ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Алматинский апорт

КОГДА ЯБЛОКО НЕ СИМВОЛ РАЗДОРА…

Д
ля бельгийцев их именитые les galettes, сиречь вафли, стали одной из визитных карточек страны. Как для российской Тулы самовар и пряники, так для алмаатинцев их знаменитые сорта яблок: «Заилийский Алатау», «лимонки», «грушовки», и, конечно, алма-атинский апорт — были таким же естественным колоритом, как и многочисленные сады, в которых утопал город, или как знаменитый комплекс «Медео».

АПОРТ
 
История выращивания знаменитых алма-атинских сортов яблок, которые садоводы выделяют в отдельную элитную группу, может служить прекрасным символом многолетнего успешного сосуществования на территории Казахстана коренного населения и русской общины.

История упадка этой культуры, некогда визитной карточки Алма-Аты, может служить примером той деградации, что претерпели взаимоотношения двух некогда «братских» народов в СССР, казахского и русского.

Настойчивое же желание возродить славу яблочных садов в «южной столице» Казахстана — это как стремление вернуть жизнь в спокойное нормальное русло, вернуться к корням.

Алма-атинский (верненский) апорт родился из саженцев старого русского сорта апорт, который в Казахстан привезли переселенцы из Воронежской губернии во второй половине XIX века. Благодаря усилию целого ряда энтузиастов, самыми известными из которых стала семьи Редько, Алферовых, Колчевых, Моисеевых, уже в начале XX века верненский апорт стал сенсацией международных конкурсов садоводов, плодом, которому с завидным постоянством доставались золотые медали.

В 1900 году Никита Трофимович Моисеев заложил плодовый питомник, который дал свои «всходы» очень скоро — в 1908 году в Маннгейме и в 1913 году в Москве: первые престижные премии, которых потом будет не менее двух десятков. В советское время дальнейшую работу по развитию сорта вели дети и внук Н. Т. Моисеева, а результатом их деятельности наслаждалась не только Алма-Ата, но и весь Советский Союз.

В семидесятые и восьмидесятые годы всем гостям казахстанской столицы их родные и близкие в Москве и Ленинграде давали «наказ» привести как можно больше алма-атинских яблок. Эти заказы имели под собой основание — в сентябре, когда в колхозных садах и на участках любителей в предгорьях Заилийского Алатау начинали снимать урожай, сладкий, гораздо вкуснее всякого меда, утонченно-тяжелый запах говорил алмаатинцам о том, что в их жизнь снова пришел пузатенький апорт, иногда по полкило, а иногда даже до 900 грамм весом. Апорт «Александр», «розовый», «кроваво-красный», «зимний», «репчатый»… Нежная сочная мякоть плода могла оставаться свежей и душистой шесть-семь месяцев хранения.

Особую гордость в душе алмаатинцев вызывал тот факт, что все попытки выращивать «алма-атинские» сорта яблок за пределами области рано или поздно оканчивались неудачей. Они росли, давали всходы, но вкус и запах были уже не те… Это осознавали и за рубежом — королевский дом Саудитов предпочитал, например, покупать яблоки для своих столов прямо в Казахстане.

Процессы деградации и распада Советского Союза незаметно совпали и с началом деградации некогда именитых сортов яблок. Апорт очень прихотлив, его выращивание требует постоянного внимания — «апортные» яблони начинают плодоносить в возрасте семи-восьми лет и не больше десяти. В начале девяностых началась массовая эмиграция русскоязычного населения из Казахстана, а чего греха таить, именно из русской среды и рекрутировалась основная масса садоводов-любителей и селекционеров, которые занимались яблочным садоводством. Как деликатно заметили ученые мужи, отслеживавшие проблему, процесс упадка яблочных культур носил «антропогенный» характер.

Это было заметно уже в середине девяностых, когда крупные сельскохозяйственные комплексы вокруг Алма-Аты стали выставлять на своих территориях охрану — количество яблок на городских рынках стало сокращаться, но никаких выводов сделано не было.

Последний удар по некогда знаменитым алма-атинским яблокам нанес рост благосостояния в казахстанском обществе, в Алма-Ате в частности — город расположен в предгорьях, и возможности его развития весьма ограничены, — поэтому когда в начале нового века стали искать места под элитное жилье и коттеджи, их возведение стало возможным лишь на месте садов. Так город лишился не только своего знаменитого «зеленого пояса», но и самого своего символа.

Осознание этого факта пришло, скорее всего, достаточно поздно. Но тогда проблема незамедлительно получила политическое развитие, что еще раз доказывает, насколько важным символом является яблоко на казахстанской политической карте. В преддверии грядущих парламентских выборов «яблочная» тематика все чаще появляется в сообщениях и документах, весьма далеких от садоводства.

Так, «возрождение апорта» стало одним из ключевых пунктов в программе городского развития Алма-Аты, которую недавно утвердил глава городской администрации Виктор Храпунов. Одна из ведущих политических партий Казахстана — «Асар», которую возглавляет дочь президента этой страны, Нурсултана Назарбаева, Дарига, также включила в предвыборные документы своего движения требование «возродить апорт». Партия «Асар» заявила, что приложит все усилия для того, чтобы алма-атинский муниципалитет выделил места под новые яблочные сады.

Очевидно, что хотя эти программы отчасти и носят выраженный популистский характер, «яблочный ренессанс» является душевной потребностью в казахстанском обществе, сродни тоске по «брежневскому застою», как символ той эпохи и некий знак стабильности и хорошей жизни. Поэтому политическая партия или организация, которая сможет реально посодействовать возвращению на прилавки рынков и столы граждан самых знаменитых плодов республики, станет во многом и партией надежды на возвращение нормальной цивилизованной жизни.

© Никита КУРКИН
Опубликовано на сайте «Русский Журнал», 30 июня 2004 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета