ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Зимняя Олимпиада в Алматы?

БОРИС ЯГЛИНСКИЙ: «РЕШЕНИЕ О СТРОИТЕЛЬСТВЕ ГОРНОЛЫЖНОГО КУРОРТА В ТУРГЕНЕ ПОЛОЖИТ КОНЕЦ ЗАТЯНУВШЕЙСЯ БАЙГЕ»

Б
урные обсуждения — нужен ли Казахстану горнолыжный курорт Кок-Жайляу — вышли на новый уровень. В пятницу в Алматы проходили слушания по этому вопросу. «Мегаполис» пообщался c одним из активных участников создания спортивно-туристской инфраструктуры алматинского региона, известным строителем Борисом ЯГЛИНСКИМ. Он уверен: Кок-Жайляу не способен стать курортом мирового уровня. Но если реализовать подобный проект в Тургене, он будет обречён на успех.

— Кок-Жайляу позиционируют как горнолыжный курорт мирового класса. Предпринимались ли раньше в Казахстане попытки реализовать подобный проект?
— Нынешние участники проекта пытаются решить ту же задачу, которую пытались решить 25 лет назад: создать комплекс, который отвечал бы трём основным требованиям. Первое: успешно конкурировать с лучшими горнолыжными курортами мира и стать привлекательным не только для местных любителей горных лыж и активного отдыха в горах, но и для клиентов из других стран. Второе: стать местом проведения соревнований по всем горнолыжным дисциплинам самого высокого уровня включая зимние Олимпийские игры. Третье: оказывать широкий спектр услуг профессионалам и любителям других видов спорта и активного отдыха в горах, чтобы иметь максимально возможную круглогодичную загрузку и быструю окупаемость.

БОРИС ПАВЛОВИЧ ЯГЛИНСКИЙ
 
Задача остаётся прежней, но подходы к её решению существенно отличаются. Именно это и стало причиной ожесточённого спора спецов. Чтобы разобраться в конфликтной ситуации, необходимо вернуться к событиям 25-летней давности.

В 1988 году иностранный консорциум во главе с французским Объединением SAE обратился к Нурсултану Назарбаеву (тогда главе правительства Казахстана. — Авт.) с предложением о совместном строительстве в горах Заилийского Алатау крупного горнолыжного комплекса международного уровня. Благодаря авторитету и энергичным действиям Нурсултану Абишевичу удалось получить в Москве разрешение на строительство первого в СССР объекта такого профиля и вести его самостоятельно — без участия союзных органов (до этого любые стройки с участием иностранного капитала на территории СССР велись с посредничеством московских чиновников).

Для работы над этим проектом SAE привлёк специалистов Франции, Испании и Андорры. В качестве казахстанского участника проекта выбрали трест «Промдорстрой» (ПДС, одна из ведущих генподрядных организаций Казахстана того времени, накопившая немалый опыт спортивного строительства, в частности, на Медео и Чимбулаке. — Ред.).

Совместная работа SAE и алматинских специалистов началась с главного — поиска района строительства комплекса. Сначала обследовали 70-километровый горный массив от Каскеленского ущелья до Иссыка. В ходе обследования обнаружился неприятный сюрприз: красивейшие алматинские горы располагают очень незначительными зонами, пригодными для строительства крупных горнолыжных комплексов мирового уровня. Интернациональная комплексная бригада специалистов нашла более-менее приемлемым Каскеленский вариант. Именно он и лёг в основу Соглашения, подписанного в Париже 16 ноября 1988 года. Проект в сокращённом виде получил шутливое название КАСПАР (КАСкелен-ПАРиж). Но впоследствии оказалось, что на этом выбор не закончился. Дополнительное обследование выбранного района привело к заключению, что КАСПАР на мировой уровень «не тянет», и было принято решение расширить границы поиска в восточном направлении.

ЯГЛИНСКИЙ. ТУРГЕНЬ

— Как вообще определяются подходящие территории для строительства горнолыжных комплексов?
— Горнолыжные комплексы имеют свою специфику, в которой особая роль отводится рельефу местности, ориентации горных склонов, площади лыжных полей, параметрам и количеству горнолыжных трасс, климатологии, срокам установления и схода устойчивого снежного покрова, наличию водных источников, красоте горного ландшафта и т. д. и т. п. Особое внимание уделяется экологическому окружению комплексов. Поскольку экология вблизи крупных городов почти всегда неблагополучная, по сложившейся мировой практике районы строительства современных комплексов преднамеренно «отрываются» от мегаполисов. Но их удаление не должно превышать 2-х часов езды на автомобиле. Такое же удаление принимается от аэропортов, когда речь идёт о комплексах мирового уровня с потенциальной иностранной клиентурой. Ещё более жёсткие требования предъявляет мировая практика к новым комплексам, чтобы их строительство ни в коей мере не ухудшало существующую экологическую среду.

Пренебрежительное отношение к этим и другим специфическим требованиям к горным курортам угрожает неминуемым крахом — в условиях жёсткой конкуренции с многочисленными популярными курортами они не получают признания, становятся мало востребованными. И вместо успешного бизнеса приносят их владельцам убытки.

Парижским Соглашением 1988 года предусматривалась не только ведущая роль профессионального иностранного партнёра в проектировании и строительстве алматинского комплекса, но и его адекватное финансовое участие в этом проекте. Именно поэтому SAE, как будущий совладелец комплекса, очень ответственно и скрупулёзно отнёсся ко всем компонентам проекта и особенно к выбору района предполагаемого строительства. При этом во внимание принимались не эмоции и лобби заинтересованных персон, а исключительно объективные характеристики и параметры местности.

ЯГЛИНСКИЙ. ТУРГЕНЬ

КАСПАР оказался не способным удовлетворить этим требованиям. Особенно по площади лыжных полей и параметрам горнолыжных трасс. Что касается южных горных пригородов Алматы (Чимбулак, Кок-Жайляу, Кимассар, Бутаковка, Большое Алматинское озеро), то поисковый отряд не обошёл их стороной. Они были обследованы, оценены. И уже тогда, в 1988 году, по результатам этой работы были сделаны следующие выводы и прогнозы:

Наибольшую ценность в этой зоне представляет Чимбулак. Но узость ущелья, ограниченные площади для дальнейшего развития, отсутствие водных источников в верхней зоне лыжных полей для искусственного оснежения, отсутствие условий для строительства плоскостных спортивных сооружений, прокладки пешеходных и конных маршрутов — всё это делает его неконкурентоспособным с популярными курортами других стран. Близость к мегаполису не улучшает, а наоборот — ухудшает ситуацию: западная клиентура избегает отдыха вблизи больших городов с их смогами и прочими издержками цивилизации. Дополняет негатив большая удалённость от европейских стран и потенциальных поставщиков любителей горных лыж. Это тоже проблема всего нашего региона.

Это давало основание прогнозировать, что Чимбулак и остальные южные горные пригороды Алматы обречены быть востребованными только городской клиентурой с крайне неравномерной загрузкой — в выходные аншлаг, столпотворение машин. А в рабочие дни всего лишь 10-15-процентная загрузка. Без иностранного туриста с 7–15-дневными турами эта проблема остаётся неразрешимой. А иностранный турист ехать за тридевять земель в пригород мегаполиса с грязным воздушным бассейном не желает. Круг замыкается, туристский бизнес «не светит». 25-летние результаты работы Чимбулака подтвердили правильность мрачных прогнозов 1988 года.

ЯГЛИНСКИЙ. ТУРГЕНЬ

Что касается остальных горных пригородов включая Кок-Жайляу, то в отличие от Чимбулака они имеют короткие склоны. А 6-километровый спуск в сторону Алмаарасанского ущелья не имеет ничего общего с будущей широко рекламируемой горнолыжной трассой. Горные пригороды Алматы в последние годы подверглись безрассудной хищнической застройке, что нанесло серьёзный урон экологии, ухудшило продуваемость мегаполиса горным воздухом, привело к засорению горных рек. Это делает дальнейшую их застройку недопустимой.

Застройка горных пригородов сооружениями спортивно-туристского назначения нанесёт вред и стремлению Казахстана выдвинуть Алматы кандидатом на проведение зимних Олимпийских игр. Дело в том, что с этих горных пригородов мегаполис выглядит в самом невыгодном свете: смоговое покрывало над городом приобретает особо зловещий вид. И Алматы больше ассоциируется с промышленным гигантом, чем со столицей Белой Олимпиады.

Туристы, спортсмены, эксперты, члены МОК и другие посетители этих сооружений будут в шоке от этого «зрелища» и станут противниками Алматы на пути к Олимпиаде. Этих аргументов оказалось достаточно, чтобы SAE и ПДС отказались от строительства комплекса в южном пригороде Алматы и пришли к выводу о необходимости расширить границы поиска в восточном направлении. Почему в восточном? Потому что в западном, после Каскелена, направлении живописные горы Заилийского Алатау лишены лесных массивов, теряют свою красоту и становятся непригодными для строительства комплексов такого уровня.

ЯГЛИНСКИЙ. ТУРГЕНЬ

— Чем же завершился поиск?
— Он завершился успешно. Решение было утверждено протокольным решением правительства от 10 марта 1989 года. Оно заслуживает, чтобы обнародовать его практически дословно:

Отметить, что участники совместной работы по созданию туркомплекса проявляют большую заинтересованность в том, тобы будущий комплекс отвечал всем международным требованиям и успешно мог конкурировать с лучшими зарубежными центрами. Руководствуясь этим, обе стороны с особой ответственностью отнеслись к одному из главных вопросов — выбору строительной площадки комплекса.

Совместная детальная проработка вопроса позволила специалистам остановить свой выбор на плато Ойкарагай в междуречье Тургень — Кайрак. Приняв во внимание, что Тургенский вариант вызывает некоторые осложнения и технические трудности в его реализации, французская сторона дала принципиальное согласие принять на себя дополнительные обязательства по решению проблем связи (телефонизация, телевидение) и очистки канализационных стоков с поставкой необходимого оборудования…

Что представляет собой тургенское плато Ойкарагай? Это огромный высокогорный «цирк» с перепадом высот около 1500 м и площадью склонов, пригодных для размещения горнолыжных трасс, свыше 5 000 гектаров (для сравнения: на Чимбулаке около 100 гектаров; сторонники и разработчики проекта Кок-Жайляу сообщают, что ими обследованы районы общей площадью 40 000 гектаров и потенциально пригодных для строительства трасс выявлено всего лишь 1 100 гектаров).

Склоны Тургеня детально обследованы в натуре и по специально изготовленным картографическим материалам высокой разрешительной способности, что позволило разработать планы трасс и определить их параметры.

Количество трасс исчисляется сотнями! От самых простых (для начинающих) до трасс самой высокой сложности. Только мирового уровня для самой престижной и сложной горнолыжной дисциплины — скоростного спуска — можно разместить более десятка! Вот параметры одной из них (трасса №27): длина — 4 000 м, перепад высот — 1 097 м. Она превосходит по обоим параметрам одни из самых популярных западных трасс: Кицбюэль (Австрия) — 3 510 м и 860 м соответственно, Гармиш Партенкирхен (Германия) — 3 320 м и 920 м, Бормио (Италия) — 3 270 м и 1010 м. В случае необходимости есть возможность параметры трасс Тургеня ещё более повысить.

Что касается Кок-Жайляу, Бутаковки, Кимассара, Большого Алматинского озера, то там вообще нет природных условий для прокладки трасс скоростного спуска. Тургенское плато Ойкарагай обладает массой других достоинств: живописный ландшафт, обилие водных источников, наличие природных условий для строительства плоскостных спортивных и развлекательных сооружений (включая гольф-поля), прокладки высокогорных трасс для лыжных гонок и биатлона, для пеших и конных маршрутов.

В отличие от дилетантов удалённость плато Ойкарагай от Алматы на расстояние 100 км (от аэропорта 85 км) специалистами оценивается не как недостаток Тургенского варианта, а наоборот — как его достоинство. В унисон с этим звучит и официальное заключение по этому поводу Национального олимпийского комитета республики.

— Почему этот проект не был реализован?
— В 1988–1990 годах силами SAE, ПДС и других организаций был выполнен большой объём исследований и других предпроектных работ, начато строительство концевого участка автомобильной дороги протяжённостью 10 км (от посёлка Батан до плато Ойкарагай), но работы не получили своего логического завершения. Причин несколько, но все они свелись к одной: начался развал СССР с непредсказуемым развитием дальнейших событий. И иностранные партнёры не рискнули инвестировать проект. В итоге его реализацию отложили до лучших времён.

ЯГЛИНСКИЙ. ТУРГЕНЬ

— Что нужно, чтобы возобновить работу в Тургене?
— Вопросов миллион! Но прежде всего нужно решить два главных: первый — реализацию проекта возложить на акимат Алматы, передав городу (на правах анклава со статусом свободной экономической зоны) плато Ойкарагай и земли, необходимые для создания сопутствующей инфраструктуры. Второй — реализацию в обязательном порядке обеспечить по новой Концепции, учитывающей изменения, произошедшие в стране и мире за последние 25 лет. Её суть в следующем.

В соответствии с единым генеральным планом урбанизации местности в наиболее привлекательных местах плато Ойкарагай выделяется 10-15 отдельных зон застройки. На взаимно согласованных условиях зоны передаются фирмам (консорциумам) тех стран, которые культивируют горнолыжный спорт и активный отдых в горах. Фирмы (консорциумы) проектируют, строят и эксплуатируют свои сравнительно небольшие гостиницы (300-400 коек), рестораны, другие сооружения службы быта и сервиса. При этом учитываются и используются национальные особенности стран-участниц этого проекта: архитектурный стиль, дизайн, технологии, оборудование, мебель, кухня, напитки, сервис и т. д. Им активно помогают казахстанские партнёры. В случае необходимости, на согласованных условиях, казахстанская сторона кредитует отдельных участников проекта.

Кроме того, казахстанская сторона строит самостоятельно в своём национальном стиле гостиничный комплекс повышенной вместимости со службой сервиса и быта. Так на сравнительно небольшой территории появятся 10–15 гостиничных комплексов различных стран, которые будут являть собой всё лучшее, что достигнуто этими государствами в области гостиничного и туристического бизнеса. Это будет постоянно действующая всемирная выставка достижений в этой сфере с оперативным обновлением оборудования, инвентаря, мебели и т. д.

Объединённые инфраструктурой и сооружениями общего пользования разрозненные гостиничные комплексы создадут единый интер-национальный спортивно-туристический комплекс. В создании инфраструктуры принимают долевое участие все участники проекта. Такой комплекс и методы его создания обладают рядом высоких достоинств: облегчается поиск инвесторов, так как общая сумма инвестиций и степень риска от реализации проекта распределяется между всеми его участниками. Стимулируется высокое качество проектирования, строительства, эксплуатации и обслуживания за счёт конкурентного соревнования между участниками проекта. Комплекс будет в состоянии удовлетворять любые запросы любой клиентуры в зависимости от их национальных обычаев и традиций, вероисповедания, финансовых возможностей и т. д. Персонал национальных гостиничных комплексов примет на себя основную нагрузку по обслуживанию спортсменов, туристов и прочих клиентов, что особенно важно на первой стадии эксплуатации для казахстанцев, не имеющих пока опыта и навыков в массовом сервисном обслуживании высокого уровня. Важно, что каждый из участников проекта будет самостоятельно рекламировать и обеспечивать поставку клиентуры своих стран. Это обеспечит заполняемость комплекса, быструю окупаемость затрат на его создание и высокую доходность при последующей эксплуатации. По договорённости сторон по истечении определённого срока комплекс переходит в собственность казахстанской стороны или продолжается совместная его эксплуатация.

Став международной собственностью, Тургень окажет неоценимую помощь Алматы в завоевании права на проведение Белой Олимпиады. В этом случае город и страна будут не в одиночку «пробивать» этот сложнейший вопрос, а с заинтересованностью и активным содействием других стран, ставших совладельцами комплекса.

Решение о строительстве Тургеня положит конец затянувшейся сваре между сторонниками и противниками Кок-Жайляу (в народе её уже назвали «байгой»). При этом произойдёт перегруппировка сил. Подавляющее большинство участников проекта Кок-Жайляу сменит свою ориентацию в пользу Тургеня. Ибо это в основном профессионалы высокой квалификации. Они знают о многократном превосходстве Тургеня над Кок-Жайляу. Но в выборе района строительства комплекса они были ограничены пригородными территориями мегаполиса.

— Кто же ограничивал этих людей в выборе местности? И с какой целью?
— Ответы на эти вопросы лежат на поверхности. Возможно, разработчиков проекта, точнее, их предшественников, ограничили участники пресловутого «спектакля» по скупке земель с последующей перепродажей для государственных нужд. Понятно, что горные пригороды мегаполиса стали самым привлекательным товаром. И ходят слухи, что было задумано прибрать их к рукам, а затем по баснословной цене предложить под строительство спортивно-туристических комплексов. Для реализации этих задумок потребовалось «вырубить» конкурента — Тургень. Режиссёры этого спектакля начали распространять в высших эшелонах власти мнение, что якобы «проект Тургень» устарел. Причём делали это цинично, изощрённо, искажая тот факт, что с новой концепцией Тургень не только не устарел, но и приобрёл уникальное качество — не стареть вообще. Приобрёл он это свойство на генетическом уровне: стареющие клетки этого могучего организма (элементы дизайна, технологии, оборудование, инвентарь, сервис) будут оперативно и постоянно обновляться в виде новейших мировых достижений в этой сфере.

Я всегда говорил: когда речь идёт о проектах государственного масштаба — а горнолыжный курорт в Тургене, на мой взгляд, и является таковым — необходимо забывать о личных интересах. Необходимо смотреть на ситуацию комплексно. Поэтому я надеюсь, что здравый смысл возобладает.

© Нуржан САМИТОВ, фото — Олег СПИВАК
Опубликовано в газете «Мегаполис», 14 января 2013 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета