ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Краеведческие очерки В.Н. Проскурина

ПОКЛОНИТЕСЬ ЧОКАЮ

Н
а прогулках по Берлину город интересен тем, что связан с прошлой моей жизнью, с судьбой известных и забытых соотечественников, героев моих давних и новых очерков. Берлин, он космополит, со всем миром связан, а с туркестанским-то прошлым далеко не в последнюю очередь.

Если постараться обогнуть огромное поле аэродрома со стороны Колумбиядамм, то мы окажемся среди тысячи могил, ухоженных и безымянных, на уютном мусульманском кладбище Темпельхор (с 1988 г. закрытого для захоронений). Здесь мы находим надгробный памятник туркестанцу Мустафе Чокаю.
МУСТАФА ЧОКАЙ

Памятник поставлен женой Чокая Марией Гориной.

Мустафа Чокай — один из руководителей Временного правительства автономного Туркестана (так называемой «Кокандской автономии»). В 1920 г. идеолог Алаш-орды Чокай вынужден был уехать за рубеж. В эмиграции через Турцию обосновался во Франции. Выступал с докладами и публиковал исторические исследования и аналитические обзоры в Стамбуле, Париже, Берлине, Лондоне, участвовал в издании ряда журналов и газет. В материалах польской разведки, которые попали в нацистскую Германию, а затем в СССР — в так называемый Особый архив (ныне Центр хранения историко-документальных коллекций, ЦХИДК) — был обнаружен русский вариант мемуаров Чокая. Во время оккупации Парижа германскими войсками Чокая арестовали по доносу о связях с английской разведкой, около года содержали в Компьеньском лагере.

Через несколько дней после начала Великой Отечественной войны М. Чокая освободили и интернировали в Германию, где ему было поручено формирование туркестанского легиона из числа добровольцев и военнопленных. В письме к жене М. Гориной Чокай пишет: «Я десятками километров пешком обхожу лагеря, силы на исходе, эти люди обращаются ко мне и молят о помощи». Чокай предложил немцам вариант, который мог бы облегчить участь пленных соотечественников. Как гласит текст обвинительного заключения по делу 85 КГБ КазССР, Чокаем предполагалось подготовить в вузах Германии кадры для будущего правительства Туркестанского государства и создать военные формирования из пленных туркестанцев, которые должны были быть использованы при подходе к границам Туркестана.

Во время посещения заключенных в одном из концлагерей Чокай заразился тифом и был помещен в отель «Виктория», переоборудованный под инфекционный лазарет. 27 декабря 1941 г. Чокай умер (согласно версии советской историографии был отравлен своим ближайшим соратником) и 2 января 1942 г. похоронен на мусульманском кладбище.

Покойтесь, воины Земли

Земля мусульманского кладбища Темпельхоф хранит молчание и о других эмигрантах. В наши дни в Берлине три подобных кладбища. Самое старое, мохамеданское (оно же исламское, турецкое, где хоронили с XVIII столетия османских послов и их близких), пополненное павшими героями времен Первой мировой войны, к несчастью, оказалось в советской зоне. И было уничтожено, так как здесь располагался танкодром.

Враги — кругом враги

После смерти Чокая организацию национальных воинских и трудовых формирований, национальной идеологии взяли на себя в годы войны Вели Каюмхан и в послевоенное время Тахир Чагатай. Их рупором стала газета «Милли Тюркистан», а лозунгом дня: «Русские, как красные, так и белые, наши враги». Между прочим, Туркестанский национальный комитет провел Всемирный курултай, состоявшийся в мае 1944 г. в Вене.

В 1943 году было сформировано самостоятельное спецподразделение «Алаш» под командованием А. Агаева, которое готовило агентов для заброски в Казахстан с диверсионным заданием. 3 и 6 мая 1944 года две боевые группы «Алаша» десантировались в Жилокасинском районе Гурьевской области. По замыслу немецкой разведки, объединенная группа должна была установить связь с враждебными элементами и дезертирами из числа местного населения для организации в тылу восстания, проводить диверсии на нефтепромыслах и транспорте. Для ведения профашистской агитации в тылу группа была снабжена 2864 листовками на казахском языке, типографским станком, набором шрифтов, красками, готовыми клише антисоветских карикатур, а для легализации на территории Казахстана имелось 130 чистых бланков и свыше 120 печатей различных госучреждений. Операция, однако, была провалена радистом группы внедренного сотрудника НКВД. Пять диверсантов были убиты в бою, девять захвачены живыми.

Опубликовано в газете «Новое поколение», 3 июня 2005 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета