ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Стихийные явления

В. ИНЮШИН: «ЕСЛИ ПРОСНЁТСЯ СЕЙСМООЧАГ В РАЙОНЕ МЕДЕО – ЭТО ХУДШЕЕ, ЧЕГО МОЖНО ОЖИДАТЬ»

Ж
ертв извержения вулкана в Японии могло не быть вообще, если бы японцы лояльней отнеслись к предложению казахстанского биофизика, профессора КазНУ им. Аль-Фараби три года назад. По крайней мере так считает сам Виктор ИНЮШИН, много лет занимающийся сейсмическими исследованиями и прогнозом землетрясений.

ВИКТОР ИНЮШИН
 
— За три месяца до аварии на атомной станции мы сказали японцам, что надо срочно оснастить район Фукусимы датчиками, потому что при землетрясении может быть страшная авария. Они не поверили: "Как вы могли узнать это на расстоянии в тысячи километров? У нас лучшая техника, 250 сейсмических станций на островах, но никаких данных о предстоящих толчках нет". Не поверили, что в Казахстане что-то может быть стоящее! Тогда я спросил: "Вы автомат Калашникова знаете?" – "Знаем". – "Где идея родилась – в Японии? Нет, в Казахстане. Автомат сделан на станции Матай танкистом, который долечивался там после ранения, а до войны работал в депо. До сих пор эту модель оружия никто не превзошёл. А над японскими автоматами и японскими машинами тогда все смеялись – настолько они были ненадёжны". Они говорят: "Да, но правительство будет трудно убедить". Тогда я переговорил с японским послом в Астане и написал письмо японскому премьеру. Ответа не последовало. А через два месяца как бабахнет землетрясение! За ним цунами и взрыв на атомной станции. Теперь ещё и вулкан проснулся…

— Вы предлагали японцам купить ваше оборудование?
— Нет, я предлагал объединить усилия. Это было бы полезно и нам, и им. Но они запросили свои станции (два миллиарда иен в год на них тратят!), там сказали, что ничего серьёзного не ожидается… В Индии наши датчики установили. Благодаря этому достоверность наших прогнозов возросла с 80 до 97 процентов. А турки отказались. Вроде всё с ними обговорили, сам президент проявил интерес к нашему предложению. Но какой-то сейсмолог сказал, что надо запросить международную службу сейсмопрогноза. А там, понятное дело, ответили, что таких методов, как наш, не знают, значит, это шарлатанство. И Турция – на попятную. Иран тоже.

— Но как вам удалось предсказать японское землетрясение?
— Мы получили настораживающие данные через аномальные геофизические каналы. Это новая концепция. Её поддерживают новосибирские геофизики. А Москва – нет. Там, как и в Японии, по старому классическому пути идут. Думают, что чем чувствительнее аппаратура будет, тем точнее прогноз. Ничего подобного. Начнутся помехи. Это не тот путь, который нужен. Мы ищем специфические предвестники землетрясений. Вот документ, подготовленный нами для ДЧС в июле. В нём говорится, что в период с 14 по 17 августа возможно землетрясение силой до четырёх баллов и перечислены все мелкие толчки до двух баллов. Биофизический среднесрочный прогноз с 1 января по 31 июля полностью совпал с реальными сейсмическими событиями. Максимальная сейсмическая активность во втором полугодии приходится на октябрь. Будут ощущаться толчки силой до трёх баллов. Мы можем немного ошибиться в их локализации и силе, но сам факт землетрясения предсказываем наверняка.

— Вероятность сейсмокатастрофы в Алматы всё ещё сохраняется…
— Если проснётся очаг в районе Медео, это будет боковой удар – самое худшее, чего можно ожидать. Склоны все полетят, реки будут запружены… Но совсем не обязательно эпицентр окажется под Алматы, он может быть и в Кыргызстане. Мы уверены, что за 48–30 дней сильные толчки сможем предсказать.

Я не раз предлагал создать на Капчагае, где полно недостроенных домов, центр спасения примерно на 70 тысяч человек. Толчки там тоже будут, но неопасные, на 3–4 балла меньше, чем в Алматы. Сделать общежития, построить базу для дирижаблей. Огромные аппараты грузоподъёмностью до 300 тонн легко могут вылететь в южную столицу в случае катастрофы. Способность дирижаблей зависать в нужных местах позволяет использовать их не только для транспортировки людей, но и для разборки завалов.

— А чем вам вертолёты не нравятся?
— У них малая грузоподъёмность, и они часто сами терпят крушения. Из-за пыли и огня вертолёт не сможет даже приблизиться к пострадавшему объекту. Дирижабли в спокойное время можно использовать для контроля обстановки и тушения пожаров. Пусть они висят над городом в нескольких местах. Где пожар возник – сразу туда. Это я с 1998 года эту идею пробиваю. Делают такие летательные аппараты под Москвой, стоят они в несколько раз дешевле вертолётов. "А кто их будет эксплуатировать?" – спрашивают. Так вы купите один, посмотрите, обучите людей. Дирижабли можно использовать и для поиска очагов землетрясений в горах – аномалии могут определяться с воздуха. Нет, не хотят.

Мы предлагали также провести учения в небольшой части города, чтобы представить, что будет с теми, кто уцелеет в землетрясении. А что будет? Люди вскочат в свои автомашины и забьют ими улицы. Будут драки, паника, начнётся вторая катастрофа – психическая, которая тоже очень опасна. Но ничего не делается, чтобы худший сценарий предотвратить. И здесь мы смотрим на зарубежье. Но если те же японцы ничего не смогли сделать в Кобе в 1995 году, чему у них учиться? В сейсмоустойчивых домах лопнули трубы газопровода, и всё загорелось. Люди как шашлык жарились. А вертолёты не могли их забрать – не давали подлететь провода. Нам своим умом надо жить.

© Надежда СИДОРЕНКО, фото — Олег СПИВАК
Опубликовано в газете «Мегаполис», 6 октября 2014 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета