ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Алматы — Берлин

ГДЕ ГОРОД ЮНОСТИ?

О
н не просто историк, он человек, беззаветно влюбленный в прошлую жизнь Туркестанского края. Краевед, знающий об этом уникальном регионе много удивительных вещей. Этот дальний форпост Российской Империи сегодня обращен в зону независимых и суверенных республик Средней Азии и Казахстана — в страны Центрально-Азиатского региона. Мир «шестой части суши», где когда-то размещалась великая держава Советский Союз, изменился. Стала иной жизнь большинства землян, сменился почтовый адрес краеведа, который живет в Берлине, называя его на свой манер — «Берлинском».

Но Владимир Николаевич Проскурин, заслуженный работник культуры Казахстана, профессор университета «Туран», академик Международной академии информатизации, и сегодня продолжает изучать прошлое родных пенатов, находя в архивах и библиотеках Европы новые свидетельства, фотографии и документы. Он возвращает к жизни имена туркестанцев, волею судеб покинувших отчий край в годы революций, войн или иных событий, промелькнувших в калейдоскопе истории страны. О себе говорит с грустью: «Моя жизнь, исследователя и реставратора, архивиста и публициста, стала напрасной и пустой — старой Алма-Аты, увы, уже нет и никогда не будет».

Но вопреки своей печали Владимир счастлив, потому что нужен — не только близким, но и большой аудитории своих читателей.

ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ ПРОСКУРИН

— Владимир Николаевич, иные утверждают, что краеведение не является наукой, а неким приложением к истории…
— Приложением, досадным для чиновников… Думаю, подлинного ученого, профессионала от дилетанта отличает прежде всего то, что он умеет получать необходимую информацию из любого типа источника. К тому же основой любого исторического исследования являются не сами источники, а извлекаемые из них данные — исторические факты.

Впрочем, выполняя соцзаказ по модной в наши дни проблеме этнокультурной и национальной идентичности, выдавая желаемое за действительность, наш потенциальный ученый муж стоит перед выбором: жить или не жить. На весы истины ставятся его карьера и материальное благополучие, будущее семьи.

Согласитесь, продолжать писать историю построения коммунистического общества в отдельно взятой республике — уже безрассудно, заниматься историей современного Казахстана еще опасно, мол, то ли еще будет. Остается бывшему историку марксизма-ленинизма обернуться вспять, с легкостью дилетанта взяться за нейтральную, с его точки зрения, археологическую науку. И происходит сущее наваждение.

С одного памятника материальной культуры автоматически распространяются выводы на весь регион и всю эпоху. Заметьте, все археологическое ископаемое направлено им на то, чтобы оправдать цель и средства национальной программы историко-культурного наследия.

— Почему Вы уехали в Германию? Что послужило толчком для такого исторического поворота в Вашей жизни?
— В отношении людей моего возраста можно говорить лишь об адаптации, нежели об интеграции в новую среду. Прежде всего мешает советское воспитание, незнание немецкого языка, европейской культуры, традиций и обычаев окружающих меня людей. И как следствие — отсутствие широкого общения. Хотя жизнь на то и жизнь, что интересна. Она повсеместна — во многообразии.

Насколько все люди разные, настолько их проблемы одинаковые. И в Германии постепенно складывается пусть узкий, но все же круг людей, близких мне по духу. Есть коллеги и среди немцев. Впрочем, я говорю просто о сложном: «чужая жизнь — безжалостней моей — зовет меня… И что мне делать с ней?» (Это строка из стихотворения «Памяти Чокана Валиханова», которое в суровом 1937 году написал Сергей Марков, замечательный казахстанский поэт, прозаик, ученый с мировым именем)

Не стоит пенять на обстоятельства, надо стараться чем-то заниматься, найти себе дело. Я по природе архивист, люблю «копать» истории про историю. Но в свое удовольствие. Меня переполняет желание поделиться своими находками. Может быть, поэтому большинство своих открытий я разместил в Интернете, сегодня самом востребованном виде информации и общения.

Не скажу, чтобы меня изглодала ностальгия. Ведь это не только тоска по Родине, по родственникам и друзьям, по дорогим могилам родителей. Но и тоска по прошлому, когда мы были молодыми и нам было влюбленно, хорошо, уютно… Моя молодость пришлась на советские времена. Мои коллеги много сделали для того, чтобы наступила перестройка. Постарались — пером, что топором — от души. Можно сказать, потому многие моральные принципы в наши дни обесценились, и это не может не огорчать. Наступила «эра десовестизации, правления демокрадов», как мудро и тонко подметил редактор «Литгазеты».

Мне довелось стоять у истоков памятникоохранного дела, составлять исторические справки-паспорта на памятники архитектуры, включенные в историко-опорный план градостроительства Алма-Аты. Но сегодня дело всей жизни оказалось под угрозой полного забвения. Город моей юности превращается из места обитания в некий бизнес-центр, в «многофункциональный комплекс Нурлытау» (по определению новоявленных архитекторов и прорабов перестройки), где нет места романтическим золотым крылечкам и резным ставенкам, журчащим арыкам и живой природе, как казалось, вечным рощам и кладбищам. Старое сносится под бульдозер, новое начинается с чистого листа ватмана. Утраченное время остается воскрешать на бумаге.

— Нашли ли Вы себе применение в Германии?
— Моим уделом стала научно-популярная литература, эссеистика, документальный очерк. Где happy end сегодня — жуткий анахронизм. Мои успехи в горных видах спорта отразились в питерском ежегоднике «Альпинисты северной столицы». Постоянным автором являюсь и продолжаю писать для казахстанского варианта «Книги рекордов Гиннесса», книги, вышедшей в свет в родном университете «Туран».

Новые находки Проскурина, связанные с прошлыми веками по Казахстану, нашли место в проектах «Архитекторы Российской Империи», в энциклопедии «Российские немцы», альманахе «Тобольск и вся Сибирь», в международных изданиях «Культурные ценности», рассказывающие о Центральной Азии в прошлом и настоящем.

— К моему дню рождения редакция приготовила сюрприз, поместила юбилейную статью и документальный очерк о российском деятеле XIX века, писателе и путешественнике А.Г. Ротчеве. Мои изыскания стали основой для изучения ротчевской биографии, вошли в каталог Московского университета и Музея форта Росс в Аляске.

В московских альманахах «Братина» и «Станица», уральском журнале «Горыныч», между прочим, вышли статьи о художнике Н.Н. Каразине, который широко представил российской публике Узун-Агачское дело, бой между россиянами и кокандцами в 1860 году. Меня приняли в активные участники ДАМУ (общество друзей Московского университета). Сотрудничаю с ростовским фондом «Казачье зарубежье», с берлинским обществом «Германия — Казахстан»… Да мало ли фондов ведут со мной в Нете деловую, дружескую, взаимообогащающую переписку?

В Алма-Ате с моим участием были выпущены справочный том «Памятники истории и культуры Казахстана» и книга «Алма-Атинские дворики», повествующие о трудном периоде памятникоохранной деятельности. Как говорится, свод памятников пишем, а снос, увы, продолжается. И от этого жизнь становится мрачной, так как все, чем занимался все эти сорок лет, подлежит разрушению наследия пришлыми чиновниками. По теме «Памятники исторического наследия» в той или иной степени с моим участием, но совместных с городским архивом, вышел ряд изданий, включающих каталог документов по городскому наследию, по зеленым насаждениям и даже по охране правопорядка города Верного.

Многообразие тем превелико. Кроме памятников архитектуры уничтожаются фонды музеев, библиотек и архивов. Правда, бывают и казусы. Директор издательства внес свои поправки в том «Памятники», поместил свой портрет и аннотацию. Он же собственноручно убрал меня и стал в одночасье автором книги!!! Подобные примеры плагиата, недружественной дискуссии о старой Алма-Ате или беспардонного размещения проскуринского материала в Интернете становятся обыденностью для всех дозволенных «краеведов Алма-Аты».

Время щедро дает Владимиру Проскурину плоды творчества. Постоянно публикуясь в европейских изданиях, он находит время для командировок по городам Франции, Австрии, Голландии с коллекцией почтовых туркестанских открыток. Его коллекцию в пять тысяч открыток заметили и в Берлинском музее фотографии, и в Институте Востока в Москве.

— В Германии публикуюсь в журналах «Пилигрим», «Контакт», газете «Европа-Экспресс», радуя читателей короткими, но емкими по содержанию заметками о путешествиях по Казахстану. Любопытно отметить, что в прошлом веке мои труды назывались «Отечественные записки», сегодня — «Зарубежные». Понятие «зарубежности» для меня связано не с местом проживания, а с языком. Русский язык общения и творчества остается для меня родным. В Германии я вдруг осознал значение пословицы «Мой дом — моя крепость». В этом огороженном форпосте я пишу, говоря языком цифр, среднестатистически одну книгу в год. Прежде всего это фотоальбомы «Весь Алматы», изданные по моим материалам, и коллекции почтовых открыток.

Пришел, увидел, написал…

В одной из алматинских газет появилась публикация об эмигрантах, живущих в Германии, где журналист то и дело приводил пример Владимира Проскурина, живущего в Германии около восьми лет. Корреспондент побывал в гостях у известного краеведа, привез Проскурину бутылку водки — дорогой подарок с Родины — и на основе короткой беседы с ним сделал вывод: прозябает там наш бывший соотечественник: «Не сложилось у него в Германии». После публикации семья Проскуриных стала получать сообщения и звонки отовсюду, из разных стран и городов мира — друзья выражали тревогу: «Что случилось?» До посещения алматинского журналиста с семьей все было нормально…

Мы тоже связались с нашим другом, давним автором «НП», записали в онлайн-режиме интервью с краеведом. Обратились также за пояснениями к супруге Владимира Проскурина, Нелли, которая сейчас находится в Алматы в связи с болезнью ее мамы:

— Мы удивлены этой публикацией. Владимир Николаевич живет в Берлине в том же ритме, что и в Алматы. Работает, много пишет, часто публикуется в разных изданиях мира. Периодически читает лекции в Университете Гумбольдта, водит экскурсии по Берлину и Потсдаму (знает их не хуже, чем Алматы).

Он не поглупел, не обнищал, не деградировал. Европейцы обычно приглашают человека в кафе, но мы приняли алматинского журналиста у себя дома. Когда пускаешь человека в приватную зону, которая считается неприкосновенной, то ему доверяешь. Он перекусил, воспользовался нашим компьютером, помощью младшей дочери Юли в пересылке материалов. Сейчас он пишет, что у нас «маленькая по берлинским меркам квартира». Вот, оказывается, зачем приезжал журналист к нам, собирал материал для статьи… Нам никогда не было стыдно за нашу квартиру — она и по берлинским меркам немаленькая. Мы живем в Западном Берлине, в районе Шарлоттенбурга — в 20-е годы там обитала творческая элита, в том числе русская… Наш дом находится рядом с Ратхаузом — административным зданием. Нам приятно, что мы нашли квартиру в таком красивом месте. В 10 минутах ходьбы от нас находятся шикарный Королевский парк и Дворец Софии Шарлотты.

— Мы уехали отнюдь не в поисках лучшей жизни. Хотели посмотреть мир, узнать, как живут люди. Мы сегодня дышим полной грудью. Очень хорошо все и у наших дочерей. Мы вовсе не разочарованы жизнью в Берлине. Никто из наших друзей, эмигрантов стран СНГ, Казахстана, тоже не бедствует. Пусть господин журналист за нас не переживает.

«Совок в башке сидит у всех!» — проронил автор публикации об эмигрантах. Вовсе не у всех… Мир изменился, а «совок» застрял в отдельно взятых дремучих головах. Видимо, и наш коллега не свободен от совковых стереотипов… С независимостью Казахстана двери открылись, нельзя упрекать людей за то, что они пожелали что-то увидеть и узнать, пожить где-то в ином месте…

© Галина ГАЛКИНА
Опубликовано в газете «Новое поколение», 12 марта 2010 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета