ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание
 
Творчество В.Н. Проскурина
 
Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика








Очерки истории Алматы
Алматы — Берлин

С ЧИСТОГО ЛИСТА

П
околение тех, кто родился и жил в Советском Союзе, определённым образом реагирует на 1 мая, Первомай… «Утро красит нежным светом…», «Холодок бежит за ворот, шум на улицах сильней…», - и все мы устремлялись на демонстрацию. Это был День международной солидарности трудящихся. Нынешний Первомай не утратил доброй традиции тех лет, праздник стал Днём единства народа Казахстана. И все мы вновь едины и неделимы…

В преддверии этого дня мы устраиваем перекличку друзей, которые, пользуясь возможностями открытого общества и мира - без границ и предрассудков, покинули страну, но всё равно остаются с нами, потому что мир стал вдруг удивительно маленьким, неважно где - в США, Германии или Африке, вы остаетесь рядом с теми, кого любите…

Алматывед Владимир Проскурин, проживающий ныне в Берлине, ведает уже и вторым городом, который он на свой манер называет «Берлинском», а себя при этом неизменно именует Семиреком. Мы связались с алматыведом и задали ему вопрос «на засыпку»:
— А что было в Алматы 1 мая, к примеру, 80 лет назад?
И без долгих раздумий и колебаний Владимир Проскурин ответил:
— 1 мая 1930 года в Алма-Ату прибыл первый поезд из Москвы. Этим событием ознаменовалось завершение строительства Турксиба - Туркестано-Сибирской железной дороги.

ВЛАДИМИР ПРОСКУРИН

Владимир Проскурин по-прежнему живёт жизнью своего любимого города трех имен: в начале века это был град Верный, столица царского или колониального Семиреченского края, в середине прошлого века - социалистическая Алма-Ата, столица Советского Казахстана. И наконец, по словам Владимира Проскурина, «в конце ушедшего ХХ столетия в преддверии наступления местного капитализма появился усреднённый, но меркантильный, миллионный Алматы».

— Владимир Николаевич, Вы покинули Алма-Ату, уезжая в эмиграцию, но, кажется, наш город держит здесь Ваше сердце…
— Я по природе архивист, люблю «копать» истории про историю. Но в свое удовольствие. Меня переполняет желание поделиться своими находками. Может быть, поэтому большинство своих открытий я разместил в Интернете, сегодня самом востребованном виде информации и общения.

В Германии я вдруг осознал значение пословицы «Мой дом - моя крепость». Каждое утро годовалая внучка Амели широко раскрывает дверь кабинета, произносит что-то свое непонятное, но озорное… Мы говорим друг другу «с добрым утром», я беру ее крепко на руки и мы смотрим на окружающий мир в окне. Наблюдаем крикливых ворон, зимой первый снег или весной расцветший цветок. Непременно читаю ей утреннюю сказку: «Ехала деревня мимо мужика, вдруг из-под собаки лают ворота… Лошадь ела кашу, а мужик овес, села лошадь в сани, а мужик повез…» Неожиданно приходит на ум, что все происходит в государственном историописании современного Казахстана - невидальщина, неслыхальщина, небывальщина… И день становится вдвойне полным и радостным, шаловливым - во много крат - смешным и серьезным…

— Владимир Николаевич, поздравляем, Вы стали заботливым дедушкой! Видимо, под Ваши сказки, бывальщины и небывальщины Амели будет расти пытливым ребенком. Но все же все сказочные клубки катятся к Алматы - Алма-Ате - Верному… Значит, и сегодня главное в Вашей жизни - памятники материальной культуры Казахстана? В связи с этим хотелось бы спросить о Вашем отношении к главному для историков, краеведов и алматыведов событии конца прошлого года - в республике прошла международная научно-практическая конференция «Древняя и средневековая урбанизация Евразии: возникновение, развитие и возраст города Алматы». Когда все мы узнали, что нашему городу, возможно, 1000 лет…
— Любой седой и почтенный город Старого и Нового Света позавидовал бы древнейшему знаку судьбы. Но вот где памятники алматинского процесса расселения и урбанизации?! Город вдруг попал в историю, в список ЮНЕСКО с тысячелетней историей… Прежде всего, это отражение современных мифов и исторической реальности. Не совсем понятно, от какой печки танцевали ученые, задумывая очередную юбилейную, грандиозную сцену «Тысячелетие дней и ночей Алматы». Думается, историки-обществоведы выдали желаемое за действительное.

В наши дни получили широкую популярность национальное тщеславие и философия постмодернизма, которые отвергают объективность фактов, объективную истину. Памятники архитектуры лучше сохраняются, когда они включены в жизнь общества - это аксиома. Казахстан вместе с суверенитетом приобрел право говорить о том, что у него своя, самобытная, древняя история. А история - прежде всего память, материализованная в памятниках. Без истории, памяти и памятников, согласитесь, нет нации. Нация должна быть заинтересована в сохранности памяти собственной истории. Как мудро заметил поэт: «Нету бедственней в жизни беды, чем разлука с любимой сумятицей: человек без привычной среды очень быстро становится Пятницей».

С горечью Владимир Проскурин рассказывал о том, что есть города, где сохраняют первый домик, возведенный предками, пусть крохотный, всего в три окошечка. Или первое, посаженное прадедом дерево, например, яблоньку.
— Тем более, если она дала название поселению Алматы («Алма» по-казахски соответствует «Malus» по-латыни.) Не говоря уже об именах первых улиц, площадей, скверов. Есть города, где вместо монументов функционерам-временщикам ставят памятные знаки общечеловеческие - будь-то растоптанный башмак первопроходца или рассохшийся посох первопоселенца.

— У нас появились памятники апорту…
— Видимо потому, что скоро живого апорта не останется… В Алматы сносят десятки исторических кварталов, при этом отцы города цинично рассуждают о сохранности памятников истории и культуры и получают за снос… зарплату, премии, льготы. Возвести бетонную коробку в наше «элитное время» - дело нехитрое. Тяжелее сохранить памятник жизни многих поколений горожан и городских событий, пристрастий, вкусов, национально-политических и эстетических перестроек. Революционное обновление общества, исторической науки, культурной политики больше напоминает развал, чем созидание.

— Вы так и не приняли новый Алматы, разрушенный и перестроенный, и будто продолжаете бродить по улочкам города Ваших юности и отрочества…
— Я стараюсь объяснять читателям, что такое Алма-Ата и какие метаморфозы последнего десятилетия произошли с нашим милым городом. Большая часть моего творчества связана с поиском, изучением и составлением Свода памятников истории и культуры Семиречья. Мне довелось в течение сорока лет составлять исторические справки-паспорта на памятники архитектуры, включенные в историко-опорный план градостроительства Алма-Аты. На сегодня дело моей жизни оказалось невостребованным, оно под угрозой полного забвения. Поспешность и волевое решение акимата нанесли вред памятникоохранной системе привели к неоправданным, нелепым, абсурдным потерям и расходам. Город моей юности превратился из места обитания в некий бизнес-центр. Нет места романтическим золотым крылечкам и резным ставенкам, журчащим арыкам и живой природе, вечным, как казалось, рощам и кладбищам.

— Владимир Николаевич, надеюсь, не всё так фатально, среди молодых тоже есть ценители нашего города, патриоты… И они изучают его историю, в том числе и из источников В.Н.Проскурина…
— Когда я в детстве уже мог самостоятельно читать вывески магазинов и названия улиц родного города, одной из первых запомнившихся для меня улиц стала Фонтанная, затем Лагерная и Артиллерийская. Первой переименованной «альма-матер» стала родная школа, из Пушкинского лицея она стала средней школой имени академика Сатпаева. Улицы ХХ века переименовали многократно, по десять раз меняя ориентиры, адреса и привычки. Соответственно советским и постсоветским традициям - жить надо было идеологически верно, следуя установке сверху, «по просьбе трудящихся».

Город после войны строил телебашню и высокие здания, укладывал улицы в асфальт и в шпалы трамвая. Это было торжество труда, вроде Турксиба - одной из крупнейших строек первой пятилетки индустриализации Страны Советов. Строили военнопленные, в основном женщины - немки, японцы, думаю, и иные иноземцы. За алма-атинское яблоко можно получить в обмен ссыльный раритет.

В начале XXI века город устремился ввысь в сейсмически активном регионе, перекрыв панораму Заилийского Алатау. Ансамблевая застройка в Алматы не получила путевку в жизнь. За десять лет нового века, или нового тысячелетия, старый город снесли под чистый лист ватмана, слой за слоем извели городскую культуру, под циничной вывеской в программе «Культурное наследие», как «колониальный» Верный или «советская» Алма-Ата… Впрочем, нелегко понять десятки современных переименований в названиях школ и вузов, улиц и площадей, в имени самого благословенного города Алма-Ата, где я родился…

© Галя ГАЛКИНА
Опубликовано в газете «Новое поколение», 28 апреля 2011 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета