ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Алматы или Алма-Ата?

КАК ВАС ТЕПЕРЬ НАЗЫВАТЬ?

А
лма-Аты больше нет. Так посчитал судья Медеуского районного суда К. Сырлыбаев. В Год России в Казахстане Медеуский районный суд, отменив правила русского языка, удовлетворил беспрецедентный иск в отношении газеты «Аргументы и Факты Казахстан».

СУДЬЯ

Возможно, судья К. К. Сырлыбаев, вынесший это решение в минувший понедельник, снова осудит нас за подобное написание имени города, воспетое в песнях и стихах, но мы сделали такой заголовок. Потому что с момента вступления решения в силу (через 2 недели) мы не имеем права называть свой город Алма-Атой. Даже если будем вспоминать о его славной истории. Даже если будем говорить о великих артистах, писателях, художниках, архитекторах, творивших в нем и прославивших его. Даже если будем цитировать мнения уважаемых людей.

Кому помешало, что в авторских материалах и цитатах звучит красивое, гордое и поэтичное имя города? Помешало истцу из микрорайона «Мамыр», его неплохо организованной группе поддержки, которая регулярно приходила на процесс, улюлюкала и аплодировала, но тем самым, видимо, не беспокоила судью. А может, именно в этом шуме он не заметил нестыковок и вообще не разобрался в вопросе. Ведь был подобный же процесс пятилетней давности — но с противоположным результатом, было заключение экспертов Института языковедения. Налицо отсутствие четких норм в законе, исторические и географические прецеденты. Есть неоднозначность вопросов и отсутствие до сих пор ответов на них, взаимосуществование норм языков. Имеется даже ненадлежащий истец! Суд этого не заметил. Или не захотел заметить. Или не смог.

Хотя на один документ суд все же обратил внимание. Письмо вице-министра новореорганизованного Министерства информации г-на Досжана (см. ниже), подписанное 20 сентября — ровно за неделю до подачи искового заявления на нашу газету на ту же тему. Письмо не директивное, но принятое судом за таковое.

Получается, что сегодня суд Медеуского района южной столицы склонился к точке зрения тех, о ком говорил президент страны Нурсултан Назарбаев на III съезде работников образования и науки 12 октября сего года и кого назвал демагогами. Что ж, это, наверное, право судейских. Ну а наше право — выразить свое (и не только свое) отношение к этой точке зрения. Что мы и делаем.

Цитата «АиФ Казахстан»

«Я не приемлю разговоров различных краснобаев и национал-патриотов об ухудшении положения казахского языка и неуважении к нему. Это — демагогия».

Нурсултан Назарбаев, президент Республики Казахстан
(из выступления на III съезде работников образования и науки РК
12 октября 2004 года)

 

К вопросу о прецедентах

Из решения Московского судебного участка Жетысуского районного суда Алма-Аты от 24 декабря 1999 года по аналогичному иску против газеты «Караван» (исковое требование к газете тогда было оставлено без удовлетворения):

«Конституция РК от 28.01.1993 г. и Указ Президента РК «О столице Республики Казахстан» от 15.09.1995 г. определяют наименование нашего города как Алматы. Однако закона или другого нормативного акта, запрещающего использовать наименование города Алма-Ата или устанавливающего ответственность за это, в республике нет.

Предоставленным суду Институтом языковедения лингвистическим заключением о названии города Алматы и комментариями эксперта Рысбергеновой К. К. обосновывается историческая закономерность переименования г. Алма-Ата на Алматы. Также разъясняется, что, согласно международным правилам стандартизации географических названий, унифицированные на национальном языке формы топонимов предлагаются в качестве единственно правильных в международных источниках, в данном случае Алматы. Предполагаемые формы правописания и произношения топонимов в неофициальных отношениях являются «нормами пожелания», т. е. не императивными. Употребление видоизмененных названий топонимов Алматы — Алма-Ата, Бакы — Баку, Пари — Париж, Рома — Рим, Москва — Мескей, Россия — Ресей и т. д. не является незаконным и относится к нормам этики и культуры, тем более внутри страны, ее гражданами».

РЕШЕНИЕ

Именем Республики Казахстан Медеуский районный суд гор. Алматы в составе председательствующего судьи Сырлыбаева К. К. при секретаре Малиевой К. с участием прокурора Толтебаева М. в гор. Алматы 18-октября 2004 г. рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Оразай Максут к редакции газеты «Аргументы и Факты Казахстан» о не искажении официальных названий и встречный иск Товарищества с ограниченной ответственностью «Издательский дом «Аргументы и Факты Казахстан» к Оразай Максут о защите чести, достоинства и деловой репутации, суд УСТАНОВИЛ:

М. Оразай обратился в суд с иском к редакции газеты «Аргументы и Факты Казахстан» о недопустимости при публикации искажения официальных названий городов на казахском, мотивируя свои требования тем, что редакция газеты «Аргументы и Факты Казахстан» сознательно пишет названия, такие как Алматы и др., которые пишутся по казахский, как Алма-Ата, Чимкент, Джезказган, как в колониальном периоде. Искажение данной печатью, которая издается в Казахстане, официальных названий — это не только выступление против казахских названий, это — непризнание казахской государственности, неуважение и пренебрежение казахами.

В свою очередь, собственник газеты «Аргументы и Факты Казахстан» — ТОО «ИД «Аргументы и Факты Казахстан» в суде заявил встречный иск к М. Оразай о защите чести, достоинства и деловой репутации, мотивировав тем, что в своем исковом заявлении истец публично обвинил (обнародовал) ТОО ИД «Аргументы и Факты Казахстан» как собственника газеты в непризнании казахской государственности, неуважении и пренебрежении казахами, которые стали известны членам нашей редакции, коллектива, переводчикам и правозащитным журналистским организациям, при этом данные обвинения считают недостоверными и порочащими их честь, достоинство и деловую репутацию, в связи с чем просят признать вышеуказанные обвинения не соответствующими действительности и обязать М. Оразай принести извинения газете и ТОО ИД «Аргументы и Факты Казахстан» как ее собственнику.

В суде истец М. Оразай иск поддержал, доводы изложенные в исковом заявлении подтвердил, встречный иск не признал и пояснил, что он ранее предполагал, что газета ошибочно и без какого-либо умысла искажает официальные названия городов как Алматы, Шымкент, Жезказган, указывая их Алма-Ата, Чимкент, Джезказган, но после беседы с главным редактором газеты понял, что это — политика, за которой стоят большие силы, пытающиеся вбить клин в общественные отношения межнационального согласия, при этом считает, что такая политика может дестабилизировать ситуацию в Казахстане. Узнав, что все Российские издания поступают так, пришел к указанному выводу, поскольку не хотят эти издания признавать суверенность Казахстана, казахскую государственность, пренебрегает казахами. Помимо того, сознательно искажая официальные названия городов, особенно его города Алматы, газета задевает его национальные чувства, его гордость, поскольку такое название города закреплено законно, что подтверждает письмо Министерства информации от 24.09.2004 г., в котором уполномоченный орган требует не искажать официальные названия городов, но СМИ не реагирует. Поэтому он считает, что вправе предъявлять подобного рода иски как гражданин Казахстана и требовать СМИ соблюдения закона республики и не искажать официальные названия упомянутых городов, при этом его позиция и высказывания не направлены на обвинение газеты, а направлены на защиту своих гражданских прав.

Выслушав пояснения сторон, исследовав материалы дела, суд приходит к выводу, что иск подлежит удовлетворению, а во встречном иске следует отказать по следующим основаниям.

Согласно ст. 19 Закона РК от 11.07.1997 г. «О языках в Республике Казахстан» традиционные, исторически сложившиеся казахские названия населенных пунктов, улиц, площадей, а также других физико-географических объектов на других языках должны воспроизводиться согласно правилам транслитерации.

В соответствии с п. 4 ст. 9 Закона РК «Об административно-территориальном устройстве Республики Казахстан» и иными нормативными правовыми актами республики о переименовании отдельных административно-территориальных единиц, осуществлены изменения ряда названий административно-территориальных единиц (написание транскрипции на русском языке), а именно утверждены транскрипции следующих областных административно-территориальных единиц: Актау — Актау (Шевченко), Атырау — Атырау (Гурьев), Актобе — Актобе (Актюбинск), Жезказган — Жезказган (Джезказган), Кокшетау — Кокшетау (Кокчетав), Костанай — Костанай (Кустанай), Кызылорда — Кызылорда (Кызыл-Орда), Шымкент — Шымкент (Чимкент), Тараз — Тараз (Жамбыл — Джамбул), Талдыкорган — Талдыкорган (Талды-Курган), Алматы — Алматы (Алма-Ата), Астана — Астана (Акмола).

Помимо Того, Конституцией РК от 28.01.1993 г. законодательно закреплено название столицы Республики как город Алматы и с указанного времени нормативно-правовыми актами РК наименование города Алматы не переименовывалось.

Аналогичное положение закреплено и в Конституции РК от 30.08.1995 г.

Указом Президента РК, имеющего силу закона «О столице РК» постановлено, что до переезда Парламента и Правительства Республики в гор. Акмолу столицей РК является город Алматы.

Законом Республики Казахстан от 1.07.1998 г. «Об особом статусе города Алматы» установлены правовые основы, определяющие особый статус города Алматы, исходя из его особенностей как научного, культурного, исторического, финансового и производственного центра, гарантии его дальнейшего развития путем установления мер финансового, экономического и социального стимулирования.

Статья 1 названного Закона устанавливает, что именно Алматы, а не Алма-Ата является городом республиканского значения и правовую основу статуса составляют Конституция РК, настоящий Закон и иные нормативные и правовые акты Республики Казахстан.

Доводы представителя отвечика, что газета как составное произведение и любая статья включенная в эти газеты являются объектами авторского права и результатом творческой деятельности, не состоятельны, поскольку газета публикует не только авторские произведения, но и письма читателей, но и сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер, где также искажается официальное название городов как Алматы и др.

В соответствии с п. 2 ст. 1 Закона РК «О средствах массовой информации» газета относится к инструменту периодического и публичного распространения массовой информации, и если ст. 20 Конституции РК гарантирует право журналиста на свободу творчества, то есть свободу выбора тем, содержания и творческих приемов публикации, то п. 2 ст. 21 Закона РК «О средствах массовой информации» обязывает журналиста не распространять информацию, не соответствующую действительности, а п. 4 названной статьи уважать законные права и интересы физических и юридических лиц.

Право требования соблюдения отдельных законов принадлежит в силу специального уполномочия отдельным уполномоченным государственным органам и такие правоотношения относится к административно-правовым, как правильно указывает в своем возражению к иску представитель ответчика.

Однако, данные правоотношения не лишают граждан оспорить действия юридических лиц, в том числе органа средств массовой информации в гражданско-правовом порядке.

Поэтому истец правильно обратился в суд с иском к ответчику в порядке ст. 8 ГПК РК в защиту своих конституционных прав, свобод и охраняемых законом интересов, предусмотренных ст. 13 Конституции и доводы представителя ответчика о том, что истец не вправе предъявлять подобного рода иски, необоснованны.

Встречный иск заявлен ТОО ИД «Аргументы и Факты» необоснованно, поскольку доводы истца, что газета сознательно искажая официальные названия городов, не признает казахской государственности, проявляет неуважение и пренебрежение казахами, хотя и не обоснованны, поскольку такие обстоятельства в ходе судебного разбирательства не нашли своего подтверждения, а поэтому является не соответствующими действительности, однако, эти доводы не могут быть оценены как обвинение, так как эти сведения содержат оценочные суждения, не основанные на конкретных фактах, эти оценки — дело внутреннего убеждения конкретного лица и приведены в качестве доводов иска, который заявлен правомерно.

Поэтому данные сведения не порочат честь, достоинство и деловую репутацию газеты и его собственника и во встречном иске необходимо отказать.

Руководствуясь ст.ст. 217-221 ГПК РК, суд РЕШИЛ:

Иск Оразай Максут удовлетворить.

Обязать редакцию газеты «Аргументы и Факты Казахстан» соблюдать написания наименований городов (их транскрипции) Алматы, Шымкент, Жезказган и др. и не искажать официальные их названия.

Во встречном иске ТОО «Издательский дом «Аргументы и Факты Казахстан» к Оразай Максут о защите чести, достоинства и деловой репутации отказать. Решение может быть обжаловано или опротестовано в Алматинский городской суд в течение 15 дней. Решение изготовлено судьей в совещательной комнате на 1BM. Судья: Сырлыбаев К. К.
(Решение публикуется с незначительными сокращениями, не меняющими его смысла. Стиль, пунктуация и орфография оригинала сохранены. — Прим. редакции)

К вопросу о законности

Несмотря на известную долю горечи в связи с поражением, сама ситуация и судебное решение по иску М. Оразай против ТОО «ИД «АиФ Казахстан» вызывают улыбку. Все это напоминает старый советский анекдот. Когда стригли армян, не выполнивших план по заготовке шерсти, они смеялись. Оказывается, они представляли, что будет с грузинами, которые не выполнили план по заготовке яиц.

Мы-то горечь поражения переживем, а вот каково придется судье, вынесшему такое решение, или прокурору, участвовавшему в деле и давшему заключение о законности исковых требований? И то и другое было оглашено публично, т.е. обнародовано, и уже успело разойтись по всему миру. И, следовательно, независимо от того, как сложится дальнейшая судьба состоявшегося решения, оно навсегда останется в анналах отечественного правосудия.

Хочу сразу оговориться, что данный комментарий по своему правовому статусу является всего лишь частным мнением представителя ответчика и публикуется в тот момент, когда судебное решение уже состоялось, а апелляционная жалоба еще не подана, и, следовательно, привлечь меня и газету к ответственности за распространение недостоверных сведений или воздействие на суд не удастся.

Так кто же был прав в состоявшемся споре? Истина всегда проста, и ее углы будут неудобно торчать из любого решения или предписания (в данном случае — вице-министра информации А. Досжана), как бы ее ни обряжали в псевдозаконные одежды. Не надо быть правоведом, чтобы уловить суть спора. Эту суть очень чутко уловили наши читатели и воспроизвели в своих откликах. Одни высказались за употребление старого названия города — «Алма-Ата», другие — за его новое название Алматы. В сумме же они между строк, по сути, признали, что каждый может произносить и письменно воспроизводить эти названия так, как ему нравится или подсказывает его вкус. Более того, и то и другое название — суть одно и то же, к тому же казахских корней.

Об этом же, собственно, говорит и статья 20 нашей Конституции, которая гарантирует свободу слова, т. е. свободу самовыражения, свободу творчества, т. е. свободу выбора тем, жанров, содержания, творческих приемов и терминологии и свободу распространения информации в любой ее форме.

Эти свободы, согласно статье 12 Конституции РК, принадлежат каждому из нас от рождения, являются абсолютными и неотчуждаемыми. Они определяют содержание и применение законов и нормативно-правовых актов. Статья 39 Конституции РК гласит, что эти права и свободы могут быть ограничены только законом, и в той мере, насколько это необходимо в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения.

Да, действительно, в связи с переименованием многих городов была утверждена официальная транскрипция казахских наименований на русском языке. Но ни в одном из этих законов нет предписания гражданам и средствам массовой информации о порядке их произношения или написания. Таких предписаний не может быть в принципе, поскольку они пошли бы вразрез с вышеприведенными конституционными нормами. Чтобы окончательно расставить точки над i в этих вопросах, достаточно сказать, что, согласно статье 19 Закона «О языках в РК», традиционные исторически сложившиеся названия населенных пунктов и других объектов на других языках должны воспроизводиться согласно правилам транслитерации, а транскрипция и транслитерация — это далеко не одно и то же. Желающие могут заглянуть в соответствующие словари. И если в русском языке нет буквосочетаний, присутствующих в слове «алматынцы», то никакой суд не заставит говорить и писать это слово без дополнительного гласного звука. Но даже в этом случае статья 18 этого закона, касающаяся языка печати и СМИ, не содержит каких-либо предписаний средствам массовой информации. Нет таких предписаний и в «Законе о СМИ». Иначе говоря, транскрибированное наименование — для официальных отношений и свобода самовыражения — во всех остальных случаях.

Кстати говоря, любая статья в газете или телепрограмма в электронных СМИ, а также сама газета, как составное произведение, в соответствии со ст.ст. 6 и 11 «Закона об авторском праве и смежных правах», являются объектами авторского права и, следовательно, прямо подпадают под конституционные гарантии свободы слова.

Безусловно, гражданин имеет право обратиться в суд с любым иском, поскольку Конституция гарантирует ему право быть выслушанным судом. Однако решение суда, заключение прокурора и официальное предписание Министерства информации в любом случае должны быть законными и обоснованными.

Между тем в ходе судебного заседания выяснилось, что как минимум три последние года истец не упоминался на страницах нашей газеты ни в каком качестве, что он сам и подтвердил на суде. Он не состоял также с нами ни в каких имущественных правоотношениях. На вопрос, какое же его личное неимущественное или имущественное право мы нарушили, он ответил, что этими наименованиями была ущемлена его национальная гордость. Но даже допустив, что подобное личное неимущественное право существует, как можно его нарушить, не упомянув личность истца ни в каком качестве? Желая обойтись в суде «малой кровью», мы подкинули участникам процесса спасательный круг в виде аргумента о том, что право надзора за соблюдением того или иного закона принадлежит специально уполномоченным на то государственным органам и прокуратуре. Следовательно, истец не вправе заявлять иски, вытекающие из административных правоотношений. К сожалению, этим кругом никто не пожелал воспользоваться. Следует также упомянуть, что при всем вышеописанном раскладе требования истца были рассмотрены в общеисковом порядке.

Чем же обосновали свое предписание, заключение и решение Министерство информации, прокурор и судья? Если коротко, то все доводы сводятся к одному — писать Алматы, поскольку так транскрибированно. Кстати, в отношении Алматы и в этом вопросе в законодательстве РК ясности нет.

Дальше в пику вышеизложенным аргументам пошли следующие, с позволения сказать, доказательства нашей неправоты. «Доводы ответчика, что газета и любая статья, включенная в эту газету, являются объектами авторского права и результатом творческой деятельности, несостоятельны, поскольку газета публикует не только авторские публикации, но и письма читателей, сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер, где также искажается название Алматы и др.». Но, господа, любому журналисту и читателю известно, что письмо, опубликованное газетой за подписью автора, подпадает под все критерии газетной статьи. Об этом, собственно, говорит и статья 17 «Закона о СМИ» — «Авторские произведения и письма», запрещающая искажать смысл их содержания. Авторы писем точно так же привлекаются к гражданско-правовой ответственности за распространение недостоверных порочащих сведений (ст. 143 ГК РК и нормативное постановление Верховного суда от 18.12.1992 г. №6). Информационные сообщения, опубликованные без имени автора, считаются редакционными, т. е. автором в таком случае признается редакция со всеми вышеупомянутыми правовыми последствиями.

Несостоятельна, на наш взгляд, и ссылка суда на пп. 2 и 4 ст. 21 «Закона о СМИ», которые обязывают журналиста не распространять информацию, не соответствующую действительности, и уважать законные права и интересы юридических и физических лиц. Все это, как говорится, из другой оперы и относится к достоверности сообщений о событиях и фактах. Что же касается законных прав и интересов других лиц, то истец сам подтвердил, что никогда не был героем наших публикаций, и, следовательно, его личные неимущественные права остались неприкосновенными.

Примерно такую же «доказательственную силу» имеют и другие ссылки суда. Подтвердив, что данный иск, по сути, вытекает из административно-правовых отношений, суд пришел к выводу, что граждане вправе оспорить действия юридических лиц и в гражданско-правовом порядке. Однако при этом он почему-то забыл упомянуть, что подобные иски рассматриваются в порядке особого искового производства и удовлетворяются только в том случае, если были нарушены личные права и свободы конкретного гражданина.

Министерство информации оказалось в этом случае более осторожным и вместо составления протокола об административном правонарушении, как это положено ему по Кодексу РК об административных правонарушениях, ограничилось письмом. При этом для пущей важности упомянув для чего-то ст. 81 КоАП РК, преамбула которой гласит: «Отказ должностного лица в принятии документов, запроса, заявления или жалобы, а также нерассмотрение их по существу, мотивированные незнанием языка». Какое отношение имеет все это к нашему случаю, совершенно непонятно.

Было бы, наверное, неправильно и несправедливо не коснуться и нашего встречного искового заявления о защите чести, достоинства и деловой репутации, в удовлетворении которого нам было отказано. Не от хорошей жизни мы пошли на этот иск. Просто не было уже сил молча сносить тяжелейшие публичные обвинения в «непризнании казахской государственности, в неуважении и пренебрежении казахами». Понимая, какую тонкую материю публично муссирует истец и на какой тонкий лед при этом можно попасть, мы неоднократно в ходе судебного заседания предлагали: «Снимите свои обвинения — и мы снимем встречный иск». К сожалению, это предложение не нашло понимания с его стороны. Не нашли мы понимания в этом вопросе и у суда. Кажется, чего бы проще: сними, в соответствии с ч. 2 ст. 39 Конституции РК, подобное обвинение как неконституционное, способное нарушить межнациональное согласие. Ан нет, во встречном иске было отказано по существу. Естественно, суд попал при этом в логический тупик. С одной стороны, он признал эти слова не соответствующими действительности — а таковыми могут быть только сообщения о фактах и сведения, а с другой — посчитал их оценочными суждениями, приведенными в качестве доводов иска.

Илиодор КАЛЬСИН,
руководитель юридической службы
фонда защиты свободы слова «Адил соз»

Интересный факт: когда наши корреспонденты «пошли в народ», дабы выяснить, что люди думают по поводу названия нашего прекрасного города, их поразило неравнодушие алмаатинцев к этому вопросу. Мнения, естественно, звучали разные, но никто не отказался отвечать. Более того, люди искренне и горячо пытались обосновать свою точку зрения.

Вопрос звучал просто: какое из названий города вам ближе — Алма-Ата или Алматы? Вот что думают по этому поводу весьма известные и уважаемые люди.

Роза БАГЛАНОВА, певица (сопрано), народная артистка СССР:

— Конечно, Алма-Ата лучше! Ведь Алма-Ата всегда славилась апортом. А Алматы… даже не знаю, кто это придумал. Я часто ездила на гастроли и всегда брала с собой яблоки. Выложишь четыре штуки на стол — и вся гостиница этим ароматом наполнена… Я считаю, что Алма-Ата — очень удачное название.

Вот, к примеру, Санкт-Петербург — город Петра. И это действительно так, потому что благодаря ему появился этот город. Алма-Ата — это город яблок. А Алматы даже не склоняется!

Борис ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ, главный режиссер Государственного академического русского ТЮЗа им. Н. И. Сац, заслуженный деятель искусств России и Казахстана:

— Я приехал работать 18 лет назад в Алма-Ату — вся жизнь моя связана именно с этим именем. И как же по-другому называть мой любимый город? Не могу произносить Алматы — получается и не по-казахски, и не по-русски.

Герольд БЕЛЬГЕР, народный писатель Казахстана, лауреат президентской премии мира и духовного согласия:

— Для меня, воспитанника казахского аула, нет сомнений — Алматы! Такой же точки зрения придерживался и уважаемый всеми писатель Дмитрий Федорович Снегин. Алма-Ата — название надуманное, появилось при большевиках в начале 20-х годов прошлого века. Но если некоторые хотят, чтобы имя города для них было более звучным, пусть говорят и пишут «Алма-Ата», только не переводят его как «отец яблок», это совершенно неправильно.

Юрий АРАВИН, заслуженный деятель искусств РК, музыковед:

— Конечно, Алма-Ата. Это воспоминание всего моего детства, юности и зрелости. Затем, чисто фонетическое восприятие: Алма-Ата звучит ласково. А Алматы звучит жестко, «упирается».

Толкын ЖУНУСБАЕВА, ведущая телепрограмм «Тiлашар», «ТВ-Бинго»:

— Каверзный вопрос. Если честно, для меня нет никакой разницы. Даже не понимаю, почему вокруг этого столько шумихи. Разве название — главное для города? Для меня важнее то, что я люблю этот город, здесь есть дорогие мне места. А название… Я не думаю, что от одной-двух букв что-то изменится.

Султан БАЙСУЛТАНОВ, певец (тенор), народный артист Казахстана и Чечено-Ингушетии, директор оперной труппы ГАТОБ им. Абая:

— Только Алма-Ата! Это мои воспоминания. И потом, дефис в названии — это изюминка, которая придает «вкусность». Редко же такое бывает. Еще — это интернациональное название, что тоже очень важно. А от Алматы веет каким-то местничеством.

Бибигуль ТУЛЕГЕНОВА, певица (колоратурное сопрано), народная артистка СССР:

— По-русски — Алма-Ата, по-казахски — Алматы. Но ближе все-таки Алма-Ата. Я привыкла к этому названию. Это моя юность, мы и стихи сочиняли Алма-Ате. Но правильнее, мне кажется, было бы Алма-Аты. Ведь символ нашего города — яблоки. «Алма» — яблоко, «аты» — имя. Да и люди больше знают Алма-Ату, а не Алматы.

Архимед ИСКАКОВ, педагог, директор частной школы, лауреат премии «Тарлан»:

— Конечно, Алма-Ата! Потому что это очень красиво, поэтично, распевно. Алмаатинец — лучше, чем алматынец. Мне кажется, что раньше какой-то деятель неправильно перевел «отец яблок», и с этого все пошло. Этимология наверняка другая. В конце 60-х — начале 70-х Алма-Ата была самым красивым городом в мире. С журчащими арыками, чистым воздухом, садами и невероятно добрым населением…

Дарежан ОМИРБАЕВ, режиссер, лауреат кинофестивалей в Локарно и Каннах:

— Это одно и то же название, только одно на казахском, а другое — на русском. Это разное написание одного и того же названия. Раньше ведь так и делали — по-русски писали Алма-Ата, по-казахски — Алматы. Это вопрос транслитерации.

Венера НИГМАТУЛЛИНА, актриса, генеральный директор международного кинофестиваля «Звезды Шакена»:

— Я выросла в Алма-Ате. Этот город дорог мне именно воспоминаниями. Если бы городу вернули прежнее название, оно больше соответствовало бы тому смыслу, которое мы всегда в него вкладывали: «город яблок», «отец яблок». А Алматы (Алмату), насколько я знаю, это название местности, где когда-то существовало древнее поселение. Видимо, оно произошло от древнего названия гор Алим Тау, у подножия которых и располагалось поселение, а потом и город. Вообще, говорят, что наши горы имеют огромный энергетический выход.

Ирак ЕЛЕКЕЕВ, советник председателя мажилиса парламента РК:

— Я придерживаюсь такого мнения, что испокон веков это место называлось Алматы. А Алма-Ата появилась в советское время. Вообще, неплохо было бы провести референдум с использованием электронного голосования. Почему-то мы всегда забываем поинтересоваться мнением людей. А у нас получается, что политики или историки высказывают свою точку зрения, а потом это преподносится как «общественное мнение».

Сергей АЗИМОВ, режиссер, генеральный директор национальной киностудии «Казахфильм»:

— Мне ближе Алма-Ата. Я подписывал письмо в пользу этого. Я вообще противник переименований. Просто «чума» какая-то. Главное, чтобы город был хорошим, чистым. По-моему, пора уже прийти к какому-то общему знаменателю. Столько копий уже вокруг этого сломано! Я — за толерантность и здравый смысл.

Ермек СЕРКЕБАЕВ, певец (лирический баритон), народный артист СССР:

— Только Алма-Ата! Я 80 лет называл этот город Алма-Ата. А Алматы как-то «тыкает». От этого надо избавляться — и чем раньше, тем лучше.

Бахыт КЕНЖЕЕВ, поэт:

— Алма-Ата — название традиционное и, говорят, более или менее русское, с симпатичной этимологией (пресловутый «отец яблок»). Алматы звучит более по-казахски (типа «Яблоково»). Оба названия ничего. Я бы пользовался в казахском тексте вторым названием города, а в русском — первым. Зачем выкидывать огромный пласт истории?

Бекен-ага НУРМУХАНБЕТОВ, археолог, нашедший Золотого человека, научный консультант Валихановской экспедиции:

— Есть законы образования названий в казахском языке. И Алматы полностью отвечает правилам казахской топонимики. Подобных названий достаточно много и в Центральном, и в Южном Казахстане. Что касается слова «ата», то оно добавляется обычно к названиям святых мест или для того, чтобы показать значимость чего-либо. Эта традиция восходит к тенгрианству. Но в данном сочетании со словом «алма» наблюдается противоречие. Тем не менее я уважаю право русского языка строить название согласно своим законам.

Ильяс АУТОВ, лидер группы «Мотор-Роллер». Одним из первых хитов группы стала песня Френкеля и Рихтера «Алма-Ата» («Не город, а сама мечта»):

— Мне, как творческой личности, больше нравится Алма-Ата. Это более поэтичное и удобоваримое название. Операция по смену пола не всегда дает положительный результат. Я всегда называю этот город Алма-Ата, и на весь бывший Союз он известен под этим названием. Стоит ли отказываться от имени, которое принесло городу славу и известность?

Борис БЕЛИК, автор телепрограммы «Живет такой бард»:

— Алма-Ата — это не просто слово, это часть моей жизни. Когда ты живешь пятьдесят лет в городе, никакие переименования не способны вычеркнуть его имя из твоей памяти.

Бахыт КАИРБЕКОВ, поэт и режиссер, руководитель Большой казахстанской экспедиции. Автор слов к двум песням об Алма-Ате — «Прощание с городом», которую поет Лаки Кесоглу, и «Алма-Ата» из репертуара Алибека Днишева:

— Алма-Ата — моя биография, и я не могу представить себе другое название. Я родился в Алма-Ате, одна из моих книг так и называется — «Биография алмаатинца». Для меня вопрос о том, как называть этот город, — это все равно что голосовать или не голосовать за свою юность.

Серик АКИШЕВ, ведущий супер-шоу «Кто возьмет миллион»:

— Для меня Алма-Ата всегда оставалась именно Алма-Атой. Я считаю, что это название более звучное. Хотя я где-то читал, что в древние времена на месте нашего города было поселение, которое называлось именно Алматы. Тем не менее в эфире иногда по привычке говорю «Алма-Ата».

Сергей ПОГОСЯН, актер Театра им. Лермонтова, лауреат Госпремии, лучший актер 2002 года:

— Алма-Ата — город моей юности, Алматы — город, в котором я сейчас живу. Думаю, будет справедливо, учитывая то, что мы живем в Казахстане, называть южную столицу Алматы. Хотя для меня это особой роли не играет.

Александр ШЕВЧЕНКО, поэт-песенник, композитор:

— Для меня, как для автора песен, Алма-Ата звучит лучше — это слово гораздо мелодичнее и певучее, чем Алматы. Хотя в жизни я порой говорю «Алматы», порой — «Алма-Ата» — и считаю, что люди сами для себя выберут, как им лучше называть свой город.

Борис ДУБИНИН, главный врач Алма-Атинского городского центра медико-социальной коррекции:

— Для меня ближе Алма-Ата, хотя название Алматы по произношению ближе к государственному языку. Но вообще, как бы город ни назывался, главное — чтобы в нем, как и во всей республике, царили мир и согласие. А в разговоре я, как и многие мои коллеги, с детства живущие здесь, часто называю наш город Алма-Атой.

Мэлс ЕЛЕУСИЗОВ, председатель экологического союза «Табигат»:

— Я вырос в Алма-Ате, и для меня это наименование более привычное, хотя, насколько я знаю, название Алматы — более древнее и, наверное, более правильное. Но в принципе для меня это не так уж важно.

Сырым АДАМБАЕВ, главный инспектор акима города Алма-Аты по вопросам торговли и промышленности:

— Я всегда считал и считаю, что город должен называться Алма-Ата, так как это название более звучное и привычное. Некоторые утверждают, что говорить Алматы более правильно, потому что в казахской транскрипции не должно быть дефиса в названии города. Ну а как же тогда быть с такими названиями, как Ак-Мечеть, Алтын-Орда, Арасан-Капал?

Зитта МАЖИТОВА, доктор медицинских наук, профессор:

— Когда Алма-Ата была названа Алматы, я пережила настоящий стресс: мы привыкли к теплому имени родного города, в котором родились и прожили большую часть жизни. Те, кто переименовывал город, не поинтересовались мнением людей, самих жителей города. Но нельзя во главу угла ставить эмоции, лучше обратиться к мировой практике. Столица Италии на языке оригинала звучит как Рома, но мы пишем Рим. В казахскоязычной прессе Россия пишется Ресей, Москва Москеу. Японию вообще как только не называют: Джапан, Жапония. И ни одно государство не выставляет иски. Это говорит о том, что практика не запрещает использовать фонетические и семантические особенности каждого конкретного языка. Думаю, что в русскоязычной периодике вполне допустимо звучание, отвечающее законам словообразования русского языка.

Цитата «АиФ Казахстан»

«В честь 150-летия Алматы мы хотим с этой сцены попросить сделать городу замечательный подарок: вернуть ему прежнее название — Алма-Ата!» — озвучила желание многих алматинцев Дарига Назарбаева.

Из выступления Д. Назарбаевой
на ретро-фестивале «Алматы — моя первая любовь.
«Казахстанская правда», 7 сентября 2004 года

© Редакция АФК, Игорь ЛОГВИН (коллаж)
Опубликовано в газете «Аргументы и Факты Казахстан», 20 октября 2004 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета