ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Стихийные явления

ИНДИЙСКИЕ «ВОЛНЫ» СТРЕМЯТСЯ НА СЕВЕР

«К
огда я смотрел телесюжеты из индийского штата Гуджарат, мне хотелось выключить телевизор. Ведь я лучше, чем кто-либо знаю: подобное может повториться и у нас», — признался мне на днях знакомый сейсмолог.

Величина и прочность несущих панелей и балок — именно они могут сыграть роковую роль в судьбе каждого жителя бывшей столицы Казахстана.

Многие алмаатинцы называют себя фаталистами. И в этом нет преувеличения: за полтора столетия пережили два страшных разрушения. Как предостерегает местная пресса, ссылаясь на анонимные источники в Институте сейсмологии, «вероятно крупное землетрясение в ближайшие годы, которое повлечет значительные человеческие жертвы».

Дело в том, что Алма-Ата находится на так называемом «Альпийском поясе» — своеобразной черной отметине в теле Земли. Мессина и Ашхабад, Ташкент и Спитак, Турция и Иран, Япония и Китай — города и страны, играющие в прятки со смертью. Теперь к ним добавился индийский штат Гуджарат, где в течение 30 секунд были уничтожены пять городов и погибли около ста тысяч человек. Насколько серьезна подобная опасность для жителей Казахстана?

Впервые казачью станицу тряхнуло 28 мая 1887 года (по старому стилю). Было разрушено более 1800 жилых домов — практически весь город. Под обломками остались 332 ребенка, а вот общее количество жертв история не сохранила. Город Верный залечил раны, возвел новые храмы и казенные дома. Успело вырасти новое поколение, которое с иронией, свойственной молодости, воспринимало рассказы о пережитых страхах. Но через четверть века, за восемь дней до нового 1911 года, подземная стихия снова продемонстрировала свой жестокий нрав. Тогда пострадало 750 домов. Но Вознесенский собор, возведенный по проекту местного архитектора Андрея Зенкова, устоял.

Легенда гласит, что Мастер бежал через разрушенный город, не видя разрушенных зданий и не слыша стонов раненых. И только когда увидел творение рук своих, сохранившееся не только по велению свыше, но и благодаря человеческому гению, бессильно опустился наземь, рядом со страшной черной трещиной…

Город Верный находился тогда на окраине Российской империи, вдалеке от политических страстей. Но понадобилось немало времени, чтобы найти средства и необходимое оборудование для пострадавшего 30-тысячного города на окраине империи. Местному градоначальнику намекали на скудость государевой казны: дескать, есть заботы поважнее. 300-летие Дома Романовых на носу, а тут какие-то просьбы. И все-таки спустя два года хлопоты жителей Верного увенчались успехом: в городе у подножья Тянь-Шаньского хребта появилась сейсмостанция, а устаревшие сейсмописцы Брассара были сданы в музей.

Напуганные индийскими событиями, власти республики решили навести ревизию в своем хозяйстве. В бывшей столице состоялось заседание межведомственной комиссии по безопасности на транспорте, предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Докладывал председатель Агентства по чрезвычайным ситуациям республики Казахстан Шалбай Кулмаханов. Положение, прямо скажем, безрадостное. Жилые дома общей площадью более двух миллионов квадратных метров — в аварийном и ветхом состоянии. Причем бывшая столица явно не может служить положительным примером. Сейсмическое же усиление надо провести для двухсот тысяч жилых домов, трехсот детских домов, восьмисот школ и больниц. Денег же удалось наскрести едва ли на десяток объектов. Известно, землетрясения сопровождаются пожарами. Но все заявки пожарников выполняются на десять, максимум на пятнадцать процентов. Треть автомобильного парка и технических средств подлежит немедленному списанию.

В бывшей столице Казахстана (алмаатинцы упрямо называют свой город «южной столицей», хотя столичный лоск она уже давно потеряла) положение осложняется тем, что нецивилизованный рынок способствовал таким же диким отношениям в градостроительстве.

Многие нувориши расширяют свои офисы, устраивают магазины на первых этажах жилых зданий, не имея ни малейших познаний ни в теории, ни в практике капитального строительства. Собственный капитал кажется им более весомым аргументом. Обеспокоенные соседи стучатся во все двери. Сперва бронированные, за которыми обосновались новые хозяева жизни. Затем, не найдя понимания, ищут парадный подъезд Комитета по делам строительства Министерства экономики и торговли. Но и от этих ворот встречают поворот. Шалбай Кулмаханов призвал районных акимов Алма-Аты изыскать средства для усиления сейсмостойкости зданий. Но вряд ли призыв будет услышан.

Пока в южной столице все спокойно. Институт сейсмологии выступил с ценной инициативой: сообщать по местному телевидению краткосрочные прогнозы. Чтобы, значит, зря не волновались. «А то какой-нибудь пустяковый толчок в три балла, а люди впадают в панику», — простодушно объяснил мне причину такой «заботы» Олег Белослюдцев, ведущий научный сотрудник отдела прогнозов.

Когда президент решил перенести столицу в центр Казахстана, оппозиция упрекала его в безнравственности. Мол, президент бросает миллионный город, чтобы в «час икс» спасти несколько тысяч чиновников. Я думаю, это преувеличение. Тем не менее на пороге второго десятилетия нового государства пора всерьез заняться самым крупным городом страны. Проложить современные дороги, достроить метро, которое начали при Д. Кунаеве. И, конечно, укрепить дома антисейсмическими поясами. Тогда и «Альпийский пояс» будет не так страшен. Одним словом, бывшей столице необходима программа возрождения. Это укрепит не только здания, но и авторитет президента страны.

© Юрий КИРИНИЦИЯНОВ
Опубликовано в газете «Российская газета», 3 марта 2006 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета