ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Памятники истории и культуры

КТО И КОГДА ПОСТРОИЛ "КЫЗЫЛ ТАН": МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

О
т редакции:
на наш призыв поделиться с горожанами своими знаниями истории Алматы, фотографиями, документами и другими свидетельствами одной из первых откликнулась Неля Аубакировна Букетова. Она исключительно дотошный краевед, скрупулезно сопоставляющий все свои находки и открытия с документами, хранящимися в архивах. Это во-первых. Во-вторых, все, что вышло из-под пера Нели Букетовой, читается легко и с большим интересом. Не так давно ее краеведческие изыскания обрели формат книги, названной автором «Алматы и алматинцы». Специально для читателей «Вечерки» Букетова подготовила газетный вариант одной из глав, который мы предлагаем вашему вниманию.

МАГАЗИН В НАШИ ДНИ
 
Все алматинцы знают магазин «Кызыл тан», что более ста лет стоит на бывшей Торговой улице (ныне проспект Жибек жолы). Есть в нем что­то такое, что заставляет нас восхититься: до чего же красиво! Эти кружевные деревянные карнизы и фигурные столбики на фронтонах, чешуйчатое покрытие шатрового купола, который венчает небольшой шпиль. Одним словом, не магазин, а терем­теремок.

До революции этот магазин принадлежал богатейшему купцу г. Верного Исхаку Габдулвалиеву. В энциклопедии «Алма-Ата» за 1983 год читаю: «…это здание является памятником архитектуры начала ХХ века и построено в 1912 году по проекту Андрея Павловича Зенкова для крупного купеческого магазина».

Свидетельствуют архивы

Работая над книгой по истории города Верного, я просмотрела сотни дел, сделала большое количество выписок, копий документов. Связь с людьми из прошлого стала почти осязаемой. Не обошлось и без маленьких открытий. Вот одно из них.

Передо мной лежит документ, а именно, заявление Ташкентского 1-й гильдии купца Исхака Габдулвалиева в Верненскую городскую управу: «Представляя при этом проект в двух листах на постройку магазина на месте № 441, принадлежащем мне, имею честь всепокорнейше просить управу оный утвердить и постройку мне разрешить».

Смотрю план селитебной части г. Верного, нахожу усадебное место под № 441 — да, это как раз то самое место, где находится магазин «Кызыл тан». Пока все совпадает. Документ датирован 19-м августа 1895 года. Сразу возникает вопрос: как же так, разрешение на постройку магазина получено в 1895 году, а построен он якобы только в 1912 году? Что-то не верится, чтобы так долго, целых 17 лет, Исхак Габдулвалиев строил магазин.

Эта дата, 1912 год, вызывает у меня все большее сомнение.

А тем временем…

В мои руки попадает «Дело по обвинению купца Исхака Абдулвалиева в нанесении оскорбления городскому архитектору Гурдэ». Начато — 15 мая 1901 г., окончено — 29 июля 1904 года.

Кстати, с фамилией купца происходит странная метаморфоза: в какой­то момент Абдулвалиев, а также Абдул-Валиев становится все­таки Габдулвалиевым. Я же буду в дальнейшем называть его Габдулвалиевым — мне так привычнее.

Суть дела изложена в обвинительном акте, составленном 15 июня 1901 года прокурором Верненского окружного суда Шмурло.

Дело рассматривалось Верненским окружным судом под председательством А. К. Колоколова 13 июля 1901 года. «В марте 1901 года приставом 1-й полицейской части города Верного Коткиным (по устному заявлению Гурдэ) было возбуждено у мирового судьи 1-го участка Верненского уезда уголовное преследование против купца Исхака Габдулвалиева по обвинению последнего в постройке дома в г. Верном без установленного плана. Названным мировым судьей было дано Коткину поручение произвести при участии сведущего лица осмотр дома Габдулвалиева.

15 мая, пригласив верненского городского архитектора Гурдэ в качестве эксперта, Коткин приехал на место постройки и вызвал туда Габдулвалиева, предупредив последнего о цели его вызова. Увидев Гурдэ, Габдулвалиев, возвысив голос, спросил его: «Что тебе надо?». Гурдэ ответил: «Позвольте план». Передав план, который был составлен им после возбуждения вышеупомянутого уголовного преследования, Габдулвалиев стал кричать, обращаясь к Гурдэ: «Что, тебе деньги нужны? Я тебе покажу! Больше архитектором не будешь! Что такое — Гурдэ? Наш (т. е. — я) больше тебя! Это тебе не Россия — составлять протоколы. Двести домов покажу, которые построены по плану, сделанному Гурдэ неправильно! Городскому голове строить можно, а мусульманам нельзя! Их давить нужно, но они покажут. Меня на свете не будет, а ты не будешь архитектором!»

Затем Гурдэ и полицейский пристав отправились в канцелярию последнего для составления акта осмотра дома. Туда же явился Габдулвалиев и в присутствии названных лиц, а также помощника полицейского пристава Гилева и мещанина Титова стал кричать: «Гурдэ нечестный, неправильный человек!» и, наконец, обратившись непосредственно к Гурдэ, Габдулвалиев крикнул: «В Думе скажу всем, что Гурдэ — нечестный человек!»…

Привлеченный к следствию в качестве обвиняемого в оскорблении на словах городского архитектора Гурдэ, находившегося при исполнении служебных обязанностей, Габдулвалиев не признал себя виновным в этом преступлении. При этом обвиняемый объяснил, что он уже давно сердится на Гурдэ, который лет пять пред тем отказался перестроить его магазин и, кроме того, не разрешил ему построить лавку при мечети…»

Стоп, меня насторожила эта фраза «…лет пять пред тем отказался перестроить его магазин…». Что это может означать? Но пока…

Вопросов больше, чем ответов

Забегая вперед, скажу, что самое интересное оказалось в конце дела. Работаю дальше. Идет открытое судебное заседание, допрашиваются свидетели, выступают прокурор и защитник, подсудимому предоставляется последнее слово. И вдруг нечто совершенно неожиданное — «Дело судебного следователя Верненского окружного суда Е. Войцеховского по обвинению верненского купца Исхака Габдулвалиева по 1 ч. 286 ст. Уложения о Наказаниях. Начато — 16 мая 1901 г., окончено — 31 мая 1901 года».

Ничего не понимаю, потом начинаю медленно соображать: почему-то то, что должно быть в начале архивного дела, само следствие, оказалось в конце: постановление о приступе к следствию, протоколы допросов свидетелей и обвиняемого.

Читаю протокол допроса Габдулвалиева. Интересно, интересно… «Дело в том, что еще пять лет тому назад Гурдэ строил мне магазин, но потолки последнего оказались низкими, а затем, когда я обращался впоследствии к Гурдэ через приказчиков с просьбой перестроить магазин, он наотрез отказался, говоря: «И за 1000 рублей не возьмусь…».

Итак, вот оно!..

МАГАЗИН В НАЧАЛЕ ВЕКА
 
Начинаю сопоставлять даты и факты. Разрешение на постройку магазина Габдулвалиев получает в конце 1895 года, в 1896 году Гурдэ строит ему магазин, что вполне реально по срокам. Прибавим к 1896 году пять лет и получаем искомый 1901 год, в котором и происходили описываемые события.

Таким образом, ранее мною цитируемый текст из старой энциклопедии в свете новых фактов из архивных документов надо бы переписать так: «Это здание является памятником архитектуры конца XIX века, построено в 1896 году по проекту архитектора П. В. Гурдэ для магазина Исхака Габдулвалиева». В этом я уверена на 99 процентов. И все же как человек всегда сомневающийся один процент я оставляю на свои сомнения, хотя все указывает на справедливость моих суждений и выводов. Необходимо найти еще один документ, а именно сам проект магазина «в двух листах», как писал в своем заявлении в Верненскую городскую управу Габдулвалиев.

Из своего опыта работы с такими документами я знаю, что чаще всего к заявлениям такого рода прилагались и проекты. В данном случае в деле самого проекта нет, а только переписанная секретарем надпись на проекте: «1895 года августа 14 дня настоящий проект как удовлетворяющий требованиям устава строительного Верненскою городскою управою утверждается». Так что поиск продолжается.

В этом деле есть еще один любопытный документ, который наводит на определенные размышления.

Господину прокурору Верненского окружного суда

В моем производстве находится дело по обвинению Ташкентского 1-й гильдии купца Исхака Габдулвалиева по 1 ч. 286 ст. Уложения о Наказаниях в оскорблении Верненского городского архитектора Гурдэ при исполнении последним служебных обязанностей.

Вчера, 21 мая, в 9 часов утра Габдулвалиев явился ко мне на дачу и объяснил мне, что он желает переговорить со мной относительно означенного дела. Я заявил, что все деловые разговоры у меня происходят в камере, но не на частной квартире. Габдулвалиев, тем не менее, продолжал настаивать на своем, говорить мне о том беспокойстве, какое причиняет ему данное дело и, наконец, подсев ко мне поближе (оба мы сидели на веранде), вполголоса сказал мне: «Дам пять тысяч и пять тысяч после окончания дела».

Я прогнал после этого Габдулвалиева, и последний, уходя, несколько раз произнес: «Извините».

Здесь я должен оговориться. Габдулвалиев произнес слова с туземным акцентом, ввиду чего я не могу положительно утверждать, было ли произнесено слово «тысяч» или «сот», тем более что указанная выше фраза им была произнесена вполголоса.

Во всяком случае, я категорически утверждаю тот факт, что Габдулвалиев предложил мне взятку за благополучное направление дела в его пользу.

Об изложенном имею честь сообщить Вашему Высокородию на зависящее распоряжение».

И. д. судебный следователь Е. Войцеховский, 22 мая 1901 года

Примечание А.Ляхова:

15 июля 2009 года имеющее историческую и архитектурную ценность здание Дома ткани «Кызыл тан» на пересечении улиц Жибек жолы и Кунаева могло полностью сгореть в огне, но, благодаря самоотверженным и грамотным действиям наших пожарных, его удалось спасти. О чем можно узнать из материала в Википедии, заметки Адиля Нурмакова «Черный день «Красного утра» на сайте «Алматы сегодня» и видео пользователя tokhtakhunov на YouTube (см. ниже).

© Неля БУКЕТОВА, краевед
Опубликовано в газете «Вечерний Алматы», 10 апреля 2008 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета