ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Город Верный

МОЙ ГОРОД У ГОР, ТЫ — ЕДИНСТВЕННЫЙ

К
огда едешь по трассам Алма-Ата — Нарынкол или Алма-Ата — Бишкек, мимо проплывают удивительные по красоте предгорные равнины, с одной стороны ограждаемые непрерывной цепью вонзающихся в небо разноцветных гор, а с другой — степью, полупустыней, уходящей за горизонт. Возвышенная эта местность с незапамятных времен привлекала племена и целые народы, шедшие через Семиречье (или, правильнее сказать — Многоречье) на запад и на восток, на север и на юг. Природа в этих краях богата, разнообразна. Предгорные степи благодаря обилию солнца, воды и благоприятному климату отличаются плодородием и дают обильные урожаи, богатые травостои позволяют несметно плодить скот.

До нашей эры

Эти места известны людям уже не одно тысячелетие. В эпоху поздней бронзы, за тысячу лет до новой эры, здесь находились оседлые поселения, жители которых занимались земледелием и скотоводством. Есть свидетельства, что уже тогда между районами Ферганы и Семиречья существовали контакты. Из китайских и арабских старинных рукописей известно о существовании за пять веков до новой эры на территории нынешней южной столицы древних сакских поселений. На протяжении многих веков уже новой эры, по свидетельству генуэзских купцов, путешествовавших по Великой тропе, городище Алмату служило станцией на торговом пути из Европы в Китай.

Само название местности, а потом и города, возникло не случайно. С самых незапамятных времен в предгорьях Заилийского Алатау людей, шедших по Шелковой дороге, привлекали обширные заросли дикой яблони, которая во время цветения преображала местность. Это яблоня-дичка, являющаяся прародительницей более чем шести тысяч сортов яблонь. Ее генотип — самый древний и имеет, по утверждению биологов, большую силу. Генетические ресурсы нашей яблоньки-дички могут быть источником генов устойчивости для селекции. Но вторая половина ХХ века принесла ей ощутимую угрозу: бездумная вырубка яблоневых лесов в предгорьях постепенно приводит к исчезновению алмы-праматери.

Англичане и кокандский хан

Современная история этих мест начинается с конца ХVIII века, когда Россия, распространяя свои политические и экономические интересы в южном направлении, начала закрепляться и в Семиречье. С целью более тщательного изучения края снаряжались, кроме военных и дипломатических, также и научные экспедиции. Составлялись графические карты, собирались гербарии, геологические и зоологические коллекции, составлялись описания путешествий, давались всесторонние характеристики природы неизвестной ранее Европе территории. Академик И. П. Фальк, например, дал первые сведения о полезных ископаемых в Кегене и на Каркаре, добытые в экспедициях 1763-1774 гг. Правда, тот же Фальк после путешествия вдоль Иле-Алатау опубликовал и неверные данные о том, что горы Тянь-Шаня — вулканического происхождения. Это побудило знаменитого немецкого географа и путешественника А. Гумбольдта просить П. П. Семенова лично проверить это утверждение. В 30-е и 40-е годы ХIХ века на юго-востоке Семиречья побывали известный натуралист академик А. И. Шренк (его именем названо немало растений, в том числе — тянь-шаньская ель), знаменитый русский путешественник Г. С. Карелин.

К середине XIX века процесс колонизации Казахстана Россией перешел в стадию завершения. Чтобы закрепить свое влияние, добиться прекращения внутренних междоусобиц, укрепить пограничные районы, противодействовать проникновению в Семиречье англичан, которым активно помогал кокандский хан, замучивший местное население непомерными поборами и набегами, царская администрация решает построить в этом районе крупное военное укрепление. По традиции Россия укрепляла свои дальние рубежи казаками да переселенцами. Так произошло и в Семиречье.

Военный отряд пристава Большой орды М. Д. Перемышльского в июле 1853 г. через старинную переправу Огуз-Уткул на реке Или вышел к Есику (в переводе на русский — дверь). Местность прекрасная — и быть бы южной столице на месте сегодняшнего Есика (Иссыка), если бы не суровая, многоснежная зима 1853/54 г., чуть не погубившая отряд. Местные казахи говорили: русские возят за собой сибирскую зиму! С первыми оттепелями отряд двинулся на запад искать более безопасное место. И весной 1854 г. на западном берегу Малой Алматинки, северо-восточнее древних развалин Алмату, отряд тогда еще майора М. Д. Перемышльского (впоследствии полковника) начал строительство укрепления Заилийского, через год переименованного в Верное.

Большая стройка

Строили крепость военнослужащие, неся одновременно изнурительную военную службу. Строились казармы, крепостной вал, пороховые погреба, склады для оружия и боеприпасов, провиантские магазины, военный так называемый полугоспиталь. Намечались и отводились территории для переселенцев. К осени 1854 года укрепление Верное было обнесено деревянным забором и опоясано глубоким рвом. Появились первые переселенцы, основавшие Большую станицу рядом с военным укреплением. Восточнее крепости возникли Малая станица и Татарская слободка, в которых поселился рабочий люд, ремесленники, татарские купцы. Летом 1855 года в Верное была перенесена резиденция пристава Большой орды.

В 1856 году Верное посетили известные путешественники и одновременно царские чиновники Чокан Валиханов и Петр Семенов (впоследствии Семенов-Тян-Шанский — так его фамилию начертал царь Александр III в 1906 г.). Они изучали край и имели цель исследовать Центральный Тянь-Шань, Иссык-Куль и Джунгарский (Казахский) Алатау. Эти знаменитые экспедиции, описанные затем в работах путешественников, стали достоянием мировой науки.

Ускорялось строительство оборонительных сооружений, поскольку существовала серьезная угроза нападения располагавшихся неподалеку кокандских войск. Наряду с фортификационными работами в Верном шло гражданское строительство. Был заложен Казенный сад (ныне Центральный парк культуры и отдыха). По словам известного этнографа М. Венюкова, побывавшего здесь, «…приветливо смотрели новенькие, чистенькие домики, торговля шла более чем в 20 лавках. Алматы когда-нибудь, и надо полагать, скоро, сделаются немаловажным торговым местом для всей Средней Азии». (В то время и позже слово Алматы ошибочно употреблялось во множественном числе: Алматов, Алматам, Алматами, Алматах).

В 1858 году Чокан Валиханов из Верного ушел в свою знаменитую смертельно опасную кашгарскую экспедицию, а в 1859 году благополучно возвратился опять-таки в Верное.

Большое значение для роста и развития укрепления сыграл разгром кокандских войск под старинным селением Узун-Агач в октябре 1860 года. У кокандцев была 20-тысячная армия с двумя орудиями, у верненцев — 800 солдат с шестью орудиями плюс несколько сот конных казахов во главе с султаном Тезеком Нуралиным. Битва длилась больше восьми часов. В 1905 году в окрестностях Узун-Агача по проекту петербургского зодчего А. И. Гогена был сооружен обелиск в память сражения 21 октября 1860 года. Он сохранился до сегодняшних дней, но находится в запущенном состоянии.

Как сохраняли лес

После этой битвы положение Верного упрочилось. Была налажена почтовая связь с сибирским генерал-губернатором через почтовые пикеты на станции Гавриловка (Талдыкорган), Сергиополь (Аягуз) и Семипалатинск (Семей). Были определены координаты первых 17 важнейших географических объектов области, имеющих почтовые пикеты. Укрепление Верное было нанесено на почтовую карту мира как один из узловых почтовых пунктов. В 1862 году было начато строительство телеграфной линии Верное — Пишпек (ныне Бишкек).

В 1858 году в Верном был сформирован воинский отряд, вошедший в состав Сибирского корпуса, который под командованием генерала М. Г. Черняева соединил Сыр-Дарьинскую и Сибирскую укрепленные линии, взяв штурмом города Аулие-Ата (Тараз), Чимкент (Шымкент) и Туркестан. Таким образом была завершена колонизация юга Казахстана и Киргизии. Ушла в небытие угроза захвата этих территорий кокандцами и в конечном счете — англичанами.

11 апреля 1867 года было принято решение о присвоении укреплению Верному статуса города, ставшего одновременно административным центром Семиреченской области Туркестанского генерал-губернаторства. Такое преобразование потребовало усилий для строительства собственно города. Ведь до того времени это был форт, укрепление вместе с Большой и Малой Алматинскими станицами и Татарской слободкой. Павел Матвеевич Зенков, будущий архитектор и строитель Верного, писал осенью 1867 года: «Все здания помещались тогда в станице Большой Алматинской. Военное укрепление и казенные постройки возвышались только в нем, да три казармы стояли в станицах — Малой и Большой. Одна деревянная церковь стояла в станице на четырехугольной площади, окруженной рощей. Небольшой дом инженерной дистанции да деревянный сруб довольно большого дома, назначенного для начальника Алатавского округа, — вот все казенные постройки, какие были тогда в станице».

ПЛАН ВЕРНОГО

Генеральный план укрепления Верное от 15 января 1858 г.
(из энциклопедии «Алма-Ата» издания 1983 г.)

В конце этого же 1867 года был создан специальный комитет по устройству Верного, которому поручалось составить проект, разработать правила устройства, решить вопрос об отводе земель.

Дома в основном возводились каменные, но вырубка окрестных лесов тем не менее приобрела такие размеры, что первый губернатор Семиреченской области и первый наказной атаман казачьего войска генерал Герасим Алексеевич Колпаковский вынужден был категорически запретить бесконтрольную рубку леса, а затем и строительство деревянных домов.

С целью сохранения леса в ущельях окрестностей Верного были назначены воинские караулы-кордоны. Многие ущелья были названы по фамилиям солдат-караульщиков — Бутаковское, Каменское, Ремизовское.

В городе работали промышленные предприятия — мельницы, пивоваренные и спиртоводочные, кожевенные и лесопильные заводы, мастерские — столярные, кузнечные, слесарные. В 1870 году в городе проживали представители 17 народностей, причем 60 процентов населения составляли русские. Помимо большинства православных казаков службу несли 235 мусульман, 113 буддистов, 26 католиков, 21 лютеранин, еще около 30 были разного рода сектантами.

Купцы, торговцы и промышленники, приписанные к Верному, обязывались в течение трех лет построить дом или фабрику, завод или ремесленное заведение стоимостью для купцов первой гильдии не ниже 3000 рублей, второй гильдии — не ниже 1500 рублей и мещан — не ниже 300 рублей. Иначе они лишались льгот — освобождения предпринимателей в течение 15 лет от всех торгово-промышленных пошлин, налогов и повинностей, поставки рекрутов и несения воинского постоя.

В 1870 году в Верном вышел первый номер областной газеты «Семиреченские областные ведомости». В 1871 году в Малой станице был возведен храм во имя Казанской Божьей Матери, небесной заступницы Семиречья. В городе было построено несколько мечетей, при которых действовали мусульманские школы. А от Большой станицы город потянулся в одну улицу — Соборную. Она благоустраивалась и впоследствии неоднократно переименовывалась — проспект Колпаковского, проспект Ленина, проспект Достык. В 1875 году был возведен «Гостиничный двор», через 100 лет ставший крытым рынком (Зеленый базар). В 1877 году стали функционировать Городская дума и Городская управа.

Имена и даты

Первым мэром города был избран П. М. Зенков, архитектор, землеустроитель. Его сын — Андрей Павлович Зенков, унаследовал профессию отца и стал инициатором и участником строительства знаменитого Кафедрального собора.

С 1874-го по 1878 год Верный часто посещал И. В. Мушкетов, выдающийся русский геолог, исследователь Средней Азии, Урала, Кавказа, давший геологическое и орографическое описание Средней Азии, схему ее геологического строения и первую геологическую карту Туркестана. В Центральном Тянь-Шане, на северном склоне хребта Сарыджаз, именем Мушкетова назван ледник длиной 20,5 км, шириной до 1,8 км.

В 1874 году всем домовладельцам Верного губернатором Колпаковским было предложено обсадить свои дома со стороны улицы деревьями в два ряда. А уже в 1878 году посетивший Верный известный ботаник А. Э. Регель обратил внимание на обилие зеленых насаждений, отметив старания в этом благородном деле ученых-садоводов Фетисова и Баума.

В 1879 году состоялось своеобразное «крещение» города: 50 улицам были даны названия. Наиболее благоустроенным был центр Верного, так называемый «первый разряд», составлявший четырехугольник, ограниченный улицами Казначейской (8 Марта, Калдаякова), Торговой (М. Горького, Жибек жолы), Сергиопольской (Абая, Тулебаева) и Командирской (Кирова, Богенбай-батыра). В этом квадрате «не допускалось неправильной и некрасивой застройки во избежание безобразия в кварталах». Здесь были лучшие здания города — дома военного губернатора и епископа Туркестанского, военного собрания, мужская и женская гимназии, собор, типография. За пределами этого исторического центра строились менее красивые дома, в которых жили чиновники, офицеры, купцы, промышленники. За ними, на окраинах, на территории «третьего разряда», селилась беднота в лачугах и саманных домиках. С 1882 года переселенцам дозволялось селиться в северо-западной части города. Уйгуры и дунгане, принявшие российское подданство, образовали там улицы Дунганскую (Масанчи), Уйгурскую (Космонавтов, Байтурсынова), Кашгарскую.

Весной 1882 года Семиреченская область вошла в состав Степного генерал-губернаторства в связи с крайним обострением англо-русских противоречий. Город Верный, служивший форпостом, приобрел еще большее значение для России, которая «была на волосок от войны с Англией из-за дележа добычи в Средней Азии».

В 1877 году случилась страшная катастрофа — произошло памятное землетрясение. 28 мая в 4 часа 35 минут утра раздался подземный гул и последовал толчок. Спустя несколько минут последовал еще более сильный толчок и резкие колебания почвы, продолжавшиеся не более двух минут. Некоторые из спящих жителей Верного так и не проснулись. Город был почти полностью разрушен. Особо пострадали большие кирпичные дома: гимназия, архиерейский дом с церковью, губернаторский дом. Рухнула Соборная колокольня, развалилась Покровская церковь. Очевидцы рассказывали, что трудно даже было устоять на ногах. В горах стоял невероятный грохот, рушились скалы, перегораживая долины, заваливая дороги, тропы, аулы, людей, скот. Несколько суток Верный был без воды. Не осталось ни одного неповрежденного здания. Уцелели деревянные дома — в них развалились только печи и разбились стекла. Погибло в городе и окрестностях 483 человека, количество раненых не было установлено. Погибших похоронили на кладбище, которое находилось на месте, где сейчас расположен Парк 28 героев-панфиловцев. Потом кладбище было уничтожено — с ним ушла и память о трагедии.

Уже 1 июня 1887 года военный губернатор Семиреченской области издал приказ: «Вследствие выяснившейся ненадежности в случае сотрясения почвы кирпичных построек впредь предлагается возводить лишь деревянные дома». Для строительства домов было разрешено вырубать уличные тополя и деревья из городских бульваров и садов.

В первую очередь восстановили городскую тюрьму, казармы, губернаторский и архиерейский дома. К зиме было построено и восстановлено в городе 1 500, а в казачьих станицах — более 1 200 домов.

Верненское землетрясение вызвало беспокойство колониальных властей. Возник проект переноса города к реке Или — подальше от гор. Производились даже топографические изыскания по правому и левому берегам Или, но решения о переносе не последовало, Верный остался на прежнем месте.

В 1889 году землетрясение повторилось и продолжалось четыре дня, с 30 июня по 3 июля. Но разрушений было мало, так как постройки были сплошь деревянными.

Землетрясения сильно затормозили развитие города, но не остановили его. Верный продолжал играть важную роль в экономической жизни Семиречья. Главным же тормозом было отсутствие железнодорожных и водных путей — не было связи с крупными промышленными центрами. Продукты сельского хозяйства, огородничества и садоводства негде было реализовывать. Некуда было девать яблоки, груши, абрикосы, сливы, обилием которых славился Верный. В начале 60-х годов переселенцы из Воронежской губернии привезли несколько черенков сорта апорт и привили их к местной дичке — яблоне Сиверса. Результат был ошеломляющий. Неприметный на юге России сорт в Верном дал резкую биологическую вспышку. Из сада верненского селекционера Н. Т. Моисеева были отобраны плоды для выставки 1913 года, вес которых достигал 3 фунтов (фунт — 409,5 г). Апорт сорта «Император Александр III», если он выращен с соблюдением всех требований, и в наше время остается непревзойденным по величине и красоте плодом. Но главную составляющую нового сорта — дичку, изводят в наших предгорьях, которые созданы самой природой для произрастания яблони: минеральный состав почв, количество и время солнечного сияния, количество осадков и плюсовых температур — то есть идеальные почвенно-климатические условия.

В 1894 году была заложена знаменитая роща Баума. Эдуард Оттонович Баум, ученый-лесовод, лесной ревизор Семиреченской области, в 1892 году обратился с запиской в городскую управу с просьбой отвести землю, принадлежащую казачьей станице, для закладки «увеселительного парка».

Согласие он получил, и севернее Большой станицы появился огромный зеленый массив протяженностью в меридиональном направлении 3,5 км, в широтном — 0,4-0,6 км. Уверенный в необходимости зеленого строительства развивающегося Верного, Э. О. Баум постоянно об этом заботился.

П. П. Семенов-Тян-Шанский писал: «Я помню, как на голом предгорье, на берегу Алматинки, стояло несколько срубов и юрт. Теперь там утопает в зелени прекрасный город… Свидетельствую о том, что, когда я был в Верном, там не росло ни единого кустика».

К концу XIX столетия Верный стал одним из центров распространения русской культуры. В сравнении с другими провинциальными городами России он привлекал к себе ученых и путешественников своей неисследованностью. В далекий край устремляются энтузиасты-ученые, путешественники, которых не останавливали ни расстояния, ни трудности и опасности. Именно эти люди внесли огромный вклад в изучение края и оказали влияние на культурную жизнь Верного. В 60-70-е годы жители города участвовали в сборе средств на сооружение памятника А. С. Пушкину в Москве. А к 100-летию рождения великого русского поэта (1899 г.) в Верном прошли «Пушкинские дни» и лучшую в то время Бульварную улицу переименовали в Пушкинскую.

Известный краевед В. Проскурин собрал любопытный калейдоскоп названий, связанных с природой, географией, историей Верного (Алма-Аты), с пребыванием в нем выдающихся деятелей, первопроходцев, ученых. Тюльпан Кауфмана, ксифиум Колпаковского, желтушник Черняева, яблоня Недзвецкого, ель Шренка, эремурус Регеля, лук Фетисова, клен Семенова, гвоздика Кушакевича, кизильник Краснова, шлемник Пржевальского, ястребинка Дублицкого, лютик Северцова, песчанка Потанина, курчавка Мушкетова, осока Карелина, остролодочник Сатпаева, шафран Королькова…

Имена знаменитых граждан остались в названиях гор и долин Заилийского Алатау. Есть ледники Пальгова, Брызгалова, Дмитриева, Пояркова, Шнитникова, Войцеховского, долина Рыскулова, пики Ауэзова, Срыма Кудерина, вершина братьев Колокольниковых, перевал Зимина. В городской топонимике есть роща Баума, гора Веригина (Кок-тюбе), мост Пугасова, сады Моисеева…

Новейшая история нашего прекрасного города более известна, поэтому нет смысла останавливаться на ней подробно. А вот то, о чем мы рассказали, кажется весьма поучительным и во многом соотносится с сегодняшним днем. Похоже, нам есть чему поучиться у предков.

© Аркадий ПОЗДЕЕВ-БАШТА, заслуженный инструктор по туризму РК
Опубликовано в газете «АиФ Казахстан», 21 сентября 2005 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета