ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
И это все о ней, о Южной столице…

ЧТО В ИМЕНИ ТВОЕМ?

М
астер спорта СССР, судья по туризму высшей категории РК, профессор университета «Туран», автор 180-ти печатных работ, более половины из них книг по туризму, Валерий Анатольевич Кораблев заинтересовался именами ущелий, ледников, перевалов, вершин как ученый-исследователь. Он давно уже рассказывает своим студентам о горах, используя материалы собственных экспедиций. Поэтому вполне логичен его шаг к созданию книги «По Заилийскому Алатау: путешествие в мир названий». В ней рассказы о собственных открытиях, описание названий 200 ледников, 250 перевалов и такого же количества вершин, очерки о первовосходителях. Автор попытался побольше рассказать о людях, внесших весомый вклад в развитие альпинизма и туризма, чьи имена незаслуженно забыты.

ГОРЫ
 
Сам автор считает ее хорошим помощником для инструкторов туризма и альпинизма, проводников, гидов, студентов вузов.

— Собирать материал я начал с тех пор, как стал заниматься туризмом, — рассказывает Валерий Анатольевич. — Многих людей, чьи имена носят вершины и перевалы, повезло знать лично, учиться у них, набираться спортивного мастерства. Многие рассказы мне удалось записать с их слов. Например, один из первых восходителей на вершины Заилийского Алтатау Белоглазов рассказал много историй, связанных с наименованием вершин, свидетелем которых он был сам. А свои первые восхождения Белоглазов организовал еще в 20-е годы прошлого века, то есть задолго до приезда Виктора Зимина, моего учителя. Старейший альпинист Юрий Менжулин также дал ответы на многие вопросы. С выяснением некоторых подробностей об участии первовосходителей помогла книга Веры Степановой «По Заилийскому Алатау». Все остальное — это походы в библиотеки, обращения к архивам. Главное, что собранный материал положительно оценил знаток наших гор Алексей Марьяшев, который также принял активное участие в судьбе книги.

— Что стало толчком к оформлению идеи? Не дефицит ли литературы для туристов в Казахстане на эту тему?

— Мне по долгу службы частенько приходилось слышать экскурсоводов, которые из-за дефицита материала неверно объясняли туристам те или иные названия. Каких только «легенд» я не наслышался! Подумал, а ведь, в сущности, не виноваты эти ребята в том, что им приходится изворачиваться. Кроме того, стали появляться откровенные ошибки в описании маршрутов. Приходишь, например, на место, где на карте обозначен ледник, а его там нет. Или на одной карте перевал носит одно имя, на другой — совсем другое. Так что причин было предостаточно, чтобы сесть за книгу.

— Исторические ситуации, наверное, тоже сказались на наименованиях?

— Конечно. Начнем с того, что, подходя к классификации наименований, я не выдумывал ничего нового. Заслуженный мастер спорта по альпинизму, писатель Рототаев, предложил довольно полную классификацию. В ней несколько групп наименования вершин: по внешнему виду, размеру или признаку, по характерным особенностям окружающей природы, по легендам и мифам, по событиям из жизни народов, по выдающимся историческим событиям и именам личностей. Время, безусловно, наложило свою печать на присвоение имен. Не всегда названия положительно сказываются на топонимике. Был период, когда преувеличенное значение съезда партии, даже совещания ЦК отражалось на топонимике. Так у нас появились вершины XXVI съезда партии, 50-летия Октября, 60-летия революции… Словом, у сегодняшнего туриста такие названия вызывают улыбку, особенно у иностранца.
ГОРЫ
 
— Как вы относитесь к переименованиям вершин, оправданы ли они?

— У нас достаточно вершин, даже в Большом Алматинском ущелье, которые имеют только номера на карте. Так что время первовосхождений не прошло. А в целом к переименованиям у нас отношение очень осторожное. Тюркские названия сомнений не вызывают — они самые точные и несут информацию о характере местных условий, о рельефе маршрута. Имена вершинам, перевалам и ледникам также давались вполне осмысленно. Так что в этом вопросе все в порядке. Я знаю всего несколько случаев, когда альпинисты давали новое имя вершине. В 2000-м году отец Александр, сам в годы юности занимавшийся спортом мужественных, собрал группу спортсменов и отправился в Талгарское ущелье, где в 60-е годы атеисты дали вершине имя «Безбожник». Теперь ее зовут пик Рождества Христова. Второе восхождение с целью переименования состоялось в том же Талгарском ущелье на пик Виктора Колокольникова. Здесь проявили инициативу сами родственники Виктора. Они решили, что, все братья Колокольниковы внесли вклад в развитие спорта в республике, поэтому разумно дать вершине имя братьев Колокольниковых. Так что вопрос, связанный с переименованиями, сегодня не актуален. Мы с доверием и уважением относимся к тем, кто впервые взошел на вершину и дал ей имя.

— А как вы относитесь к мнению автора ежегодника «Побежденные вершины» Рототаева, которому принадлежат такие строки: «Многим горным вершинам присвоены имена таких людей, которые весьма далеки от того, чтобы им создавались подобные монументальные памятники…»?

— Если говорить об этике подобных высказываний, то я бы сказал так: о мертвых либо хорошо, либо лучше помолчать. Мне более симпатично высказывание Высоцкого, который пел: «Но нет, никто не гибнет зря…» Перебирать в памяти и взвешивать, достоин или не достоин — дело неблагодарное. Можно ошибиться в суждениях, обидеть чувства друзей, родственников погибшего.

— В своих исследованиях Вам часто приходилось удивляться?

— Конечно. В первую очередь, я был удивлен нашим слабым знаниям истоков туризма. У нас все начинается с Зимина. Да, заслуг у Виктора Кузьмича много. Личность многогранная, пропагандист спорта. Я сам у него учился. Но Зимин приехал в Казахстан в 30-е годы. А до него, в начале 20-х годов, исследовал вершины Белоглазов. И первые походы на Иссык-Куль принадлежат ему. Остались воспоминания, как киргизы пригласили казахстанцев на футбольный матч. Белоглазов собрал команду, и спортсмены пошли через перевалы к Иссык-Кулю. Матч был сыгран вничью, и гостям дали телегу до Тюпа, чтобы обратный путь для них был полегче.

Неожиданной стала одна из расшифровок названия перевала Аманжол. Все туристы истолковывали его как пожелание счастливого пути. Все оказалось гораздо сложнее. Имя этому перевалу дал конкретный человек, впоследствии репрессированный чабан Каюкин. Он пас овец. После страшной непогоды родственники Каюкина считали, что не только все стадо погибло, но и чабан домой не вернется. Какова же была радость, когда Каюкин пригнал всех овец живыми и невредимыми, рассказав при этом, что его спас перевал. С тех пор перевал носит название Аманжол. Впоследствии молодого Каюкина направили в Алма-Ату учиться. Затем он стал приказчиком известного в Алма-Ате «Кызыл-Тана».

— Истории, вызвавшие улыбку, были тоже?

— Все вы знаете пик Физкультурник. Первое восхождение Алексеева в 1937 году. В группе были сестры Ольга и Тамара Россовы, они предложили дать вершине имя «Отзовись». В записке, вложенной в контрольный тур, они написали это имя. Когда же спустились вниз, их встретил Виктор Зимин, руководивший экспедицией, и, узнав, что они написали, возмутился: «Вершине уже дали имя в честь физкультурного движения в республике. Придется вам совершить повторное восхождение и исправить в записке ваше «Отзовись» на «Физкультурник». Таким образом, спортсменам пришлось исправлять «ошибку».

Есть на географической карте ледник Крошка. Все думают, что ледник из-за своей формы или из-за своих размеров назван именно так. Оказывается, все гораздо проще. В группе первооткрывателей была девушка с прозвищем Крошка.

— И все же, Валерий Анатольевич, загадок с наименованиями еще много, да и вряд ли все можно разгадать.

— Моя книга — это даже не начало, а приглашение к большой работе над справочником, в котором будут истолкованы наименования вершин, перевалов, ледников, может, рек Казахстана, о которых еще помнят ветераны туризма и альпинизма. Одно и то же название может иметь разный перевод и значение. Алатау, например, можно перевести «пестрые горы», а можно «величественная гора», имея в виду, конечно, весь горный край. Или взять имя Бастау.

Бас — голова, но в другом смысле бас можно перевести, как долина. Туз — соль, в другом контексте туз — это проход. Так что тема названий неисчерпаема, и она неразрывно связана с историей, бытом народа. Тема тюркских названий в моей книге раскрыта не полностью, хотя с определением точного перевода мне помог Алдар Горбунов, знающий в совершенстве казахский язык. Вопросов осталось много и с именами. Есть, например, в Заилийском Алатау пик Лунина. Был среди декабристов Лунин, среди известных киргизских альпинистов тоже был Лунин. Так имя какого Лунина носит вершина?

Все богатство и разнообразие горной топонимики представить в одной работе трудно, однако назвать мою книгу первым шагом к созданию толкового словаря топонимов, думаю, можно.

© Тамара ФАЗЫЛОВА
Опубликовано в газете «Страна и мир», 24 ноября 2006 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета