ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Алматы или Алма-Ата?

АЛМА-АТА — ИСТИНА ПАМЯТИ ИЛИ ИСТИНА ГЕОГРАФИИ?

150–летнему юбилею г. Алма-Аты посвящается…

И
сторию создают люди. Без деяний человека не существует истории, а существует лишь дикая природа и животный мир. Сознательный труд, как действия людей, отделил жизнь человека от дикой природы и возвысил мир человека над миром животных. Онтологически действие первично и лежит в основе всех категорий бытия, ведь любой факт реальности является результатом предшествующих действий: либо человека, либо природы.

МИХАИЛ СЫТНИК

Михаил Сытник
 
История — это память об истине. Понятия «источник» и «истина» происходят из одного смыслового корня, поэтому источник возникновения любого материального объекта или исторического факта является его истиной, т. е. первоначальной причиной. Отсюда следует, что действия (труд) и знания (интеллектуальный труд) людей являются источником, а значит, истиной всего, что создано людьми: города, промышленность, техника и т. д., в отличие от растительного и животного мира, которые созданы естественными процессами дикой природы.

История — это жизнь и деяние людей под различными историческими именами. Имя любого города — это имя его истории. Существует незыблемый принцип человеческого бытия: кто создает события, плоды труда, науки, искусства и т. д. — тот дает им имена. Эта непреложная истина подтверждается тем, что даже по прошествии времени человеческим деяниям и достижениям присваивают имена их создателей, которых уже нет в живых. Для нас, для потомков, это означает только одно: наши предки создали наш город, и только они были вправе давать ему имя, а значит — давать имя той истории, которую они сами творили и сами создавали.

В течение целого года в различных казахстанских СМИ продолжается полемика об истинном названии нашего города, а значит, об имени его истории. Одним из сторонников «истинного» названия Алматы выступает Юрий Прохоров, который почему-то решил, что образование историка является достаточным условием его компетентности в данном вопросе и позволяет ему делать исторические выводы, передергивая факты так, как ему заблагорассудится. Даже при поверхностном анализе его статей бросается в глаза удивительный парадокс: из всех исторических мудрствований Ю. Прохорова, развезенных на страницах разных газет, выпало самое главное — сама история. В погоне за истинным географическим названием историк просто забыл, что имя «Алма-Ата» — это название семидесятилетней истории не только города-столицы, но и всего Казахстана. Недомыслие этого историка состоит в том, что он просто спутал историю с географией и природоведением, другими словами, исторические ценности с «географическими». Мало того, он решил, что имеет право судить критерии — политические, семантические, символические, аксиологические, фонетические, на основании которых нашими предками была сделана аналогия с г. Аулие-Ата и в название нашего города привнесен смысл понятия «отец».

Мы, потомки, можем только предположить: в процессе принятия решения о переименовании г. Верный за первичную основу названия был действительно взят топоним «Алматы» (Яблочное), как название географической местности, но на основании определенных критериев политическое руководство Туркестанской АССР решило трансформировать первичный смысл названия и добавить важный смыслообразующий элемент в название нашего города — понятие «отец» (ата). Откуда историк может достоверно знать, на основании каких критериев была сделана эта аналогия, если в архивах, к сожалению, нет документальных свидетельств об этом? Или Ю. Прохоров имеет историко-телепатические способности понимать сквозь время мышление людей, принимавших это окончательное решение? Откуда он может знать, какой пророческий замысел был вложен в то, чтобы очеловечить название «Яблочное» понятием «отец»?

В статье «Мегаполиса» №4 от 30.01.03 «Не Верный, а Алма-Ата: красиво, но неверно» историк обвиняет представителей облвоенревкома и ТурЦИКа в игнорировании воли мусульманской бедноты и фальсификации документов, а также в невежестве и ошибках большевиков, «навязавших сверху это нелепое название». Во-первых, имя Алма-Ата явилось великолепным компромиссом между волей мусульманской бедноты и властью, т. к. именно по воле народа за главную основу нового имени было взято древнее название «Алматы», которое затем, сообразно ряду критериев, было культивировано и облагорожено волей и духом людей, взявших на себя ответственность за судьбу своей Родины. Во-вторых, что понимает под «навязыванием сверху» историк Ю. Прохоров? Решение, принятое образованными личностями и политическими лидерами? Это был акт политической воли тех личностей, которые закладывали эпоху советского Казахстана, эпоху просвещения и созидания, ведь, выражаясь образно, голова принимает решение и ведет свой народ, а не туловище — необразованная беднота. Участниками этого решения были: С. Асфендияров, Г. Сафаров, С. Ходжанов — члены Президиума ТурЦИКа, а также У. Джандосов, К. Атабаев, Д. Барибаев, А. Сыдыков. Все они — цвет тогдашней казахской интеллигенции, все имели образование не ниже полной классической Верненской гимназии и учительской семинарии. Большевик Санджар Асфендияров, сын генерал-майора российской армии Джагафара Асфендиярова, окончил Петербургскую военно-медицинскую академию. Он первый казахский профессор истории, историком был и Г. Сафаров. Могла ли тогда всем этим людям прийти в голову мысль, что через восемь десятилетий объявится феномен историка Ю. Прохорова, который обвинит их в невежестве и лингвистической нелепости?

Любой историк может и должен объяснять исторические факты и события, но выступать в роли критерия истины он не имеет права, потому что критерий истины является результатом системного анализа и зависит от множества факторов: от источника информации, от структуры и способа ее подачи, от выбора ценностных ориентиров — этических, идеологических, национальных, религиозных, сквозь призму которых осуществляется интерпретация и селекция этой информации, наконец зависит от правильной интеграции разных сфер знаний в интеллекте историка. Ведь для того, чтобы самоутверждаться в исторических изысках на страницах СМИ, необходимо на элементарном уровне понимать, в чем и как интегрируются с историей такие науки, как социология, аксиология, психология, философия, лингвистика. Потому что там, где заканчивается констатация исторического факта, начинаются различные системы ценностей, определяющие отношение к этому факту. Как правило, именно разные аксиологические принципы создают противоположные углы зрения историков на события прошлого, подобно тому, как вид на цилиндр сверху имеет форму круга, а вид сбоку имеет форму прямоугольника, и разные историки с пеной у рта будут доказывать друг другу, что круг не является прямоугольником. Все сказанное относится и к историческим названиям, истинность которых определяется целым рядом критериев, которые выбирает соответствующая государственная структура — комиссия по ономастике, в которую должны входить люди, компетентные в вышеназванных науках.

Справка. Ономастика (от греческого onomastike — искусство давать имена), раздел языкознания, изучающий собственные имена. Ономастика традиционно делится на разделы в соответствии с категориями объектов, носящих собственные имена, и одним из таких разделов является топонимика, изучающая названия географических объектов. Ономастика делит имена собственные на реалионимы — имена существовавших или существующих объектов и на мифонимы — имена вымышленных объектов. Объектами исследования ономастики являются: история возникновения имен и мотивы номинации, юридический статус, социальный и психологический аспекты, территориальное и языковое распространение (выделено М. С.), формульность имени и табуирование. Ономастика исследует фонетические, морфологические, словообразовательные, семантические, этимологические и другие аспекты имен собственных. Ономастика связана с историей, географией, геральдикой, этнографией (Лингвистический энциклопедический словарь, научное издательство «Большая Российская энциклопедия», г. Москва, 2002 г.).

Из данной справки следует, что понятие «город» Алматы является мифонимом, потому что такого города, как объекта названия, никогда не существовало в реальности под именем Алматы, тогда как понятие «географическая местность» Алматы между речками Большая и Малая Алматинки в предгорьях Заилийского Алатау является реалионимом. Таким образом, главная историческая дилемма состоит в том, что является объектом названия: созданный город или пустая географическая местность, существовавшая до основания города.

Юридический статус ГОРОДА укрепление Верное впервые получило 11 апреля 1867 года — только через 13 лет после его основания, т. е. только тогда, когда материальные объекты и архитектурные строения, созданные трудом и знаниями людей, стали соответствовать первичным атрибутам города и выполнять различные общественные функции — административные, военные, хозяйственные и т. д. И за каждым домом, за каждой улицей или городским событием стоит подлинная история человеческих судеб, их деяний и свершений. Ведь для того, чтобы понятие «город» стало адекватным реальности, сначала необходимо создать и построить все то, что отражает смысл этого понятия, т. к. любое понятие (денотат) без материального объекта — лишь плод фантазии человека. Однако с высоты настоящего и сквозь призму столетий у некоторых историков разыгрывается фантазия, и они начинают путать логические понятия с их материальным воплощением на разных этапах истории. Взгляните на историческую фантазию и размер самомнения Ю. Прохорова в «НП» №3 от 24.01.03: «Конечно, слово Алматы как-то непривычно, но я в своей публикации сделал главный вывод: исторически правильное название нашего ГОРОДА (увеличено. М. С.) — Алматы, а не Алма-Ата. Вот этот вывод Ю. Числов опровергнуть не мог. Так зачем же было огород городить». Ну, разумеется, на фоне Ю. Прохорова все другие способны лишь огороды городить, поэтому статью, в которой он обращается к грамотному историку и более старшему человеку Ю. Числову, он назвал: «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны».

Ни один человек на Земле в первой половине 19-го века не видел на карте мира города, под названием Алматы, однако в начале 21-го века, благодаря «уму и провидению» Ю. Прохорова, мир узнал о существовании города Алматы до того времени, как российские военные основали в 1854 году укрепление «Верное». Историк опять перепутал, только на этот раз объекты названия, т. к. объектом названия Алматы является пустая предгорная местность, а не город. Может быть, под городом Алматы историк понимает несколько юрт, стоявших в предгорьях Заилийского Алатау или археологические останки древних поселений (Алмату), поверх которых выросли дикие яблони? Название ГОРОДА Алматы будет исторически правильным, если Ю. Прохоров подтвердит архивными документами наличие административного центра и материальных строений (например, больницы, школы и т.п.) в предгорной местности «Алматы» до того, как началась история города «Верный». Зато теперь алма-атинцы, просвещенные истинным географическим названием, должны помнить: источником создания нашего города, а значит его истиной, был не полуторавековой труд предшествующих поколений, создавших историю нашего города и давших имена этой истории — Верный и Алма-Ата, а дикая предгорная местность под названием «Алматы».

Фонетический аспект. Любое имя собственное в сознании людей существует на двух уровнях восприятия: на одном уровне — как лексическое значение, если такое имеется, а на другом уровне — как чистая фонетическая (звуковая) форма слова, отождествляющая объект (носителя) этого имени. Например, имя Айгуль по-казахски означает «лунный цветок», однако в многонациональном обществе многие люди просто не знают переводов имен с разных национальных языков. Поэтому в практике языков имена собственные существуют как бы автономно от их лексического значения и отождествляются со своими личными смыслами и представлениями об объекте этого имени. Функция отождествления связывает звуковую форму слова с различными объектами мысли, например, имя Венера может быть связано с планетой, с греческой богиней, с девушкой, с салоном красоты и т. д. В литературе по НЛП эта функция называется синестезией, т. е. закреплением связи между разными каналами восприятия. Например, когда вы слышите знакомую мелодию (восприятие звука), она вызывает у вас определенные воспоминания (восприятие образов), это означает, что звуки мелодии связаны с представлениями какой-либо жизненной ситуации в вашей памяти. Так работает мозг человека, ведь что такое слово? Это определенная форма звуков, «привязанная» к визуальному образу предмета или действия в памяти человека.

Критерием фонетической оценки имени собственного является красота звучания и мелодика его произношения, а не лексическое значение слова. Поэтому если оценить переименование нашего города с точки зрения фонетики, то следует сразу же констатировать общепризнанный всеми алма-атинцами факт: от благозвучного, торжественного и мелодичного названия осталось только скомканное слово Алматы, создавшее постоянную путаницу в мышлении горожан: как правильно употреблять в разговоре последнюю букву -ы-, т. е. склонять это имя собственное или не склонять. Ведь в предыдущем названии окончание на букву -а- лаконично и легко изменялось, гармонично сочетаясь с правилами русского языка: в Алма-Ате, в Алма-Ату и т. д.

Психологический аспект неразрывно связан с фонетическим аспектом: выше было показано, что любая словоформа имени собственного, наряду с его лексическим значением в национальном языке, выполняет функцию индивидуального отождествления смыслов (т. е. обогащает и наполняет их личным содержанием) в сознании людей. Отсюда следует, что словоформа Алма-Ата — это колоссальный объем личностных смыслов, представлений и чувств в сознании горожан, это ключевое слово целой временной эпохи и жизнедеятельности пяти поколений, а это в сущности означает то, что оно является частью коллективного бессознательного всех алма-атинцев и, значит, воздействует на их психику и самосознание. При этом главным в восприятии всех казахстанцев является понимание того, что слова этого имени являются исконно казахскими, отражающими национальные мотивы и дух коренного населения. Откуда вообще взялась басня о том, что Алматы — это казахское название, а Алма-Ата — это якобы русифицированный вариант казахского названия? Кто придумал такую историческую нелепость? Или слова «алма» и «ата» не являются чисто казахскими? Или не казахи-коммунисты переименовали город Верный, проведя аналогию с Аулие-Ата? (ведь по сей день существуют подобные киргизские названия, например Чолпон-ата). Имя Алма-Ата, за почти вековую историю своего существования, всегда воспринималось русскоязычным населением Казахстана как исконно казахское название и поэтому всегда олицетворяла его столицу. Единственным элементом русификации этого казахского названия было лишь изменение (склонение) последней буквы окончания, вследствие употребления в русской системе речи.

Лингвистический аспект. В своей статье («НП» №3 от 24.01.03) Ю. Прохоров продолжает глубокомысленно рассуждать: «В русском языке роды есть, и поэтому мы произносим по-русски «моя Алма-Ата», а не «мой Алма-Ата» (так же, как моя Барселона, например, или, напротив, мой Лондон по-русски). По-русски Алма-Ата — женского рода, тогда при чем здесь отец?» В русском языке любая фонетическая форма имени собственного (Африка или та же Барселона) с окончанием на букву -а- автоматически употребляется в женском роде, но это не значит, что буква -а-, совпадающая с окончанием казахского слова «ата» проецирует женский род на русский перевод этого слова. Ведь смысл переведен по-русски — «отец», а в восприятии этого смысла по-казахски не существует родов. Если же продолжить сумбурную логику историка, то получится следующее: по-русски девушка Айгуль — женского рода, тогда при чем здесь цветок? «Так вот где собака зарыта», истинный-то перевод — мой Айгуль!

Однако больше всего на свете историку не дает покоя «нелепый» перевод имени Алма-Ата, ибо семь десятилетий жили и творили алма-атинцы под этим «невежественным» названием, однако глубокие знания лингвистики подвигнули историка окончательно разобраться с этим «несуразным набором слов». При этом он опять перепутал механический (буквальный) перевод с восприятием смысла, т. к. даже не подозревал, что человеческая речь и мышление — это не одно и то же. Мышление имеет разные формы и уровни смысла (образное, понятийное), тогда как язык лишь инструмент мышления. Поэтому смысл понятия в мышлении человека заключает в себе гораздо больше информации, чем способно передать слово. Если буквальный перевод имени Алма-Ата означает «яблоко-отец», а имени Айгуль — «луна цветок», то объяснение смысла этих словосочетаний подразумевает естественную морфологическую трансформацию буквальных слов (яблоко — яблочный, луна — лунный), а также предполагает их разную синтаксическую валентность (отец яблок, цветок луны). Семантика понятий всегда шире их вербальных значений, поэтому сочетание казахских слов образует смысловой синтез, который нельзя выразить механическим переводом. Разницу смысла (мышления) и языка (речи) подтверждает всеобщая практика языковых переводов: чтобы объяснить смысл какого-нибудь словосочетания на другом языке — необходимо употребить несколько слов, а в казахском языке, в силу его агглютинативной природы, даже одно слово может переводиться несколькими фразами русского языка.

Семантические аспекты. Слово яблоко (алма), несет в себе как буквальный, так и символический смысл, ведь библейское древо познания — яблоня, а плоды познания — яблоки. Мифология предшествует реальности, поэтому библейский символ предопределил судьбу нашего города, ведь Алма-Ата в действительности стала источником знаний и цивилизации Казахстана, и по сей день остается столицей просвещения и культуры. Многие люди полагают, что мистицизм, имволизм или мифология являются какими-то абстрактными древними науками, оторванными от современной реальности. Хотите знать реальное выражение символа? Эзотерическая наука подтверждает библейский символ яблока, несущий в себе один из символов сакральной геометрии: если вы разрежете яблоко не по вертикали, т. е. не как обычно напополам, а ровно по горизонтали, т. е. перпендикулярно оси хвостика, растущего вверх, то на двух круглых половинках вы увидите геометрический рисунок пятиконечной звезды (очистите его от косточек), который в эзотерике означает символ человека, а пятиугольник (обведите пять вершин звезды прямыми линиями) — это символ жизни, которую создают пять стихий: огонь, земля, воздух, вода и эфир (прана). Исходя из знаний сакральной геометрии, можно добавить, что человеческий эмбрион на определенной стадии развития имеет форму яблока (тора) в утробе матери, а Пифагор утверждал, что число есть сущность бытия. И теперь пусть кто-нибудь опровергнет историческую сущность числа 5 и символ пятиугольника: «эмбрион» г.Алма-Аты — укрепление Верное было построено с 5-ю фортами и имело пятиугольную форму! 5-го февраля 1921 года был оформлен приказ по Семироблревкому под №12 «О переименовании г. Верный в г. Алма-Ата», подписанный Уразом Джандосовым, а 5-го декабря 1936 года Казахстан получил статус новой государственности — республика стала не автономной, а союзной (КазССР).

Слово «отец» (ата) также понимается не только в буквальном смысле, а имеет целую гамму метафор и символов. С религиозной точки зрения, мужское первоначало в лице различных святых или пророков становится источником духовных законов, т. е. воли бога, выраженной в слове — логосе. Символ бога-отца является прообразом государственности и закона (логоса), поэтому воля отца в семье у всех народов равносильна закону. А для новоявленных политиков тысячелетние традиции не писаны, поэтому воля их отцов, определивших имя и судьбу нашего города — ничего не значит для них, и как символично — они вообще взяли и с корнем вырвали слово «отец» из названия города.

Здесь необходимо задать вопрос: как понравилось бы политическому руководству РК, создающему в настоящем город Астану, предположение о том, что лет так через семьдесят будущие потомки, игнорирующие уважение к своим предкам, начнут перекраивать историю и переименуют столицу Астану в первичный топоним Акмола? И таким же образом обоснуют переименование как «возрождение исконного названия», т. е. возьмут за критерий первичность названия, а не труд, волю и память людей, создающих в настоящем город Астану. К тому же никто не может утверждать в отношении будущего, что столица Казахстана в наступившем тысячелетии вновь не перекочует в другой город в силу каких-то геополитических обстоятельств. Один из высших моральных законов вселенной — это закон подобия, поэтому то, как поступили нынешние политики по отношению к своим отцам, точно также с решениями этих политиков (по закону подобия) будут поступать их потомки.

Смысл отца, как прообраза государственности, был напрямую связан с названием нашего города, ведь Алма-Ата стала столицей новой государственности, когда 5 декабря 1936 года, благодаря новой Конституции СССР, Казахстан вышел из состава РСФСР, обрел статус равноправной союзной республики и, благодаря этому событию, получил независимость в декабре 1991 года. Далее, смысл отца в имени города — это не только символ человеческой воли и государственности, с волей неразрывно связаны два основных понятия, делающих человека человеком — труд и знания. С помощью последних человек облагораживает и культивирует дикую природу, ведь сами по себе растут лишь сорняк, трава или дикие яблони, а для того чтобы вырастить розу или добротный плод апорта, необходимы человеческий труд, знания и воля. Именно эти понятия привносятся смыслом «отец» и очеловечивают первичный смысл «яблочное», отражая истинную историю того, как естественное и дикое место предгорья было очеловечено трудом и знаниями наших предков. Таким образом, вышеизложенные семантические аспекты создают многомерный объем и содержание понятий «алма» и «ата», семантика которых не исчерпывается узколобостью буквального перевода.

Символический аспект. Необходимо особо обозначить следующий аргумент: название Алматы несет в себе очень негативную символику. Общеизвестно, что наш город находится в опасной сейсмической зоне, и вероятность катастрофического землетрясения, подобного 1910 году, существует постоянно, тем более, что такие разрушительные землетрясения подчинены определенным законам цикличности. Недавнее землетрясение в Иране наглядно показало, как неожиданно и в считанные минуты может быть разрушен целый город. Еще в древности люди знали: выбирая имя человеку, выбираешь его судьбу. Этот невидимый закон бытия относится к любым названиям, как например к названию места «Чернобыль». И возможно, что имя Алматы, обозначающее смысл пустой предгорной местности, уже предопределило судьбу нашего города — пустое место после катастрофического землетрясения, на котором вновь зацветут дикие яблони и возродится название «яблочное». Даже с точки зрения мифологии, кара богов неминуемо настигает людей, предающих забвению память и труд своих предков, ведь с помощью сил природы богам легко будет воздать потомкам то, что они считают исключительно ценным для себя, — название пустого места…

Графический аспект. Наконец, если посмотреть с точки зрения письменности и графики, то две заглавные буквы -А- в имени Алма-Ата всегда олицетворяли символы гор, словно две вершины или два горных подъема и спуска в ряду маленьких букв, тем самым символизируя расположение города у подножия гор Заилийского Алатау. Ведь именно так и выглядит Алма-Ата на фоне гор, когда над домами и парками (по аналогии — это маленькие буквы) возвышаются вершины гор. История, подобно искусному дизайнеру, написала великолепный логотип нашего города, который столь же нелепо перечеркнули новоиспеченные «дизайнеры»: одна заглавная буква -А- в написании слова Алматы потеряла символику гор, ведь образ гор создавался графическим перепадом двух больших букв -А-. Любые названия городов начинаются с большой буквы, а с буквы -А- начинаются сотни городов мира, не считая своих — Астану, Актюбинск или Актау, но двух буквенных горных пиков нигде в названиях больше не найдешь.

Здесь также необходимо подчеркнуть слова Гани Касымова, поддерживающего идею возрождения имени Алма-Ата, что лучшие города мира пишутся через дефис: Санкт-Петербург, Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Сан-Франциско, Рио-де-Жанейро и т. д. В подтверждение слов известного политика можно сформулировать вопрос: чем лучше быть нашему городу — редкой индивидуальностью, относящейся к элитному классу городов мира, или банальной посредственностью в «общем хоре» тысяч одноименных городов? С точки зрения целостности, взаимосвязанности и гармонии всех аспектов, мне хотелось бы расширить понятие «графического аспекта» и внести следующее предложение акимату г. Алматы, а также специалистам по геральдике: на основании реального, исторического воплощения геометрической фигуры пятиугольника в укреплении «Верное» провести прямую аналогию и преобразовать круглый герб южной столицы в пятиугольную форму (подобно логотипу АльянсБанка), с сохранением внутреннего изображения. Геометрическая форма пятиугольника была первичной матрицей в основании нашего города, поэтому абсолютным образом выражает его символ и, с точки зрения эзотерической науки, является символом жизни, а значит, процветания. Круглый герб Алматы выглядит банально, не выражает исторический символизм и, словно с конвейера примитивной фантазии, подобен гербам других казахстанских городов.

В завершение необходимо задать главный вопрос, интересующий всех алма-атинцев: на основании каких критериев государственная комиссия по ономастике переименовала наш город в Алматы? Возможно, в этой комиссии тоже считают, что города растут сами по себе, как грибы после дождя, достаточно лишь пустую местность обозначить статусом «город» и дать ему истинное географическое название. Топонимика и древние географические названия составляют лишь один из многих критериев ономастики, и этот критерий не является ценным приоритетом и причиной для перекраивания истории или игнорирования памяти предшествующих поколений. Данная комиссия, в лице небольшой группы националистов, присвоивших себе право решать вопросы истории за всех казахстанцев, лишь демонстрирует свою некомпетентность в искусстве ономастики и воплощает идеологию национализма, разжигая неуважение ко всему казахскому народу со стороны неказахского населения. Например, в 2002 году они вновь подняли вопрос о переименовании городов Петропавловск и Павлодар, русские названия которых также не дают покоя депутату парламента Е. Абылкасымову. Здесь работает незыблемый моральный принцип всех исторических эпох: не вы создавали эти города — не вам их переименовывать, эта непреложная истина относится практически ко всем городам Казахстана, кроме Астаны.

Прежде чем брать на себя историческую миссию по переименованию улиц и городов — сначала изучите экономическую статистику прошлого и научитесь достоинству уважать те народы, которые основали и построили города Казахстана, в которых вы сейчас живете. У славянских этносов за годы независимости сложилось устойчивое мнение, что процесс «казахизации» преследует единственную цель: любыми способами затмить память того, что Казахстан (города и промышленность как остов цивилизации) построили неказахи, иными словами приписать плоды труда и отождествить созданный уровень цивилизации с «достижениями» исконной национальности. По государственной статистике до 1980 года в РК проживало 36% казахского населения, из них только четверть — около 9% проживало в городах (эти 9% казахов в 1980 г. составляли ровно пятую часть от всего городского населения РК) и, так сказать, вносили свою лепту — адекватно этой пропорции в создание казахстанской цивилизации. Поэтому большинство созданных объектов градостроения, научной, промышленной и социальной инфраструктуры были названы именами русскоязычной культуры и менталитета.

Таким образом, русские названия социальных и промышленных объектов (имена ученых, писателей, советских руководителей) — это исторические факты неказахского труда и созидания (казахского там одна четвертая часть, и это более чем справедливо отражалось в пропорции русских и казахских названий до развала СССР), и сокрытие этих фактов является истинной причиной того, что древние казахские названия пустых мест вдруг стали великими историческими ценностями. Под шумок освобождения от тоталитарного прошлого перековеркали всю советскую историю — название всех улиц и социально значимых объектов, какие там научные критерии ономастики, самый ценный и самый важный критерий один — лишь бы звучало по-казахски. Взять улицу Комсомольскую или Советскую, неужели их названия не являются частью истории, или казахи не были комсомольцами и не жили в советской стране? Причем имена казахских коммунистов на фоне низвергнутых русских остались увековечены, ну разумеется, когда дело касается национального фактора — истерика о тоталитарном прошлом моментально прекращается.

В каждом городе РК, чтобы перекрыть огромный объем неказахских имен, пришлось называть улицы именами казахских деятелей, даже самого мелкого и местечкового масштаба, о которых сами казахи понятия не имеют — кем они были и чем их заслуги выше бывших исторических имен. И теперь цель достигнута — с каждым годом рождается новое поколение казахстанцев, которые уже не знают ни советской эпохи, благодаря которой казахи стали образованными, ни памяти о деяниях славянских этносов, благодаря которым Казахстан состоялся как цивилизованное государство. Теперь сплошные казахские названия в сознании детей принимаются как естественная данность и отождествляются с казахской историей и культурой. Что ж, таков вечный принцип жизни: кто меньше всех делает, тот потом больше всех якает и претендует на готовое, впрочем, будущее рассудит память прошлого, ведь «большое видится на расстоянии». И это большое не скроют ни казахские названия, ни китайские, ведь ценности последних уже не за горами… И если с комиссией по ономастике все понятно, т. е. чьи директивы она выполняет, то в отношении Ю. Прохорова хотелось бы заметить следующее: есть, к сожалению, среди славянских этносов такие личности (и не только историки), которые быстро уловили коньюктуру идеологических умонастроений нынешних политиканов и подобострастно подпевают новым «хозяевам истории», которые эту историю, во-первых, плохо знают, а во-вторых не уважают. Не потому ли этот «истинный» историк везде получает зеленый свет для своих «высоколобых» статеек в казахстанских СМИ?

Имя Алма-Ата — это имя великой исторической эпохи, результатом которой мы все являемся. Имя Алма-Ата — это заголовок судьбы пяти поколений алма-атинцев, ведь в свидетельствах о рождении алма-атинцев судьба навечно оставила роспись из семи букв, равноценных понятию Родина в их умах и сердцах. Имя Алма-Ата — это имя Мечты наших предков, их веры и поступков во имя светлого будущего своих детей. И никаким переломам истории и перекосам ценностей не сломать веру алма-атинцев в то, что их город останется ВЕРНЫМ (первое имя пророческое!) идеалам созидания, интернационализма и высокой культуры. Останься верным своему истинному названию и незыблемой памяти, любимый город Алма-Ата!

Полная версия. Сокращенный вариант опубликован в «Начнем с понедельника» от 22.01.04.

© Михаил СЫТНИК, политолог, член совета РСД «Лад»
Опубликовано на сайте ZonaKZ, 30 января 2004 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета