ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»

«КАЗАХСТАНИКА» В.Н.ПРОСКУРИНА

С
удьба принесла мне душевный успех и важное признание среди читателей и слушателей моего дела. Прежде всего в научно-популярных публикациях и лекторском мастерстве, в передачах и мастер-классах на радио и телевидении. С годами стал писателем-краеведом, архивистом и библиографом, специалистом в области экологии культуры, изучения и охраны памятников материальной культуры. Общая направленность научно-педагогической и общественной деятельности, краеведческого и историко-литературного творчества — это утраченные памятники истории и культуры юго-востока Казахстана, переименованные поселения Семиречья и его забытые люди, загубленная природа Заилийского края, трагические и радостные события и явления, отражённые в монографиях и многочисленных научно-популярных статьях. Есть о чём вспомнить у недогорающего костра памяти…
Владимир Проскурин. Берлин, 2013 г.

1. Краеведческие очерки
А. Книги, брошюры
Б. Труды, доклады, сообщения
В. Рецензии

2. Статьи в научных и массовых изданиях
А. Общий раздел. Алматы — Алма-Ата — Верный
Б. Памятники истории, культуры и религии
В. Архитектура и строительство. Памятники зодчества
Г. Купечество и деловой мир
Д. Военное дело. Казачество
Е. Литература и искусство. Музыка и кино. Печать, радио и телевидение
Ж. Альпинизм и туризм. Экскурсии и путешествия
З. Наука и просвещение. История и география. Археология. Краеведение
И. Транспорт. Коммунальное хозяйство. Здравоохранение
К. Природа. Сели и землетрясения. Достопримечательности
Л. Персоналии

3. Жизнь замечательных людей

4. Литература о жизни и деятельности В.Н. Проскурина

Комментарий автора к списку основных публикаций «Казахстаники»:

Сбор библиографии научно-популярных трудов в «Казахстанике» оказался долгим и сложным. В списке отражены мои дневниковые или архивные записи, летопись книжных, журнальных и газетных статей, указатели литературы по истории Казахстана, другая справочно-энциклопедическая литература, которая не всегда благосклонно откликается на моё творческое наследие.

Были в моей жизни переезды, сравнимые с пожаром или бедствием в доме. Выездная суета, возможно, оставила без присмотра мои первые библиографические записи. Пропали во время переездов газетные вырезки «Вечёрки», «Столицы», «Ковчега», «Доживём до понедельника» и десятка других следов редакций, возникших в годы перестройки на журналистской ниве; особенно, в пору неожиданного расцвета казахстанской публицистики и столь же внезапного печального угасания издательского дела. В бесследно растворившемся домашнем архиве — воспоминания старожилов, первых устроителей Омска, Верного (Алматы), Пишпека (Фрунзе) и «хлебного города» Ташкента. Утеряны и некоторые краеведческие находки из архивов Ленинграда, Москвы и Алма-Аты, прежде всего, фотоматериалы по истории Семиречья. На том городском пепелище и раззоре, сносе старой Алма-Аты, не сохранились памятники зодчества, истории и культуры, которым я посвятил себя полностью.

С 2002 года живу и работаю в Берлине, сотрудник Германо-Казахстанского общества. Организатор в Русских домах Европы постоянной выставки почтовой открытки Туркестана (на основе личного архива и коллекции 19-го-начала 20-го столетий); сценарист и ведущий серии документальных фильмов. Были в этом содружестве и друзья по благословенной Алма-Ате, с которыми поддерживаю отношения. Но, увы, редко, — по ушедшему времени, по дальнему расстоянию, по состоянию здоровья и возрасту.

Мой большой cтаринный друг Адольф Арцишевский, литератор и публицист, приводит откровенные слова: «…Его рассказы о людях, которые оставили добрый след в культурной и духовной жизни города, слушаешь, затаив дыхание, как бесконечную историю «Тысячи и одной ночи»». Хотя Шехерезаду можно было отправить на выучку к Проскурину. Тем более, то, о чём он рассказывает, это не вымысел. Каждый факт биографии человека выверен строгими архивными документами».

Среди мастеров пера есть поэтесса Светлана Назарова. Внимательная и добрейшая женщина посвятила стихи мне и моему творчеству, «…кропотливой работе переводчика веков». Так она определила мой краеведческий путь: «…для того, чтоб понял кто-то, чем был край и стал каков». Однажды, во время передачи на радио «Тотем», она представила меня: «В каждом хоть сколько-нибудь уважающем себя городе должен быть свой сумасшедший, свой поэт и свой мудрец. Есть он и в нашем городе, в Алматы. Зовут его Проскурин Владимир Николаевич. Беседовать с ним всегда интересно: то, что знает он, мало кто знает…».

Также я был рад читательским письмам, пожеланиям в Гостевой книге персонального сайта. Скажем, журналисту Юлии Огневой, обозревателю интернет-технологий. Особую благодарность приношу Центрально-Азиатскому географическому обществу и сайту «Первый канал Евразия» за выпуск авторских фильмов о памятниках истории и культуры Казахстана. Прежде всего, в серии «Неизвестный Казахстан», где сняты фильмы о Вознесенском соборе в Алматы, о путешествиях Чокана Валиханова и купечестве Туркестана, другие познавательные документальные ленты.

Мне довелось быть причисленным к штату самых разнообразных советских и постсоветских изданий — от детской газеты «Дружные ребята» до взрослого журнала «Простор», в теле-, радио и прочих СМИ, взявших на себя творчески-коммерческое, но не простое уравнение быть представителем в Казахстане («АиФ», «Комсомолка», «Известия» и прочие центральные издания). Причём, оплата деятельности журналиста оставалась убогой: без постоянных гонораров или зарплаты в пору создания семьи. Но были в годы перестройки диковинные дары — вместо денег выдавались в виде пайка шоколадные батоны, колбасные отрезки или… бутылка водки! И даже литературный очерк оценивался в ковровые торгово-промышленные изделия, с изображением национально-социалистических изображений, символов, событий. И грустно, и смешно… Помнится, к моему краеведческому творчеству, азарту и куражу добавлялись добрососедское отношение, взаимовыручка, отеческие и материнские начала и продолжение в дружбе и любви коллег, друзей и товарищей. Стало нормой появление моих собственных газетных полос, пилотных номеров, постоянных журнальных рубрик, теле- и радиохронологий, потретов горожан, событий и явлений в документальном кино. Скажем, республиканская программа «Перекрёсток» на «Хабаре» или городские сюжеты во всесоюзном выпуске «Новости дня».

Это был «серебряный век» нашего сотрудничества, быстро сменившийся глубокой осенью, с перепадами погоды и климата, резкими заморозками по темам краеведения, православия или казачествя. С одной стороны, народ повалил в политику, все стали в одночасье докторами политологии, а проще — заурядными политиканами. Наступал яростный, безумный, непредсказуемый виртуальный мир. Кино, да и только, на все времена.

С другого взгляда, наш союз молодости, слова и дела, с песнями у костра и застольями, неожиданно распался. Особенно в сфере памятникоохранной деятельности. Многие сменили цветущий алма-атинский сад на холодные страны Нового и Старого Света. Но осталась благодарная память о союзе друзей, увы, ушедших в путь иной, и не земной, взявших с собой часть моей судьбы, оставивших вечную молодость. И всё же надеюсь, что мои книги, брошюры, очерки продолжают вызывать общественный всплеск, здравое понимание, неподдельный интерес. Скажем, отраженные в более чем тридцати научно-популярных, литературно-художественных и краеведческих сборниках «Алма-Ата.Энциклопедия», «Свод памятников истории и культуры Алматы», «Алма-Атинские дворики», в коллекционных фотоальбомах под общим названием «Весь Алматы».

Однако массовое внедрение в жизнь интернета породило самовольное появление на чужеродных сайтах моих авторских текстов и коллекционных иллюстраций. Любопытно, что плагиат касается и современной публицистики. Что-то вроде извечных детских игр в «кошки-мышки» или «испорченный телефон». Новоявленные авторы, далёкие от норм и правил поведения и общежития, указывают иногда в собственных, зачастую ошибочных размышлениях на «некоего Проскурина», без его имени и отчества, указывая в грабительской политике на его несостоятельность, измышления и непрофессионализм. Или всуе признавая в моём краеведении нечто вроде пустого историко-географического недоразумения типа «Волга втекает в Каспийское море». Эти незаконные причины и следствия происходят с моим наследием в восточной и загадочной стране без необходимого соблюдения закона об авторских правах.

ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ ПРОСКУРИН

Часть личного архива, поспешно собранного, осталась в залежах Центрального госархива г. Алматы (ф. 360, оп. 1, дд. 1-171), где насчитывается до пяти тысяч документов с середины XIX века по настоящее время, включая портреты горожан и городских событий, архитектурных памятников старой Алма-Аты.

Словом, в предлагаемый список «Казахстаника» вошли работы, вышедшие за последние десять лет творческой деятельности в Берлине. Скажу откровенно, было радостно получать в электронной почте массу писем от моих совершенно незнакомых читателей, разбросанных по всему миру. Благодарные люди присылают мне газетные и журнальные вырезки; библиографы — сведения из местных библиотек. Такая книжная информация пополнила новый историко-литературный указатель моих работ. Через многие годы, не скрою, было удивительно читать откровения моих товарищей по краеведению — стародавних, незабвенных исследователей Русского Туркестана. Перечитывать и удивляться трогательным, искренним и правильным словам о признательности моего творчества.

Продолжение –►

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета