ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Памятники истории и культуры

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ БОМЖИ

Казахстанские бизнесмены строят дома на курганах и некрополях ранних кочевников

М
ногие памятники археологии — курганы и некрополи — сегодня имеют статус бомжей. В лучшем случае об их существовании никому не известно. Однако алматинским бизнесменам могильники предков зачастую мешают жить в прямом смысле слова. Дело в том, что курганы и древние городища занимают слишком большие земельные участки в черте разрастающихся городов. А цена на землю даже в пригородах столиц с каждым днем становится все выше.

В Казахстане насчитывается свыше 25 тысяч недвижимых памятников археологии, архитектуры и монументального искусства. И даже самые известные и величественные из них находятся не в лучшем состоянии. В период распада СССР и становления независимости республики контроль над культурными объектами был практически утерян. Не до этого было молодому государству. В связи с резким сокращением государственного финансирования в этой сфере произошли значительные, почти роковые изменения. В поисках заработка кадры уходили на вольные хлеба. А памятники архитектуры и археологии стояли забытыми и разграбленными. Дальше медлить было нельзя. Страна могла лишиться рукотворных памятников предков. Тогда появилась государственная программа «Культурное наследие», призванная возродить культурное величие. Однако внимание разработчиков государственной программы приковано в основном к археологическим памятникам, имеющим республиканское, а то и мировое значение. Но помимо прославленных Отрара, Сыгнака и Саурана в каждой области есть археологические находки местного масштаба. Как Ирландия «нашпигована» замками, так и Казахстан буквально усыпан курганами, некрополями и древнейшими, насчитывающими не одно тысячелетие городищами. Дальнейшая их судьба находится целиком в руках акиматов областей и городов.



Снимок 2003 года. Два кургана из трех уничтожены. Оставшаяся насыпь продолжает застраиваться. С северной стороны к кургану вплотную подходит забор автостоянки, с южной — крупнопанельный дом.

Кого и как охраняет закон?

Например, многие памятники археологии, находящиеся на территории южной столицы, уничтожены и существуют только в списках учета, составленных ныне почившим институтом «Казпроектреставрация» еще в 1986 году. Дело в том, что археологические объекты, не внесенные в этот перечень и не прошедшие процедуры паспортизации, не охраняются государством. Как и бомжи, памятники не имеют паспортов, где прописываются место их расположения, возраст и культурная значимость. Нет паспорта — нет памятника. Нет памятника — нет проблем. Поэтому немые свидетели прошлого уступают место новостройкам и навсегда исчезают с лица земли.

Процессу разрушения, несомненно, способствует и законодательство, некоторые нормы которого не соотносятся с реалиями сегодняшнего дня. Многие памятники за неимением достаточной суммы на консервацию и музеефикацию в бюджете акиматов приходят в упадок. Ежегодный контроль над состоянием «древности», режимом ее сохранения и использования осуществлять просто некому. Областные инспекции по охране исторических памятников ушли в небытие.

Кроме того, отсутствие подзаконных актов дает волю нечистым на руку владельцам земель — права собственности прописаны весьма размыто в законе 1992 года об охране и использовании историко-культурного наследия. Непонятно, что делать собственнику, на чьем куске земли есть курган или городище, которому 3000 лет. Так, по закону, лица, причинившие вред памятнику истории и культуры, обязаны восстановить разрушенную ими реликвию или возместить причиненные убытки. Но по словам чиновников, курирующих эти вопросы, в новой редакции закона от 2006 года санкции к нарушителям будут ужесточены.

Несмотря на это, за всю историю существования Алматы еще не было прецедента, когда ущерб государству возмещался.

В связи с этим интересна история с Бурундайским некрополем, произошедшая в 90-х годах. Бурундайский кирпичный завод, чьи карьеры вплотную приблизились к некрополю, израсходовал свои запасы глины и «положил» глаз на часть могильника площадью 60 гектаров. Завод предложил властям вариант: выделить ему часть некрополя, содержащего запасы глины. Взамен он оплатит расходы по предварительным раскопкам курганов. Институт археологии был готов заключить сделку, однако другой контролирующий орган — институт «Казпроектреставрация» — отнесся к предложению категорически отрицательно. Бурундай отстояли. Геологи доказали, что глина есть не только на могильниках, и злополучный завод переместил карьеры на некоторое расстояние от некрополя.

Сегодня Бурундайский могильник — единственный в окрестностях Алматы памятник, сохранивший свою топографию и ландшафт. Акимат планирует придать ему статус музея-заповедника под открытым небом. Звучит романтично и до крайности гордо.

— Интересно, что чиновники всегда находят социально-экономическое обоснование оправданию сноса археологических памятников. Таких примеров в истории государства много. То решали продовольственные программы, то развитие садовых кооперативов, то реализовывали программы жилья, — комментирует археолог НПЦ историко-культурного наследия Национальной компании «Шелковый путь — Казахстан» Федор Григорьев.

В угоду собственному аппетиту

Между тем предгорная долина Заилийского Алатау издревле была сакральной зоной. Тысячелетиями здесь жили сакские и усуньские племена, оставившие потомкам богатое наследие. Сегодня множество уникальных некрополей и поселений предков просто уничтожено. На месте курганов выросли роскошные особняки и пролегли сверкающие новым асфальтом дороги. Верхняя часть Алматы стала элитной зоной и выстраивает свою историю без оглядки на тысячелетия.

Дело даже не в равнодушии и беспринципности людей. Собственная выгода во все времена была приоритетнее общественной. Как показывает практика, при пристальном внимании местных органов государственной власти памятники архитектуры не сравниваются с землей ножами бульдозеров и достойно несут печать древности на своих загадочных ликах.

К сожалению, на сегодняшний день в южной столице ситуация с охраной культурного наследия сложилась печальная — город не знает своих памятников. Списки археологических объектов, представляющих культурную ценность, подготовлены еще в 2003 году, но до сих пор не согласованы и не утверждены. По словам начальника отдела департамента культуры Алматы Еркебулата Токмагамбетова, чиновники надеются получить «добро» от вышестоящих органов к концу первого квартала 2006 года.

— После утверждения перечня памятников по Алматы департаментом архитектуры и градостроительства разрабатывается проект детальных планировок, в котором будет учтен каждый памятник археологии. Также будут разработаны режим содержания охранных зон и система использования земель, занятых археологическими объектами. Сейчас акимат приступает к этой стадии работы.

А пока чиновники согласовывают и утрясают, последние курганы сакского и усуньского времен неотвратимо уничтожаются и застраиваются.

— При разработке историко-градостроительных опорных планов архитекторы зачастую не обращаются к археологам. И не выезжая на место, где находится памятник, а работая только с картой, очень вольно с ними обращаются. Также поступают и службы, дающие разрешение на застройку участков, — говорит Федор Григорьев.

По словам ученого, во времена существования НИПИ памятников материальной культуры археологический надзор был обязателен. То есть на место строительства всегда выезжал археолог и контролировал ситуацию. Однако с середины 90-х годов институт утратил свои функции и бездействовал, вследствие чего на днях произошла его реорганизация. Модифицируется его структура, функции же контролирующего органа останутся. Но независимая организация, знающая все памятники города и призванная курировать строительные и планировочные работы, необходима.

Тем временем на территории Алматы от десяти памятников археологии не осталось и следа. За ненадобностью они вычеркнуты из списка «живых» и внесены в перечень «погибших нелепой смертью».

Читая список памятников, существующих теперь только на бумаге, становится жутко. Как скорбные списки человеческих потерь на войне: снесен, уничтожен, нивелирован.

Алматы разрастается, поглощая в себя пригородные районы. И судьба памятников, никем не тронутых ранее, после включения в городские границы предопределена. Резкое подорожание земли привело к тому, что каждый квадрат бывшего пригорода теперь на вес золота.

— Если снос памятников нельзя предотвратить, надо оставить хотя бы один курган из цепочки некрополя или частицу древнего городища. Это вехи нашей истории, маркеры освоения территории. Помимо культурного значения, они при рациональном подходе могут принести немалую выгоду городу, — вносит предложение Федор Григорьев.

Туристическая значимость свидетелей веков, ушедших во тьму, для каждой страны стоит на приоритетном месте. Алматы считается городом, притягивающим туристов благодаря своему расположению в предгорьях Заилийского Алатау. Но людям нужен не только красивый вид. Человечество хочет знать и видеть свою историю.

Место, где находились закончившие свой век памятники археологии, можно отметить стелами или другими знаками. Глубокая символика прошлых веков будет гармонично и проникновенно вписываться в вихрь современного мегаполиса.



Снимок 2003 года. Остатки кургана эпохи ранних кочевников. Находится в Алмалинском районе города: ул. Рахманинова, 83, угол Карасай батыра. Первоначальная форма и размеры могильника сильно искажены жилыми и хозяйственными постройками. На вершине стоит дом.

ПОГИБШИЕ КУРГАНЫ

  1. Застраивается городище Терис-Булак в районе Каменки. В ходе раскопок на Каменском могильнике были найдены материалы по обряду погребения, золотые украшения. По сути, это последний средневековый памятник на территории современной Алматы, на котором еще можно вести раскопки. По территории городища прокладывается дорога и «растут» особняки.
  2. В поселке Алатау Медеуского района Алматы застраивается сако-усуньский могильник. Отведение земель под строительство не было согласовано с археологами, участки застройки вплотную примыкают к некрополю. Судьба шести могильников на западной окраине поселка предопределена.
  3. Поселение Терен-Кара — уникальное древнейшее поселение для Семиречья вообще и для Алматы в частности. Найдены остатки жилищ предков сакских племен, живших на территории современного Казахстана 3000 лет назад. Сейчас его роль ограничивается функцией склада кирпичей для строительных объектов.
  4. Пять курганов-исполинов сакского периода в микрорайоне «Улжан» облеплены огородами и застройками. Жители растаскивают камни и землю с некрополя, который тает на глазах. Скоро он останется лишь туманным воспоминанием.
  5. Полностью нивелировано, застроено и занято кладбищем городище Торткуль в поселке Заря Востока. Памятник, датируемый XI-XIII веками, с сохранившимися крепостными валами в виде четырехугольных стен 320 на 310 метров, с башнями, рвом, въездными воротами. Валы и башни снесены, ров засыпан. Сегодня только небольшой кусочек северного вала напоминает о былом могуществе предков.
  6. Снесен сакский курган, расположенный в юго-западной части территории выставочного центра «Атакент».
  7. Курган на территории Дома ребенка № 2 в микрорайоне «Аксай-2» полностью нивелирован.
  8. На месте снесенного кургана в Баганашиле сегодня возводятся особняки.

© Айгуль КИСЫКБАСОВА
Опубликовано в газете «Литер», 17 ноября 2005 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета