ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Алматинский апорт

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ ЯБЛОНЯ

Л
еса бывают хвойные, лиственные, тропические. А бывают яблоневые. Может, для кого-то, как, например, для академика Аймака Джангалиева, это словосочетание и звучит обыденно и ничуть не странно, но для меня это чем-то сродни открытию. Сам же Аймак Джангалиев — ботаник с мировым именем — посвятил этим лесам свои научные труды и долгую плодотворную жизнь ученого.

АПОРТ
 

— Насколько я знаю, существует теория, что прародина всех яблок в мире лежит здесь, в горах Алатау. Когда ученые заинтересовались казахстанскими яблоками?
— Почему наука утверждает, что все нынешние сорта яблок произошли от дикой яблони Казахстана? Существуют работы выдающегося генетика Николая Ивановича Вавилова. Он, как известно, был арестован по наветам лысенковщины за пропаганду буржуазной ««лженауки» — генетики. Николай Вавилов написал выдающуюся работу «О центрах происхождения культурных растений». В 1929-м он, приехав с экспедицией в Заилийский Алатау, так описал свои впечатления: мы находимся в замечательном генетическом центре происхождения яблок мира, некоторые формы настолько хороши, что их можно сейчас перенести в сад. С наследия этого великого ученого, обосновавшего теорию происхождения культурных видов растений от диких видов, и началось признание казахстанской яблони.

Его работы произвели на меня глубочайшее впечатление. Я окончил сельскохозяйственный институт, плодово-овощной факультет, был ассистентом на кафедре знаменитого ученого Чеховича, тоже, кстати, сосланного за принадлежность к буржуазной генетике сюда, в Алма-Ату. Он меня рекомендовал в аспирантуру Тимирязевской академии в Москве. В 1941 году 9 июля я защитил диссертацию, а 10-го уже отправился на войну. Демобилизовался, с тех пор работал в Казахстане. Мысль Вавилова о том, что прародина всех яблок мира находится здесь, в наших горах, меня не оставляла все это время. И я начал готовить докторскую под названием «Яблоневые леса Джунгарского и Заилийского Алатау и биологические основы их использования». Эту работу я защитил в альма-матер всех наших ботаников — Ленинградском институте ботаники — и с того времени она стала делом всей жизни.

— Неужели яблоки распространились прямо отсюда по всему миру?
— В мире существует 27 видов диких яблонь. Но почти все они не представляют интереса ни для непосредственного употребления в пищу, ни для селекции. Я подумал: чем писать толстые тома, лучше вывести новые сорта из диких яблонь. Как доказали раскопки, наша яблоня существовала еще в середине мелового периода. Биологический словарь Академии наук СССР датирует время происхождения яблони Сиверса — дикой яблони — 165 миллионами лет тому назад. Казахи, жившие в здешних предгорьях, сеяли не только зерновые, но и разводили плодовые деревья из лучших форм казахской дикой яблони.

Через эти места в древности проходил Великий шелковый путь. Отсюда вместе с караванами яблоня стала распространяться на восток и на запад. Впервые на местную яблоню обратил внимание петербургский ботаник Иоганн Сиверс. Узнав, что где-то в «далекой Киргизии» (земли Казахстана, как вы знаете, в то время называли так) есть неизвестный сорт этих плодов, он посетил Тарбагатайские горы. У казахского селения Урджар в 1796 году Сиверс впервые описал эти яблоки. Описал их следующим образом: «Здесь я встретил разнообразие яблок, похожих на наши рязанские яблоки яйцевидной формы».

Николай Вавилов ошибочно предполагал, что яблоня Сиверса, постепенно распространяясь по всему континенту, скрестилась с другими видами и исчезла сама как вид. Но, как выяснилось, она не исчезла. Группа английских ученых написала монографию, в которой есть данные о том, что яблоня Сиверса распространилась отсюда не только на восток, но и на запад. Как доказал английский ученый Дженифер в своей научной работе, все две тысячи культурных сортов яблок в Англии произошли от казахской дикой яблони. Именно из этой дикой яблони путем селекционного отбора я и вывел сорта-клоны Джангалиева. Моими исследованиями дикорастущей яблони заинтересовались и в США. И не зря! Поэтому мои труды и получили признание за океаном, были изданы Корнельским университетом и департаментом сельского хозяйства США.

Американцы испытали нашу дикую яблоню в 23 лабораториях, в различных климатических зонах. И установили, что деревья не мерзнут в холоде, хорошо переносят жару, устойчивы к болезням.

— Не получается ли так, что дикая яблоня интересна только палеоботаникам?
— Как сейчас выводят новые сорта? Берут яблоню с крупными вкусными плодами, скрещивают с другим, например, тоже культурным сортом. Но ведь ближайшие предки культурных сортов яблок не участвовали в естественной эволюции. В то время как дичка старше самого человека. Как я уже говорил, ей 165 миллионов лет, а сколько лет назад появился современный человек? То-то же. Дикая яблоня прошла естественный отбор и накопила уникальный генетический материал. Зарубежным фермерам приходится опрыскивать свои яблони раз сорок-пятьдесят за сезон. Потому что они крайне подвержены болезням и неустойчивы к вредителям. Долгие поколения селекционированных сортов привели к существованию мало приспособленных к жизни в дикой природе видов. Для дальнейшего развития разведения яблок ценный генетический материал нашей дикой яблони просто незаменим.

Из дички я вывел, например, такие сорта, как «Ася» и «Аскар», — я их назвал по именам внуков. У них прекрасные показатели содержания пектина и дубильных веществ. Сорта, выведенные на основе дикого вида, — настоящий сгусток витаминной пищи. Опытно-промышленное предприятие, организованное мной, выпускало из этих плодов сидр, кальвадос, соки, джемы и другую продукцию, на которую я получил авторские свидетельства.

— А не постигнет ли дичку судьба знаменитого алматинского апорта?
— Сейчас плодовые леса — яблоневые и абрикосовые — из-за неправильного ухода и невнимания исчезают. Ведь всю войну Талгарский спиртовой завод и Алма-Атинский плодоконсервный топили печи деревьями из этих лесов. Теперь в Заилийском Алатау осталось всего тридцать процентов тех лесов, что были когда-то. Я подготовил доклад в свое время по этому поводу для Высшей научно-технической комиссии. Если эти леса не восстановить искусственно моими сортами-клонами, то они исчезнут с лица казахстанской земли. Глобальный экологический фонд и Программа развития ООН создали по нашим материалам программу сохранения яблони. Они выделили на это дело средства, наше правительство тоже вложило деньги. Мы получаем деньги также от минсельхоза на промышленное внедрение моих сортов.

— Кстати, про апорт. Ведь именно это яблоко считают символом города…
— Апорт будет апортом только на диком подвое, и только в предгорной зоне. Вынесите плодовые сады за станцию Алматы I, и апорт станет по вкусу картошкой. Но символом города должен стать не столько апорт, сколько дикие яблоневые леса, дикое яблоко.

Но при этом нельзя в местах обитания дикой яблони сажать культурные сорта. Они скрещиваются, и получается так называемая полукультурка. Нельзя в местах произрастания диких растений бездумно внедрять культурные и чуждые этой местности растения.

Поэтому задача воссоздания яблоневых садов не так уж и проста. Ведь уже не раз задавались вопросом: сохранит ли город Алматы свое имя, если исчезнут дикие плодовые леса?

© Влад ФИЛИН, фото « Иван БЕСЕДИН
Опубликовано на сайте AlmaNews, 11 октября 2008 г.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета