ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Тайны Горельника

ГОРНЫЕ СТРЕЛКИ ИЗ ГОРЕЛЬНИКА

А
вторы военно-научных трудов единодушны в оценке влияния гор на организацию и ведение боевых действий. Крутые подъемы и спуски, узость долин, ограниченное количество и невысокое качество дорог, затруднения в связи между частями и подразделениями, а порой и в ориентировании, малочисленность поселений, слабая их заселенность — все это затрудняет передвижения войск и до, и во время боя, снижает возможности их сосредоточения, сужает сферу огня и чрезвычайно затрудняет атаку.

ПАВЕЛ БЕЛАН

Павел Белан
 
В X веке появился первый труд о войне в горах. Византийский военный теоретик Никифор Фока написал свой трактат, получивший в русском переводе название «О сшибках с неприятелем».

Первые воинские формирования, специально созданные и обученные для действий в горах, возникли в армии Тамерлана (XIV век), а в Европе лишь в начале XVIII века во Франции. Но до фактического оформления в самостоятельный вид сухопутных войск прошло еще почти сто лет. Позже подразделения альпийских стрелков появились в Италии. В Австро-Венгрии они назывались тирольскими стрелками, в Германии и Греции — горнопехотными, а в Китайской народно-революционной армии — легкопехотными подразделениями, частями и соединениями.

В Красной Армии горнострелковые и горнокавалерийские дивизии, части и подразделения других родов войск существовали с 20-х годов и дислоцировались в основном в Закавказье и Средней Азии.

Накануне Великой Отечественной войны имелось 16 горнострелковых дивизий. Как пишет бывший офицер 9-й стрелковой дивизии А. М. Гусев, структура их отличалась тем, что полки не имели батальонного звена, располагали кроме автомашин вьючным транспортом — лошадьми или ослами. По его словам, горные соединения не имели ни специального снаряжения, ни обмундирования. Не учитывалась специфика их жизни и учебно-боевой деятельности, а также рацион питания, не отличавшийся от рациона частей на равнине.

«Мы, альпинисты, — писал фронтовик, — еще до войны не раз обращались в управление горной, лыжной и физической подготовки Красной Армии с предложением использовать наш опыт для горной подготовки войск. Но нередко слышали в ответ: «Нам на Эльбрусе не воевать». Но воевать в горах, в том числе и на Эльбрусе, пришлось.

Летом 1942 года, восстановив силы после поражения под Москвой и используя ошибки советского Главного командования, враг в Харьковском сражении вернул инициативу, захватил Донбасс, Северный Кавказ и передовыми подразделениями 49-го горнострелкового корпуса овладел некоторыми перевалами Главного Кавказского хребта. Для удержания оставшихся и освобождения утраченных нужны были специально подготовленные войска. А их не было.

«Как известно, — пишут военные историки Закавказья, — большинство горнострелковых дивизий, готовившихся в Закавказском военном округе в мирное время, было переброшено на другие фронты».

Как свидетельствуют рассекреченные документы Генштаба Вооруженных Сил СССР, четыре горнострелковые дивизии — 44, 58, 72 и 192-я — прекратили существование во второй половине сентября 1941 года. Надо полагать, они погибли в кольце окружения восточнее Киева. 47 и 63-я были расформированы в июле 1942, шесть других (194-я в августе, 88-я в сентябре 1941 года, 302-я в марте-апреле, 20-я в мае, 77-я в ноябре 1942-го, 9-я в сентябре 1943 года) были переформированы в стрелковые. При этом следует отметить, что до и после переформирования сражались они стойко и умело. Четыре бывшие горнострелковые дивизии заслужили звание гвардейских.

Более счастливой оказалась судьба горной кавалерии. Из тринадцати кавдивизий Красной Армии предвоенных лет четыре были горнокавалерийскими — 17, 18, 20 и 21-я. Им не довелось сражаться в горах, но и на равнине они действовали успешно как в оборонительных, так и в наступательных боях.

Когда противник вышел к Кавказу, там, кроме 9-й горнострелковой дивизии, горных войск не оказалось. Срочно пришлось формировать их, и после минимально необходимой подготовки вводить в бой. На оборону перевалов бросили 16 спешно созданных отрядов из курсантов военных училищ и запасных частей, дислоцированных в Закавказье. Каждый из них состоял из роты стрелков, пулеметного и минометного взводов и отделения саперов.

С задачей удержания перевалов до подхода основных сил противника эти отряды справились, но для изгнания врага с гор нужны были более крупные и лучше обученные, оснащенные части. 15 июля 1942 года на базе 78-й морской стрелковой бригады разворачивается 318-я горнострелковая дивизия. 29 августа того же года 242-я стрелковая переформируется в горнострелковую. Одновременно группа офицеров во главе с героем Одессы и Севастополя генерал-майором, заместителем командующего Закавказским военным округом, до войны командовавшим горнострелковой дивизией в Средней Азии И. Е. Петровым, создает 12 особых горнострелковых отрядов (ОГСО). Каждый такой отряд состоял из батальона стрелков, артиллерийской батареи, минометной роты и взвода саперов. В январе 1943 года они были сведены в отдельную горнострелковую бригаду особого назначения. В организации и обучении этих отрядов широко использовался опыт горных войск Красной Армии, а также трофейные документы и показания пленных солдат и офицеров противника.

В конце октября 1943 года в распоряжении командования Закавказского фронта имелось уже три горнострелковые бригады, срочная высадка которых в районе Туапсе создала перелом в ходе оборонительных боев за этот город.

В подготовку горных стрелков включились войска и военные комиссариаты других регионов страны. Наряды по их обучению получила и наша республика, к началу войны накопившая первый опыт организации альпинистского спорта.

Днем рождения альпинизма в Казахстане считается 17 июля 1930 г., когда преподаватель физкультуры школы № 10 Алма-Аты Григорий Белоглазов, директор Центрального музея республики Владимир Горбунов, фотограф Александр Берггрин и москвич, член Центрального совета общества пролетарского туризма и экскурсий Иван Мысовский поднялись на Мало-Алматинский пик. В 1935 году на этот пик совершили восхождение 250 комсомольцев тогдашней столицы Казахстана во главе с одним из зачинателей альпинизма в республике — Виктором Матвеевичем Зиминым. Вскоре гора получила новое название — пик Комсомола.

В 1936 году близ Алма-Аты была открыта первая в нашей республике туристская база «Горельник», сыгравшая заметную роль в развитии нового вида спорта. Перед войной уже имелось несколько таких баз, созданных Добровольными спортивными обществами (ДСО), профсоюзами или крупными предприятиями. Только за 1940 год в них получили подготовку 643 альпиниста. Те, кто достиг призывного возраста, влились в ряды защитников Родины. Сделать альпинистов горными стрелками было нетрудно. Но призывали их на общих основаниях и зачисляли в формировавшиеся части кем угодно, но не горными стрелками; такой военно-учетной специальности наркомат обороны не знал.

Наряды по подготовке горных стрелков в нашей республике получили военкоматы Восточно-Казахстанской, Алма-Атинской, Джамбулской и Южно-Казахстанской областей. В выполнение их включились государственные органы власти, комсомольские и профсоюзные организации, коллективы предприятий и учреждений. Координировали усилия партийные комитеты всех уровней через созданные перед войной военные отделы. В масштабах республики это делали сотрудники военного отдела ЦК КП(б)К, во главе которого стоял майор в отставке Павел Борисович Алексеев. Военную службу он начал еще в царской армии, с апреля 1918 по август 1937 года в Красной Армии прошел все командные должности от командира взвода до командира полка и инспектора боевой подготовки Казахского пограничного округа.

Военкомат Казахской ССР дал задания областям подготовить горных стрелков и организовать для этого военно-учебные пункты (ВУПы). Командование САВО и Центральный совет общества содействия оборонному, авиационному и химическому строительству (Осоавиахим) Казахской ССР подобрали командиров и преподавателей военных дисциплин, советы ДСО — инструкторов альпинизма. Исполкомы областных и районных советов депутатов трудящихся, предприятия и учреждения нашли помещения, выделили транспорт.

Много усилий пришлось приложить, чтобы обеспечить ВУПы специальным альпинистским снаряжением, обмундированием и обувью. Учебный лагерь альпинистов «Туюк-Су» (ДСО «Локомотив Востока») передал им 60 костюмов, 170 пар горных ботинок, 77 палаток, 142 ледоруба, все имевшиеся скальные и ледовые крючья, кошки железные, альпинистскую веревку. Так же поступил и спортивный коллектив Московского авиационного института, прибывший в Алма-Ату в порядке эвакуации. Наркомат рыбной промышленности Казахстана изыскал 2 тонны сизальской пеньки, из которой местные предприятия столицы изготовили альпинистскую веревку. В Чимкенте обнаружили 5 тысяч штук трофейных кошек, поступивших на переплавку. Многое сделали заводы и фабрики, мастерские промысловые артели. ВУПы горных стрелков удалось обеспечить минимумом необходимого горного инвентаря и снаряжения.

В четырех областях республики создали 26 ВУПов горной подготовки. В них после 110-часового курса начальной военной подготовки обучались допризывники. Вначале без отрыва от производства изучалась 180-часовая программа, затем еще 48 часов на сборах. Во втором полугодии 1941 года в республике обучили 2390 горных стрелков, а в 1942 году — еще 1067 человек.

Естественно, такого количества не хватаю. К тому же и уровень профессионализма был невысоким. Дело стопорилось из-за недостаточного количества и невысокой квалификации инструкторов. Первым понял это и предложил реальный путь решения задачи начальник отдела альпинизма Комитета по делам физкультуры и спорта при Совнаркоме Казахской ССР (Рескомфизкульт) М. Т. Погребецкий.

Родился и вырос Михаил Тимофеевич Погребецкий на Украине. Стал врачом-невропатологом, но успешно освоил добрый десяток других специальностей, в том числе археолога, географа, метеоролога и гляциолога. В первой мировой войне заслужил Георгиевский крест и медаль, а в мирные годы — орден Трудового Красного Знамени. Широкую известность получил благодаря своим научным экспедициям и покорениям около сотни горных вершин на Кавказе и в Средней Азии. 11 сентября 1931 года он первым совершил восхождение на высочайшую вершину Тянь-Шаня — Хан-Тенгри. В числе первых получил и звание мастера альпинизма и заслуженного мастера спорта СССР, стал членом Украинской ассоциации востоковедения и многолетним президентом ассоциации альпинистов Украины. В начале войны был эвакуирован из Харькова в Алма-Ату и вскоре возглавил отдел альпинизма Рескомфизкульта и Алма-Атинский ВУП по подготовке горных стрелков. Работал много и плодотворно, но считал, что сделано мало. Уже в 1942 году М. Т. Погребецкий обращается к руководству Рескомфизкульта, в Правительство республики и Наркомат обороны СССР с предложениями и конкретными планами расширения и улучшения качества подготовки горных стрелков и инструкторов горнолыжной подготовки.

19 сентября 1942 года Совнарком и ЦК КП(б)К приняли совместное постановление о развитии альпинизма в республике. Основная работа по его выполнению планировалась на 1943 год и возлагалась на Казвоенкомат и Рескомфизкульт. Первый должен был подобрать контингент учащихся из числа допризывников, второй — инструкторов альпинизма, а также организовать работу ВУПов. Рескомфизкульт, взвесив свои возможности, обратился во Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта с предложением организовать в Казахстане школу инструкторов альпинизма.

8 марта 1943 года Совнарком СССР принял постановление о создании в горах Заилийского Алатау Всесоюзной школы инструкторов горной подготовки. Всю работу школы, учебу и взаимоотношения между курсантами и с командно-инструкторским составом надлежало строить на основе четкой воинской дисциплины и регламентировать Уставами Красной Армии, правилами внутреннего распорядка.

Подчинялась школа Всесоюзному комитету по делам физкультуры и спорта при СНК СССР и финансировалась из союзного бюджета. При контингенте курсантов в 60 человек предполагалось расходовать на каждого по 40 рублей на учебные нужды и по 400 рублей на альпинистское снаряжение. Питание обучающихся предстояло оплачивать организациям Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Туркмении, командирующим своих людей на учебу.

Сразу после получения решения Правительства СССР о создании школы начались работы по обустройству переданных ей зданий и служб туристской базы «Горельник». Одновременно шел подбор командиров и инструкторов альпинизма. М. Т. Погребецкий знал многих специалистов, лично приглашал их на работу. В итоге ему удалось сформировать коллектив знающих и любящих дело специалистов.

Начальником штаба школы был назначен известный Погребецкому альпинист старший лейтенант Михаил Эдуардович Грудзинский, прибывший из Астрахани, где он лечился в госпитале. Какое-то время он передвигался еще на костылях, но, проявив волю и настойчивость, добился права участвовать в учебно-боевых походах и восхождениях.

Начальником учебной части был назначен инструктор горной подготовки сержант Юрий Николаевич Менжулин. Он родился в 1923 году в Алма-Ате, с 12 лет ходил в горы и к окончанию средней школы покорил несколько вершин Заилийского Алатау. Мечта о море привела его в Ленинградское военно-морское училище имени М. В. Фрунзе. С началом войны старшекурскники досрочно были выпущены лейтенантами, а первокурсников перевели в Бакинское военно-морское училище. Вскоре, в связи с тяжелыми потерями на фронте, курсантов артиллерийского отделения, на котором учился и Менжулин, передали в Рязанское артиллерийское училище. Однако и Рязань пришлось покинуть — училище эвакуируется в Талгар. Побывав дома, Юрий узнал, что его разыскивает М. Т. Погребецкий. Вскоре Менжулина переводят в школу инструкторов горной подготовки. Так он оказался во главе ее учебной части. Должность эту он занимал до выпуска первого набора курсантов, но работа под руководством большого мастера альпинизма, общение с опытными горовосходителями и организаторами помогли Юрию стать одним из ведущих работников школы. А с 1944 года, успешно окончив курс артиллерийского училища, Ю.Н.Менжулин уже на фронте. Отличился во многих боях не только как корректировщик огня батарей, но и как альпинист: его рекомендации помогли частям освоить методы транспортировки и особенности ведения огня в горах.

Демобилизовался Юрий Николаевич в 1947 году в звании капитана, успешно окончил Уральский политехнический институт в г. Свердловске и свыше 30 лет работал в лаборатории редких металлов Института металлургии и обогащения АН КазССР. Он — автор 85 научных работ, в том числе 15 изобретений. До самого последнего времени с увлечением занимался альпинизмом и горнолыжным спортом. Три года удерживал титул чемпиона республики по слалому, был заслуженным тренером Казахстана.

Со второго набора курсантов учебной частью школы руководил инструктор Г. П. Коленов, заслуживший уважение командно-инструкторского состава и курсантов.

Военным руководителем (военруком) школы и командиром курсантской роты стал старший лейтенант Н. Д. Слободчиков. Он же преподавал военные дисциплины вместе с лейтенантами В. И. Пащенко, П. Н. Семеновым и прибывшими уже после начала занятий лейтенантом Шпрехером, капитаном Николаем Шевченко, младшими лейтенантами Русаком и Учителевым. Офицеры со второго набора назначались командирами взводов. Курсантских взводов в каждом наборе было два, а прибывавшие на стажировку офицеры и сержанты из воинских частей зачислялись в дополнительные взводы.

Инструкторами горной подготовки стали в основном альпинисты Алма-Аты. Из них в документах школы чаще других упоминаются имена Н. Воинова, Ю. Ф. Гудкова, Т. Глазунова, В. А. Колодина, В. Н. Неаронского, В. М. Станкевича, В. П. Шильдкнехта. Инструкторские должности в школе заняли и некоторые ее выпускники. В их числе — А. М. Карапетьян, П. П. Кривенцов, Г. М. Сивицкая, Е. И. Сосенкова, А. И. Томберг, Г. А. Щур. Инструктора назначались командирами курсантских отделений и вели занятия по горнотехническим дисциплинам.

Подготовительные работы продолжались до августа 1943 г. Одновременно военкоматы отбирали будущих курсантов. В большинстве своем это были комсомольцы-добровольцы из числа прошедших обучение по 110-часовой программе Всеобуча. Прибыв в Горельник, они проходили регистрацию и сдавали зачеты по нормативам физической подготовки. Лишь после этого зачисленные распределялись по взводам и отделениям.

Занятия по расписанию начались 3 августа 1943 года. В 6 часов утра началась зарядка и уборка помещений. Затем курсанты выстраивались на линейке. Зачитывались приказы руководящих инстанций и начальника школы, сообщались важнейшие сведения о событиях на фронте и в жизни страны. В 7 часов 30 минут — завтрак. С 8 до 15 и после обеда с 16 до 18 часов — занятия по расписанию. Последующие два часа отводились труду по благоустройству лагеря, ликвидации последствий снегопадов или дождей. В 20 часов ужинали и 50 минут отводилось на так называемое личное время. В 21 час 50 минут проводилась вечерняя проверка, и в 22 часа объявлялся отбой.

Учебный план школы был довольно насыщенным. Всего на обучение инструкторов горной подготовки выделялось 478 часов. Из них на теоретические занятия планировалось 111 часов и 367 — на практические.

46 часов — 30 теории и 16 практики — отводилось общему курсу, который должен был дать минимум знаний о процессах горообразования и краткую характеристику горных районов СССР и зарубежных государств. Их дополняли основы гляциологии и метеорологии, военной географии и топографии. Изучались также анатомо-физиологические основы альпинизма и личной гигиены альпинистов. Вели этот предмет начальник школы и наиболее подготовленные инструкторы и врачи.

Прямым продолжением общего курса являлся раздел о первой медицинской помощи (4 часа теории и 12 практики), занятия по физической подготовке, 4 часа лекционных и 22 часа практических посвящались вопросам организации и методике проведения утренней зарядки, преодолению полосы препятствий и штыковому бою.

Наибольшее количество учебных часов — 37 теории и 97 практики — отводилось специальной альпинистской (в расписании она именовалась горнотехнической) подготовке. Курсантов знакомили с опасностями, которые порождаются самой природой — отвесные скалы, ледниковые трещины, крутые снежные склоны, скользкая трава и осыпи на обвалах, острые хребты, камнепады, обвалы висячих ледников, нависающие снежные карнизы и лавины. Изучались и угрозы атмосферных явлений — грозы, сильное похолодание, снежные бури, штормовые ветры, интенсивное таяние снегов и образование лавин. Не меньше внимания уделялось и тем опасностям, которые зависели от самого альпиниста, от состояния его здоровья, качества снаряжения, уровня подготовки и характера, а также от обеспеченности продуктами питания и необходимыми медикаментами.

Изучались вопросы организации восхождений на вершины в одиночку и группами, в неурочное время года, в плохую погоду или сразу после нее, особенности движения по горным тропам, травянистым склонам и осыпям, техника движения по скалам, снегу и льду. Специальные занятия посвящались преодолению горных рек и ущелий, технике и приемам при движении в связке, а также организации бивуаков и спасательной службы в горах. Курсантов знакомили и со способами использования горных опасностей в борьбе с врагом.

92 часа — 10 теории и 82 практики — отводилось горнолыжной подготовке.

Военные дисциплины изучались четырьмя блоками: за строевой подготовкой одиночного бойца и в составе отделения (14 часов практических занятий) 6 часов отводилось изучению общевоинских уставов Красной Армии (уставы дисциплинарный, внутренней и гарнизонной службы). Затем шла огневая подготовка, дававшая сведения о стрелковом оружии (5 часов теории) и практическое освоение приемов подготовки и стрельбы из него, а также метания гранат и бутылок с горючей смесью (22 часа практики).

На горнотактическую подготовку предусматривалось 32 часа. Из них всего 2 часа выделялось общим основам боевых действий в горах, а остальное время — боевым действиям бойца и отделения в подготовке пути, в разведке, в дозоре, в полевом карауле и на сигнальном посту, в атаке переднего края обороны противника, а также действиям в тылу врага и при отражении его наступления. Будущему инструктору давали также минимум необходимых знаний и навыков по методике его будущей работы в подразделении горных стрелков (13 часов классных занятий и 18 — инструкторской практики).

Завершали подготовку инструкторов восхождения на вершины и горнотактические походы с решением учебно-боевых задач (54 часа). Причем проводились восхождения днем и ночью, а походы продолжались от двух до четырех суток в различных погодных условиях. Восхождения проводились по нарастающей степени трудности на ледник Туюк-Су, пики Школьник, Молодежный, Амангельды и другие. Горнолыжные походы совершались в верховья Малой Алма-Атинки или в ущелье Левого Талгара через перевалы на высоте 3000 и 3100 метров над уровнем моря.

Горнотактические учения проводились в Чимбулаке, по пути к леднику Богдановича или в верховьях ледника Туюк-Су (на высоте 3800 метров над уровнем моря). Учебно-боевые задачи при этом отрабатывались разные: «Лыжный отряд в обороне перевала», «Наступление лыжного отряда на противника, обороняющего перевал», «Преследование отходящего противника», «Ликвидация группы вооруженных дезертиров» и другие. При этом учения, как правило, проводились двусторонние, днем и ночью, в туман и вьюгу, с устройством искусственных лавин и камнепадов, а часто и со стрельбами из стрелкового оружия и минометов.

М. Т. Погребецкий и его ближайшие помощники много заботились о повышении профессиональной подготовки и методического уровня офицеров и инструкторов горной подготовки. В основе такой работы была продуманная система командирской учебы и инструкторских восхождений на вершины гор. Самым результативным оказался, пожалуй, инструкторский поход под руководством Г. П. Коленова 9–23 сентября 1944 года. Его участники — 10 инструкторов и младших инструкторов — за две недели сделали первовосхождения на пики М. Ж. Маметовой, М. Т. Погребецкого, А. И. Покрышкина и Т. Тохтарова, классификационные восхождения на пики З. А. Космодемьянской, В. В. Маяковского, «Локомотив Востока», имени Г. К. Орджоникидзе, а также горный траверс всех вершин «Иглы Туюк-Су».

Успеху учебно-воспитательной деятельности содействовала внеурочная культурно-массовая работа. По количеству проведенных мероприятий на первом месте стояли вечера отдыха с танцами и хоровым пением. Далее следовали кинофильмы, просматривавшиеся в клубе эвакогоспиталя, который размещался тогда в зданиях дома отдыха «Медео». Курсанты иногда дежурили в палатах раненых и больных воинов, а в клубе встречались с врачами и выздоравливающими и слушали их рассказы о ходе войны и подвигах фронтовиков.

Очень много давали периодически проводившиеся у костра встречи с преподавателями школы. Особенно запомнились рассказы М. Т. Погребецкого о его экспедициях в глубь неисследованных районов СССР и Китая, прилегающих к высочайшей вершине Тянь-Шаня — Хан-Тенгри, а также П. Н. Семенова — о боевых действиях советских лыжников в советско-финляндской войне 1939–1940 гг.

Увлеченность обучающихся, квалификация обучающих и стремление тех и других сделать все необходимое и возможное для обеспечения победы над врагом увенчались результатами. К окончанию войны школа провела пять сборов юношей и девушек из четырех соседних республик. Первые продолжались с 1 августа по 30 сентября 1943 года и выпустили 48 инструкторов, младших инструкторов и стажеров горной подготовки. Вторые — с 28 ноября 1943 года по 27 января 1944 года — окончили 44 человека. Третьи — с 11 марта по 29 мая 1944 года — 54 и четвертые — по неполной программе, с 4 февраля по 3 марта 1945 г. — 46 стажеров. Всего с августа 1943 по март 1945 года всесоюзная школа инструкторов горной подготовки обучила 187 инструкторов и младших инструкторов и 46 стажеров горной подготовки.

Если в первом выпуске все окончившие обучение были мужчинами, то во втором их оказалось 36 процентов, в третьем — около 75, а в четвертом лишь 10 процентов. Остальные — представители «слабого» пола. Девушки на деле доказали, что могут освоить и такие нелегкие воинские специальности, как специальности горного стрелка и инструктора по их подготовке.

Командно-инструкторский состав школы в перерывах между сборами будущих инструкторов (а часто и одновременно с ними) проводил работу с офицерами, сержантами и рядовыми воинских частей САВО, алма-атинского батальона выздоравливающих и Казахского пограничного округа. За военные годы прошло 9 таких сборов. По поручению Рескомфизкульта состоялось также 4 сбора организаторов физкультурного движения и тренеров-горнолыжников. Инструктора школы привлекались и для инспектирования ВУПов по подготовке горных стрелков в других областях Казахстана. На занятиях школы снимались учебные фильмы и отдельные сюжеты по организации и методике проведения занятий в подразделениях, находившие широкое применение в работе ВУПов и воинских частей, готовивших воинов для войны в горах.

Подводя итоги деятельности школы, А. Ф. Туфан, преемник Погребецкого, с полным основанием заявил, что все задания Родины по обучению инструкторов горной подготовки были выполнены. Армия получила свыше десяти тысяч горных стрелков. По другим сведениям, школа за два года существования обучила 1500 инструкторов и 12 000 горных стрелков. Уточнить эти цифры удастся, по-видимому, лишь после изучения соответствующих документов фондов Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при СНК и Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, которые ныне малодоступны по финансовым причинам.

Прошли десятилетия. Славные традиции горовосходителей и горных стрелков 30–40 годов достойно продолжают гражданские и военные альпинисты нашего времени. Они покорили все наиболее высокие вершины Азии, Африки и Европы, в том числе и высочайшую из них — Эверест (8848 метров над уровнем моря). Группа альпинистов спортивного клуба армии САВО во главе с заслуженным мастером спорта Ервандом Тихоновичем Ильинским в канун нового, 1980 года успешно выполнила очень трудную и ответственную задачу по розыску в горах Афганистана останков погибшей при авиакатастрофе группы советских офицеров.

Продолжают традиции и воины отдельного горно-егерского батальона, дислоцирующегося в Южном военном округе. Но и те, и другие, спортсмены и горные стрелки, нуждаются в большем внимании со стороны общественности и командования Вооруженных Сил Республики Казахстан.

***

Автор выражает благодарность работникам Архива Президента, Центрального государственного архива и Центрального архива кинофотодокументов и звукозаписей Республики Казахстан, Архива Института металлургии и обогащения НАН РК, а также Ю. Н. Менжулину и Л. А. Могильной за содействие в сборе материалов и консультации при работе над текстом статьи.

© Павел БЕЛАН, главный научный сотрудник Института истории и этнологии имени Ч. Ч. Валиханова МОН РК, доктор исторических наук. Фото Тахира САСЫКОВА
Опубликовано в журнале «Простор», №5 (май), 2005 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета