты, расположено выше города на целую тысячу метров. Отсюда и объясняется «волшебство» дороги, которая показывает за короткий срок несколько климатических поясов сразу.

…Но Медео — это и ворота селя. Здесь, в узкой теснине ущелья, не раз набирали свою разрушительную силу грязе-каменные потоки.

Сель угрожал городу. Люди ждали его, предпринимали попытки отвести эту угрозу.

Первый проект защиты Алма-Аты от селевых потоков был разработан в 1934-1935 годах. Он предусматривал создание в долине реки ряда крупных селезащитных котлованов, фашинных заграждений, проведение мелиоративных работ. В тридцатые годы в Мало-Алматинском ущелье была возведена дамба, которая выполняла своеобразную роль регулировщика: направляла селевые потоки в русло Весновки. Затем был сооружен вододелитель.

В 1964 году по решению Совета Министров Казахской ССР началось строительство габионной, плотины у подножья ледника Туюксу. На высоте 3017 метров над уровнем моря встала первая преграда — плотина, сложенная из габионов — клеток из металлических сеток, заполненных булыжником. Конечно, чтобы остановить сель, эта плотина слишком слаба, но сбить скорость движения, сделать грозный поток более медленным, а следовательно, и более покладистым она может. Работниками СМУ «Водоканалстрой», кроме того, были смонтированы три резиново-тканевые трубы. За сутки они откачивали из моренного озера ледника до 20 тысяч кубометров воды, не давая тем самым ему переполниться.

Ниже по ущелью, в районе туристской базы «Горельник», инженеры-строители возвели несколько оригинальных по конструкции селезащитных ловушек. Проектные работы по их конструированию были выполнены впервые в Советском Союзе Казахским филиалом института Гидропроект имени С. Я. Жука и Казахским отделением «Проектстальконструкции».

Ловушки в основании и на склонах ущелья крепились бетоном, а все стальные фермы с высокой стороны — к специальным замоноличенным в скалы анкерам восемью парами стальных тросов. Вес каждой фермы, сваренной из стальных 40-сантиметровых двутавровых балок, составлял около 27 тонн, а в общем каждая ловушка состояла почти из тысячи тонн металла, тысячи кубометров камня и почти семисот кубометров бетона.

Строительство этих ловушек было осуществлено в кратчайший срок работниками управления «Гидроспецстрой», треста «Казахвзрывпром», управлений механизации «Казстальконструкции» и «Казмеханомонтажа» Министерства строительства республики.

Ну, а если все эти сооружения окажутся недостаточными, чтобы сдержать напор селя?..

ПОЧЕМУ ИМЕННО ВЗРЫВ!

Когда же все-таки впервые заговорили о взрыве? Об этом рассказывает автор проекта направленного взрыва старший инженер «Союзвзрывпрома» Александр Николаевич Кобзев:

— Вспоминается весна 1954 года. Дни стояли теплые, земля дышала широко, радуясь своему пробуждению. В один из таких дней мы с доктором технических наук Михаилом Моисеевичем Докучаевым, тогда тоже старшим инженером «Союзвзрывпрома», бродили по ущельям Малой Алматинки. Наша прогулка не была бесцельной, мы искали наиболее выгодное и удобное место для возведения плотины взрывным способом, которая стала бы щитом Алма-Аты. Выбор пал на Медео.

Первый проект направленного массового взрыва на «сброс» был составлен в 1957 году. Предусматривалось возвести плотину высотой в 93 метра и шириной в верхней части в 60 метров. Объем проектируемой плотины должен был составить 2 250 тысяч кубометров. Такую работу за короткий срок мог произвести только взрыв. Почему потребовалось прибегнуть к нему?

Дело в том, что селевая опасность для Алма-Аты в последние годы была особенно большой. Сель мог принести большие беды и разрушения в любую весну, лето или осень. Защитное сооружение необходимо было создать в промежуток между двумя селеопасными сезонами. На строительство обычным способом плотины, надежно защитившей город, понадобилось бы не менее четырех лет. Но в этот промежуток мог пройти катастрофический сель, который захватил бы и недостроенную плотину, многократно повысив свою яростную мощь.

Вот почему специалисты и ученые остановились на использовании взрывного способа возведения плотины.

* * *

Но сразу набрать шаг строители не смогли. Некоторые ученые предлагали свои способы борьбы с селевыми потоками и отвергали главный — создание щита силой взрыва. К их возражениям внимательно прислушивались: по существу, в Медео готовился эксперимент.

Волновали вопросы: не нарушит ли взрыв целостности зданий в непосредственной близости от него и в городе, не вызовет ли он оползней, не станет ли плотина источником непоправимой катастрофы. Ответы на эти вопросы дали выдающиеся советские специалисты в области горного дела и гидротехники, глубоко разработавшие теоретически этот вопрос и уже применявшие в строительной практике взрывы на «сброс» и «выброс».

…Проект строительства плотины был детально рассмотрен и одобрен Ученым советом по народнохозяйственному использованию взрыва при Сибирском отделении Академии наук СССР 17 февраля 1960 года в Новосибирске и 23 июня 1960 года — в Алма-Ате.

При разработке вопросов устойчивости плотины в Медео институтом Гидропроект имени С. Я. Жука были приняты параметры с огромным запасом прочности, как для плотины первого класса.

Экспертная комиссия президиума Академии наук СССР в 1966 году вновь рассмотрела вопрос о взрыве в Медео и дала заключение: «Взрыву быть! Активную борьбу против селя начать!».

ПОДВИГ НАЧИНАЛСЯ ТАК…

…Хлещет скалы белым огнем Малая Алматинка. О необузданном характере этой горной красавицы знает каждый алма-атинец. Но бесконтрольному буйству реки, ее коварного спутника — селя приходит конец.

Но куда же пойдут воды реки, когда ее русло перегородит плотина, созданная взрывом в считанные секунды? Это было учтено в проекте: Малая Алматинка задолго до взрыва должна повернуть в тоннель, пробитый в гранитной толще гор.

…На проходке главной минной камеры для заряда в 3600 тонн было много примеров трудового героизма рабочих комплексных бригад Алма-Атинского спецуправления треста «Казахвзрывпром». Проходчики-взрывники Юрий Варава, Валентин Гладышев, Владимир Загарин, Василий Кубченко, Борис Медведев, Юрий Глинский, машинисты автопогрузчиков по уборке взорванной породы Алексей Узбаев и Александр Шумилов, путейцы Борис Кудрявцев и Сергей Лукашенко… Да разве перечислишь всех рабочих, инженеров и техников, самоотверженно работающих под землей! В крепких гранитных породах они прошли камеру объемом более 5000 кубометров для основного заряда. Длина этой уникальной камеры — 93 метра, ширина — 8 и высота — 7 метров. Трудность проходки заключалась в том, что работы приходилось выполнять в нарушенных породах со значительным притоком грунтовых вод. Это требовало творческих поисков, смелых технических решений по возведению штангового, арочного и кострового креплений. Из-за большой высоты камеры ее пришлось проходить двумя ярусами.

К началу зарядки камер было пройдено более 3000 метров тоннелей, штолен, камер и вынуто более 10 000 кубометров скальной породы.

27 сентября 1966 года по улицам города прошла первая колонна машин со взрывчаткой, направлявшаяся в Медео к месту будущей плотины. Спецмашинами, сопровождаемыми мотоциклистами, нужно было перевезти несколько эшелонов тротила. Доставить его к штольням было доверено лучшим водителям алма-атинских баз, таким, как Владимир Лапшин, Михаил Светличный, Владимир Абейдулин, Михаил Печеных. Сотрудникам алма-атинского ОРУДа пришлось выполнять необычную для них роль сопровождающих. Около шестисот рейсов. Ни одного срыва, все строго по графику.

Круглые сутки велась зарядка минных камер. На помощь алма-атинским взрывникам пришли 250 ведущих специалистов двадцати управлений страны: Москвы и Ленинграда, Ташкента и Новосибирска, Мурманска и Караганды и многих других.

На рассвете 13 октября была завершена зарядка самой большой минной камеры. Начальник камеры Геннадий Иванович Цой доложил в штаб взрыва: «В камеры уложено 3 604 тонны 126 килограммов взрывчатых веществ».

Невиданный в мировой практике взрывного дела заряд был готов.

Ночью 16 октября под руководством заместителя начальника секции зарядки Владимира Ивановича Петрова были уложены последние 494 тонны тротила.

Под скальным правым склоном ущелья пять мирных зарядов — 5291 тонна взрывчатки — ждали своего урочного часа. К штольням пошли машины с песком, которым забивались подземные коридоры, ведущие в камеры.

Алма-атинский взрыв не является рекордным по весу системы зарядов в 5 291 тонну. На строительстве Аму-Бухарского канала одновременно было взорвано многими зарядами 9 352 тонны взрывчатки. Вес одного сосредоточенного заряда, вскрывшего Алтын-Топканское месторождение руд в Узбекистане, составил 1640 тонн. Это был мировой рекорд. Уникальность взрыва в Медео заключалась в том, что в одном из пяти его зарядов было сосредоточено 3604 тонны химических взрывчатых веществ. Такого количества взрывчатки в одном заряде мировая практика еще не знала.

…Придавая большое значение уникальности взрыва, около ста научных сотрудников и ведущих специалистов различных учреждений и организаций страны готовились провести многочисленные исследования.

Для всестороннего исследования взрыва были привлечены крупные научные центры страны: Институт физики Земли Академии наук СССР, институт Гидропроект имени С. Я. Жука, Московский инженерно-строительный институт имени В. В. Куйбышева, строительная лаборатория по буро-взрывным работам треста «Союзвзрывпром», Казахский научно-исследовательский гидрометеорологический институт, Институт геологических наук Академии наук республики, Институт разведочной геофизики, Казахский институт горного дела, Казахский политехнический институт, Казахский институт краевой патологии.

Чутко слушают голос гор многочисленные приборы. Только специальной экспедицией Института физики Земли Академии наук СССР в радиусе до 300 километров оборудовано более 30 временных пунктов регистрации процессов развития взрыва. Смонтировано более 50 километров разного типа проводов и специальных кабелей, автоматически подключающих аппаратуру. Установлены более 130 сейсмографов. Нацелены на взрыв глаза 12 киноаппаратов, которым «поручено» произвести обычную и скоростную съемку, регистрирующие приборы помещены в специальные фургоны с хорошей амортизацией. Группой операторов и инженеров Казахской студии телевидения под руководством И. К. Смирнова, И. Н. Дельцова установлены четыре кинокамеры с дистанционным автоматическим запуском. Одна из них в металлическом каркасе ждала сигнала в трехстах метрах от эпицентра взрыва.

…Над горами опускается вечер. Фиолетовым огнем сжигает он тучи в серый пепел. Взрывники покидают зону минной станции. Остаются только те, кто во главе с начальником Алма-Атинского управления «Казахвзрывпрома» Суреном Арамовичем Симоняном должны установить 48 электродетонаторов. Ювелирной точности работа. Она осложняется тем, что при зарядке впервые применена оригинальная схема закладки детонирующего шнура, пронизывающего весь заряд основной и вспомогательных камер.

Электродетонаторы присоединяются к «боевикам», расположенным в толще взрывчатки.

…На старте — взрыв!

СЕЛЬ В ЛОВУШКЕ

…Участок дороги в Медео от остановки «Мост» до места взрыва — опасная зона. Тревожная тишина провожает до последнего милицейского поста. Окна опустевших домов смотрят на дорогу стеклами, перечеркнутыми бумажными лентами.

Население из этого района, около 60 семей, было эвакуировано и временно размещено в целях безопасности в центральных районах Алма-Аты.

На минной станции начальник взрыва, управляющий трестом «Казахвзрывпром» Израиль Яковлевич Иттер и начальник штаба взрыва, управляющий трестом «Союзвзрывпром» Сергей Александрович Попов. Это опытные взрывники, но взрыв, который должен быть произведен через несколько часов, — уникальный, и они, естественно, волнуются.

У контрольного поста, созданного возле дома отдыха «X лет Казахстана», последние консультации дает министр общественного порядка республики Дмитрий Александрович Панков, комиссар милиции III ранга Джаниспек Кусмангалиевич Кусмангалиев, председатель исполнительного комитета Алма-Атинского городского Совета депутатов трудящихся Есен Дуйсенович Дуйсенов.

В нескольких километрах от минной станции еще можно встретить машины «Казахвзрывпрома», «газики» ученых и специалистов, прибывших из Москвы, Ленинграда, Новосибирска, Ташкента. Забот у всех много.

…В 9 часов 30 минут заканчивается монтаж наружной взрывной сети.

Зам. председателя Правительственной комиссии по проведению взрыва, заместитель председателя Совета Министров Казахской ССР Каюм Мухамеджанович Симаков проверяет готовность к взрыву.

На наблюдательном пункте слышится: «Волна», говорит «Гора»… «Сопка», «Волна» передает: «Ветер благоприятный, северо-западный, на высоте 300-600 метров 2-4 метра в секунду. Температура 4 градуса ниже нуля».
ВЗРЫВ

ВЗРЫВ

ВЗРЫВ

ВЗРЫВ

ВЗРЫВ

ВЗРЫВ

ВЗРЫВ

ВЗРЫВ

Динамика развития взрыва
 
Объявлена часовая готовность к производству взрыва.

…Для того чтобы получить данные с наибольшей точностью, каждые пять минут выходит в эфир инженер Илийской геофизической экспедиции Михаил Алексеевич Брусиловский. По его сигналу будет отмечен момент взрыва.

Под горами кружит самолет. На его борту специалисты Управления гидрометеослужбы Казахской ССР и Научно-исследовательского гидрометеорологического института, которые проведут специальные аэровизуальные наблюдения.

В штаб взрыва идут сообщения о готовности всех оперативных постов. Через несколько минут будут получены практические результаты напряженного труда ученых, инженеров, техников и рабочих, готовивших этот взрыв.

В эфире аккорды Первого концерта для фортепьяно с оркестром Чайковского. Это — пароль готовности к взрыву.

…Минута до взрыва. Горное эхо разносит хриплый голос сирены. Ударившись о зазубренные края гор, он мечется по ущелью.

Есть в сутках минуты, когда у радистов всего земного шара эфир звенит тишиной. Радисты слушают молчание. Есть они и у взрывников. Пять секунд тишины.

Взрывная сеть подключается к клеммам конденсаторной подрывной машины «КПМ-2».

11.00…

Первый удар метронома. Красным огнем вспыхивает неоновый глазок. Есть 1500 вольт.

Начальник взрыва Иттер командует: «Взорвать!».

Второй удар метронома. Кнопку подрывной машины нажимает главный инженер «Ленвзрывпрома» Георгий Иванович Плахов.

Взрыв!

Расположенные впереди основного, сработали первые четыре заряда, которые должны создать искусственную вогнутость таким образом, чтобы дать возможность аправить всю энергию взрыва в определенное расчетами «русло».

Четыре секунды замедления, необходимые для поднятия в воздух миллионов тонн горной породы. Мгновенный всплеск невероятной энергии. Выше облаков взметнулось пламя. Пронзительные багровые молнии. Рванул тело гор основной взрыв, родившийся на 150-метровой глубине. Невиданный на земле направленный мирный заряд, энергично бросивший в ущелье поднятую на двухсотпятидесятиметровую высоту массу горной породы. Мягко качнулась земля. Видно, как вырванная часть горы плотно ложится в заранее определенное расчетами место. Громадной емкости ловушка для селя готова. Сила горных рек, яростная мощь селей укрощена. А горное эхо, подхватив гулкий гром, все еще разносит его по ущельям. Разрастаясь со скоростью 100 метров в секунду, расцвел клубящийся черный цветок взрыва. Пробив облака, он выбросил в тропосферу газовый шлейф объемом почти в полтора миллиона кубических метров.

21 октября 1966 года ровно в 11 часов дня по алма-атинскому времени сейсмические станции мира зарегистрировали искусственное землетрясение с эпицентром вблизи Алма-Аты. Это был один из редких случаев, когда станции «настраивались» на заведомо известный эпицентр дыхания Земли, а жители города, у порога которого произошло колебание земной поверхности, были заранее предупреждены об этом.

ДО ВЗРЫВА ПОСЛЕ ВЗРЫВА

Мало-Алматинское ущелье до и после взрыва

Сейсмическая станция «Земля» Талгарской экспедиции Института физики Земли Академии наук СССР, находящаяся в двадцати километрах к востоку от места уникального взрыва, зарегистрировала подвижку земной коры в 3 балла.

Дежурившие в это время у приборов в Алма-Ате заведующая сейсмической станцией Рита Александровна Фогель, старший лаборант Геннадий Гаврилович Старченко и лаборант Элеонора Дмитриевна Калимулина зарегистрировали колебание земной коры в 3-5 баллов.

В городе взрыв был мало ощутим. На фоне белоснежных вершин алма-атинцы увидели как-то необычно медленно поднимающиеся темные, тугие клубы дыма с багровыми подпалинами. Ежесекундно разрастаясь, они ушли за облака. Взрывной звук был глухим, и у многих это вызвало чуть ли не разочарование. Они ожидали взрыва куда «громче». Но специалистов это как раз и устраивало. Энергия взрыва пошла не на «сотрясение воздуха», а на полезную работу.

ГРАНИТНЫЙ ЩИТ АЛМА-АТЫ

…В тело плотины уложено 1 700 000 кубометров скальных пород. Высота плотины в самой низкой части — 61 метр, ширина в основании — 470 метров и такая же длина поверху.

История знает гигантское сооружение прошлого — 147-метровую пирамиду Хеопса, которую 100 000 рабов возводили в течение жизни целого поколения. Плотину в Медео, близкую по объему к пирамиде Хеопса, создал взрыв за считанные секунды.

АЛМА-АТА, ГОД 1967-Й, 14 АПРЕЛЯ…

МЕДЕО

Стадион и плотина в Медео
 
В этот день в Медео вновь прогремел гигантской силы взрыв. Заряд в 3 941 тонну добросил в тело плотины миллион, не менее, кубометров скальной породы. Как и 21 октября 1966 года, все сработало хорошо, новая скала легла точно на гребень противоселевого щита столицы Казахстана, сделав его еще более прочным и надежным — вечным.

© Г. БОГОМОЛОВ, Ю. КУКУШКИН
Отрывок из книги «Это было в Медео», изданной в 1967 г. в Алма-Ате издательством «Казахстан»

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета