ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Алматинский апорт

АПОРТ, ЯБЛОНЯ СИВЕРСА, или ИСТОРИЯ ОДНОГО НАУЧНОГО ПРОЕКТА

С
тарожилы Алматы помнят, что еще два-три десятка лет назад окрестности города по весне буквально утопали в яблоневом и урючном цвету. Сегодня на месте традиционного обитания дикорастущих яблоневых и урючных лесов появились многоэтажные особняки, коттеджи, дачи, разбиты сады. Дикие же яблоневые леса в наших краях на 70—80 процентов уже истреблены. Судьба уникального явления на территории нашей страны — диких плодовых садов в горах Заилийского и Джунгарского Алатау, аналога которым нет на всем земном шаре, — во многом теперь зависит от реализации совместного проекта Глобального экологического фонда ПРООН и казахстанского Правительства под названием «Сохранение горного агробиоразнообразия в природных лесах Казахстана».

АПОРТ
 
Иностранные партнеры уже выделили под реализацию этого проекта, рассчитанного на шесть лет, три с половиной миллиона американских долларов, и, по нормам международного сотрудничества, адекватным должен быть ответ страны-партнера. Об этом направлении работы казахстанских аграриев на Западе узнали из научных трудов и личного общения с нашим земляком, академиком НАН РК Аймаком ДЖАНГАЛИЕВЫМ. Его работами также заинтересовались ученые Канады, Англии, Германии, Новой Зеландии, Южной Африки и других стран.

Что имеем — не храним

Чем же вызван такой огромный интерес к тому, чем осчастливила нашу землю матушка-природа? В качестве научных экспертов мы пригласили ведущих в этой отрасли знаний казахстанских ученых.

— В наших горах находится очаг первичного происхождения всех диких яблоневых, абрикосовых садов планеты, — говорит академик НАН Фатима ПАЛИМБЕТОВА, — ведь мы живем на совершенно уникальной территории: горные цепи препятствовали проникновению сюда чужеродных растительных форм, и дикие плодовые леса у нас сохранились в первозданном виде. Аймак Джангалиевич вместе со своими последователями «поймал» буквально на грани исчезновения более 600 видов этих растений и сохранил их лучшие генотипы в культуре в Институте ботаники и фитоинтродукции Министерства образования и науки РК.

— Проведенные учеными исследования подтвердили, что генофонд наших яблонь имеется практически во всех мировых сортах яблонь, — рассказывает доктор сельскохозяйственных наук, профессор Казахского национального аграрного университета Сергей ОЛЕЙЧЕНКО. — Благодаря трудам А. Джангалиева Запад увидел в диких плодовых садах Казахстана огромный резерв для сохранения агробиоразнообразия на планете. В их депозитариях сегодня сохраняются ценные популяции, полученные от А. Джангалиева. К нам в Казахстан скоро станут приезжать со всего света за этими формами диких яблонь! И наша задача — сохранить это богатство для страны и мира, обозначить приоритет казахстанской аграрной науки.

А в ответ тишина…

Почему же на этот поистине вселенский интерес так вяло реагирует наша страна? Ведь с того времени, как зарубежные партнеры перевели на казахстанские счета свою долю инвестиций, прошло уже более года. Все это время автор проекта академик А. Джангалиев шлет письма в Правительство, предлагая создать для реализации проекта национальный координационный комитет, куда бы вошли представители всех заинтересованных министерств — сельского хозяйства, охраны окружающей среды, образования и науки, финансов, а также НАН, Академии сельхознаук, причастных к этому международных организаций. Но ни о начале работ, ни о судьбе поступивших денег ничего не слышно.

А с телеэкранов уже стали поступать сообщения неизвестных им «менеджеров» с претензиями на финансирование по данному проекту и с голословными обещаниями решить проблему. Не уйдут ли выделенные инвестиции в песок, не растекутся ли по министерствам, не дойдя до конечной цели? Такие опасения настолько взволновали тех ученых Института ботаники и фитоинтродукции МОиН, что они собрались на ученый совет, а его решение направили в Комитет лесного и охотничьего хозяйства Минсельхоза.

В течение 42 лет академик А. Джангалиев и его лаборатория при институте, напомнил в этом письме председатель УС профессор С. Абиев, ученые института занимались исследованиями внутривидового разнообразия популяций яблони Сиверса и абрикоса обыкновенного, генофонд которых признан международными экспертами особо ценным для развития мировой культуры и селекционного процесса. Международное признание этих исследований и послужило толчком к появлению совместного проекта.

Параллельно с этим ученым приходится разъяснять, что недопустима интродукция (занос) чужеродных видов древесных растений в экосистему диких плодовых лесов, так же как нельзя в ней выращивать культурные сорта яблок, «переделывать» горные дикие леса в культурные лесосады путем перепрививок культурными аналогами, например, апортом, которым отведено другое место в природе. Кстати сказать, этот замечательный сорт, завезенный в Алматы в 1860 году, нашел здесь свою «вторую родину», проявил свои непревзойденные качества на подвоях именно дикой яблони, отобранных А. Джангалиевым в условиях предгорной зоны. Ученые заявляют, что дальнейшее сохранение, восстановление и улучшение качества дикоплодовых лесов возможны лишь с помощью внедрения их сортов-клонов и популяций. С присущей им основательностью ученые прилагают конкретный план реализации совместного проекта, расписав каждый его этап и ожидаемые результаты. Но вот услышат ли их хотя бы на этот раз?..

Яблоня Сиверса вне закона

Спасать же дикую яблоню и ее собратьев, по единодушному мнению ученых, надо безотлагательно: ареал распространения диких плодовых садов в Казахстане катастрофически сужается. Сегодня дикая яблоня в своем первозданном виде частично сохранилась в организованных учеными резерватах. Их не очень много: 8 — в Заилийском Алатау, 7 — в Джунгарском Алатау, 4 — в Тарбагатае.

— Если, по данным ботаника М. Попова, в 1934 году в Малом Алматинском ущелье было занято дикими плодовыми лесами около 190 гектаров, то сейчас — только 9 гектаров, — рассказывает старший научный сотрудник Института ботаники и фитоинтродукции Татьяна Николаевна САЛОВА. — В 1796 году петербургский аптекарь Иван Сиверс увидел в Тарбагатае и описал нашу северную дикую яблоню, которая затем получила его имя. Он обратил тогда внимание, что она, как он выразился: «совсем как наши рязанские яблоки»! У нашей дички действительно крупные плоды. Нами установлено семь групп этого сорта яблок — есть столового направления, они крупные, сочные и годятся для еды.

Мы все эти формы описали по всем показателям: и когда они цветут, и как морозы переносят, какая у них урожайность, какой химический состав, сделали фотографии дерева, плодов, то есть подготовили все документы на проведение государственного сортоиспытания. Но в Госсортосети нам говорят: «Мы не можем оформить их, так как нет юридической базы». Диких плодовых растений де-юре не существует, хотя де-факто они есть. Ни в одном нашем законе, включая недавно принятый Лесной кодекс, о них нет даже упоминания.

Восстановить дикие плодовые леса в среде их привычного обитания нужно, чтобы было, что оставить будущим поколениям казахстанцев для разведения садов. А если браться за проблему по-государственному, говорят ученые, то в нашей стране нужно срочно открывать национальный центр гермоплазмы.

Как заставить работать проект?

— Начинать надо с формирования законодательной базы, — считает академик-секретарь Отделения биологических и медицинских наук НАН РК Владимир БЕРЕЗИН, — внести изменения в Лесной кодекс, в Положение о сортоиспытаниях, чтобы были законы, на которые ученые могли бы опереться. Возможно, потребуются какие-то дополнения в нормативные акты, регулирующие природопользование. Но надо, чтобы в наших законах было четко прописано: «Генофонд диких плодовых садов Казахстана подлежит не только сохранению, защите, но и восстановлению».

А по большому счету, может быть, имеет смысл говорить о необходимости формирования и национальной политики по сохранению агробиоразнообразия на нашей территории? 40 миллионов тонн яблок производится и съедается ежегодно в мире. Чем не национальная идея — превратить Казахстан, чьи горные массивы сама природа выбрала местом, где зародились и разошлись по всему свету дикие, устойчивые по своим качествам, превосходные по вкусу яблоки, в мировой центр по их производству?! И генофонд дикоплодовых лесов, за рациональное, по науке, использование которого так бьются наши ученые, мог бы тут пригодиться как нельзя кстати…

© Наталья ТОДОРОВА
Опубликовано в газете «Казахстанская правда», 12 февраля 2004 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета