ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Зимняя Олимпиада в Алматы?

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО?

И
стория с реконструкцией «Медео» и «Шымбулака» получила неожиданное продолжение. Как считает известный строитель Борис Яглинский, участвовавший в свое время в создании обоих объектов, развитие горнолыжного курорта идет в ущерб бывшей конькобежной жемчужине мира.

— Начну с того, что я принимал участие в создании «Медео» и «Шымбулака», — говорит Борис Яглинский. — В первом я был задействован в качестве главного инженера строительства, а на втором — в роли начальника строительства. Поэтому эти сооружения для меня дороги. Да что там — они для меня родные! А потому ни у кого не должно быть подозрений, что я лоббирую чьи-либо интересы. Я лишь хочу, чтобы оба сооружения получили достойное развитие в пределах своих возможностей.

«Медео» был лидером мирового конькобежного спорта два десятка лет, и если рядом построить крытую арену «СуперМедео», то Алматы вернет себе утраченные позиции в этом виде. И опять будет паломничество спортсменов со всего мира, как было раньше, и вновь можно будет на этой арене проводить состязания самого высокого уровня.

Что касается «Шымбулака», то нужно реально оценивать его возможности. Несмотря на то, что он обладает великолепной трассой для скоростного спуска, сделать из него курорт мирового значения невозможно. Причина проста — природные условия. Ущелье там очень узкое, малая площадь лыжных полей, близость города со смогом и другими издержками цивилизации.

Много лет назад я с компанией иностранных специалистов обследовал горные массивы от Каскелена до Тургеня — более 100 км — и мы пришли ко мнению, что на Шымбулаке строить курорт нецелесообразно. Международная практика создания крупных курортов гласит, что они должны создаваться на расстоянии от неблагополучного в экологическом плане мегаполиса (два часа езды от аэропорта — около 100 км).

— Что именно вас не устраивает в отношении между «Медео» и «Шымбулаком»? Точнее, позицией тех людей, кто занимается реконструкцией?
— То, что они решили сделать канатно-кресельную дорогу, нижняя станция которой базируется на предполагаемом месте вероятной застройки будущего «СуперМедео». Хотя это идеальное место для строительства крытого катка. Да и саму дорогу я считаю ошибочным проектом!

— В чем же недостатки этой канатной дороги?
— Первый момент — безопасность. В этом году на канатной дороге Сьерра-Невада в Испании произошло ЧП — кабинка с пассажирами упала на землю, но спасло от смерти людей только то, что высота была небольшой — около четырех метров и что было очень много снега. У нас же протяженность дороги будет 4,5 км, что автоматически приведет к большой нагрузке — это техническая сторона вопроса. Но вот над селехранилищем высота «полета» будет составлять более 100 метров! Представьте, что на таком расстоянии от земли и в пролете более 600 метров будут болтаться кабинки. Возможна ли в таких условиях эвакуация, если случится чрезвычайная ситуация? Вопрос спорный. На чем спасатели будут добираться до такой высоты? На тросах?

Второй минус канатной дороги то, что такой вид транспорта для подъема на «Шымбулак» выбран совершенно неправильно. В основном вся загруженность канатки придется на один день в неделе — воскресенье. Еще часть людей посетят горнолыжный курорт в субботу. И все! Остальное время — с понедельника по пятницу — дорога будет работать ради нескольких посетителей. А ведь это энергозатратно, и можно лишь предположить, какими будут цены на проезд, что в итоге может сделать проект нерентабельным.

А ведь к «Шымбулаку» ведет прекрасная автомобильная дорога! Пустить туда электромобили — и не будет никакого загрязнения окружающей среды да и приобрести эту технику окажется гораздо дешевле…

— Компания, занимающаяся реконструкцией «Шымбулака», планирует построить в районе «Медео» большую парковку…
— Да кому она нужна! Мы опять возвращаемся к тому, что большую часть времени она будет простаивать — и основной наплыв придется только на воскресенье. Это опять речь идет о рентабельности. А занимать огромную территорию ценнейших земель — это то, что называют непродуманным, малоэффективным и ошибочным проектом.

— Получается, что сейчас идет ущемление «Медео» в угоду «Шымбулаку»?
— Совершенно верно.

— А каковы возможности развития того же «Медео»?
— Ему на самом деле требуется всего одно — построить рядом крытый ледовый стадион со стандартной 400-метровой беговой дорожкой. Этот вопрос, кстати, в свое время был согласован на самом высоком уровне. И в случае строительства мы получим уникальное сооружение — единый конькобежный центр с открытой и закрытой аренами. Такого в мире нет.

— Вы говорите, что у «Шымбулака» слабые возможности для развития в силу природных условий. Так почему же несколько десятков лет назад все построилось именно там?
— Тогда возможности были совершенно другие. И воспользовались тем, что было. На профессорском склоне был бугельный подъемник длиной 300 м, располагалось три барака, одна столовая и больше ничего. В то время нам удалось создать минимум комфорта при минимуме условий. И хотя сейчас там можно многое улучшать, но нужно понимать — курорта международного уровня «Шымбулак» не достигнет. Поймите, нужно правильно дозировать интересы, чтобы было хорошо и тем и другим. А задавить «Медео», забрать кусок ценнейшей земли, которую можно было бы отвести под строительство крытого стадиона, приведет к тому, что мы потеряем уникальную возможность для развития всего нашего спорта в целом! Взамен этого появятся парковка, рестораны…

— В чем именно неудачное природное положение у «Шымбулака»?
— Очень узкое ущелье. Негде строить гостиницы, располагать службы сервиса. В общем, возможности для развития ограничены. То ли дело Тургень! Там уникальные возможности, и этот гипотетический курорт может завоевать невероятную популярность. «Шымбулак» же существует много лет. Но нашествия иностранцев не наблюдается…

— Так почему же, на ваш взгляд, строительство той же канатной дороги не было прекращено?
— Есть общепринятое мнение: мол, «столько вложили денег в строительство канатки, давайте уж закончим это дело!» Не такими принципами надо руководствоваться! Нужно оценить ее безопасность, полезность, рентабельность, энергозатратность…

— Руководитель проекта реконструкции «Шымбулака» Славенко Бадура считает, что канатная дорога много безопаснее автомобильных трасс и даже приводил статистику происшествий…
— И тем самым было доказано, что передвижение по канатной дороге — самое безопасное! Это ошибочное заключение. На самом деле нужно сопоставлять сопоставимые цифры. Давайте вначале просто прикинем, какое количество автотранспорта существует и сколько есть канатных дорог. Разница колоссальная. Так процент происшествий будет выше там, где чего-то несоизмеримо больше!

— Давайте предположим, что канатную дорогу строить прекратят. Что же в таком случае делать с бетонными столбами?
— Понимаете, они составляют, максимум, несколько процентов от всей стоимости канатки и их можно использовать под билборды, рекламу. Да и не в них, собственно, дело! Самое главное, чтобы два этих объекта — «Шымбулак» и «Медео» строились, развивались, но не в ущерб друг другу. Помните, как говорилось в известном советском мультике про кота Леопольда: «Давайте жить дружно!» Вот и нам так нужно.

Особое мнение

Руководитель проекта развития курорта «Медео» — «Шымбулак» Славенко Бадура

— Какое время заняла разработка проекта канатной дороги?
— Полгода. За это время мы получили геолого-геодезическую информацию, спроектировали трассу. Общее расстояние дороги составило 4 666 м, максимальная высота «полета» — 110 м.

— Как вы считаете, безопасно ли ездить на такой высоте?
— Тот, кто думает, что это опасно, — ошибается. В случае чего есть вертолеты, системы спасения…

— А если произойдет авария? Будет ли возможна эвакуация людей?
— Конечно! Мы бы никогда не закупили оборудование, с которого невозможно в случае чего «снять» людей. И она просто не прошла бы экспертизу.

Наша канатная дорога — это последнее слово техники. Электроснабжение предусмотрено закольцованное, и в случае, если одно направление отключилось, то будет работать другое. Если же и это даст сбой, то гондольная дорога обеспечена электроагрегатом для автономного производства энергии, и этого будет достаточно для аварийного спасения пассажиров. В случае, если и этот вариант не сработает, — существует дизель-генератор, который напрямую движет кольцо через редуктор.

— Борис Яглинский считает, что «недопустимым является прокладка канатной дороги через селехранилище на высоте более 100 м и расстоянием между смежными опорами более 400 м». Вы с ним согласны?
— Нет. Так как не существует подобного закона или требований, ограничивающих указанные параметры! Этот довод технически ничем не подкреплен!

— Получается, канатная дорога — безопасный вид транспорта?
— Однозначно. Вы посмотрите статистику, обратите внимание, сколько падает самолетов и какое количество автокатастроф! Да, в этом году произошел разрыв троса на канатной дороге Сьерра — Невада, но ведь такое происходит не каждый день, и количеств ЧП на канатках намного меньше, чем в других видах транспорта!

— Борис Яглинский полагает, что реконструкция «Шымбулака» происходит за счет ущемления «Медео». Там, где строится канатная дорога и большой автомобильный паркинг, мог быть в будущем создан крытый каток «СуперМедео»…
— Это лишь его проект, с которым мы не ознакомлены. У нас есть «Медео», и какой смысл желать еще «СуперМедео»? И почему его строить именно в том месте, а не в городе?

— Еще один гипотетический минус канатной дороги — ее рентабельность. Ведь основной поток пассажиров придется на воскресенье. В остальное же время канатка будет простаивать…
— Во время подготовки проекта канатной дороги у нас целая команда экономистов рассмотрела вопросы окупаемости канатной дороги. И их решение было однозначным: она себя окупит в течение 3-6 лет.

— Насколько мне известно, финансирование на реконструкцию «Шымбулака» в этом году еще не поступало. Это правда?
— Да. Хотя уже все вопросы по финансированию решены. Когда оно поступит — сразу же начнутся работы по канатной дороге, системы оснежения и освещения трасс, постройке гостиницы и ресторанов. Все эти шаги приведут к тому, что «Шымбулак» превратится в курорт мирового уровня.

Уже в следующем году на его трассе пройдут юниорские Азиатские игры, а также два старта по горнолыжному спорту. И с помощью этих состязаний мы начнем рекламировать «Шымбулак».

Справка «Мегаполиса»
Оборудование гондольной дороги «Медео» — «Шымбулак» обошлось в 8 миллионов евро, две комбинированные канатки от курорта до перевала «потянули» на 7 миллионов 300 тысяч евро.

© Леонид ЮРЬЕВ
Опубликовано в газете «Мегаполис», 13 июля 2009 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета