ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Алма-Ата от А до Я в калейдоскопе событий

ЩЕГОЛИХИ В ШАЛЬВАРАХ

К
 началу прошлого века в Верном появились «значительные по архитектуре» магазины, общественные клубы, учебные заведения, — одноэтажные здания, украшенные ажурным литьем и гранитом низеньких крылечек, резным кружевом надверший и массивных ставен, уставленные рекламными щитами и вычурными вывесками: гостиницы «Европа» Грязнова, «Византия» Милобалашвили, «Отель» Прокофьева, ресторан «Париж» Коношенко, электротеатр «ХХ век» Сейфулина, магазин мод «Реноме» Румша, парикмахерская «Гигиена» Белова, бани «Термы» Титова и Жиленкова. Среди прочего, — художественной и словесной мишуры, — выделим магазины по продаже колониальных товаров Шахворостова и Габдулвалиева. Оба располагались по главной Торговой улице, соперничая друг с другом броским видом, модным товаром и безупречным обслуживанием. Первый, прозванный покупателями за щедрость и внимание к гостям «верненский Мюр и Мерелиз», торговый двор не сохранился. Второй, известный под современным названием «Кзыл Тан», прожил долгую купеческую жизнь, стоит и по наши дни.

ОДИН ИЗ МАГАЗИНОВ АЛМА-АТЫ

Магазин Исхака Габдулвалиева в советское время превратился в «Дом ткани», а затем — в «Кзыл Тан» (оригинал фото см. на сайте «Алматы и окрестности»)

Внешний вид горожан, модная одежда девиц и парубков, внутреннее убранство верненских домов и благоустройство улиц зависели от успеха многочисленных ремесленных заведений и заботливых мастеровых. В начале века среди местных щеголих и денди популярностью пользовались портные Мойша Калиш, Павел Чечерин, Егор Дегтянников, Алексей Колпаков, Павел Тимченков, Лаврентий Белов и мастер бешметов Мухамедгали Ташходжаев, белошвейки А.Г.Велижанина, А.П.Фомина, А.А. Черемных, чулочницы Т.И.Томилина и А.К.Хоенская, парикмахеры Е.М.Белов и Н.С.Виноградов. Мастеровые постоянно имели клиентов и многочисленные заказы, а потому жили безбедно. За шитье сюртука портные взимали в среднем от 5 до 8 рублей, дамского платья — от двух с полтинной до семи рублей. Тачать сапоги из товара заказчика местные умельцы брались за семь целковых. Месячная зарплата кухарки составляла от 4 до 8 рублей, горничной — от 3 до 6 рублей. Содержание кучера обходилось в 5-10 рублей, а дворника — от 4 до 6 рублей ежемесячно. Наемному рабочему по хозяйству, со столом и постоем у хозяина, обыкновенно платили 120 рублей в год.

Частная система обслуживания населения в Верном была необычайно развита. В городе процветали химчистка и красильня А.Т.Маталасновой, заливка галош Егора Гужева, имели известность сапожные мастерские Игнатия Булыгина, Семена Короткова, Спиридона Королева, Степана Налимова, Ивана Пащенкова, Федора Шевченко и Михаила Черепанова, популярны были артельщики по пошиву головных уборов Илья Гоголев, Самуил Гершун, Алексей Киселев и Селивестр Аринушкин, скорняжники Павел Рыжих и Алексей Тюпин.

Мода во все времена менялась вместе с окружающей средой. Кроме увлечения театром, модным считалось посещать новинки века — казино, игорные дома или сословные клубы, рестораны. Строительство железных дорог привело к увлечению путешествиями, а значит — к созданию дорожных костюмов. Поездки на курорты вызвали моду на купальные костюмы. В жизнь людей вошли фотография и кино, которые еще шире распространяли моду, делая ее интернациональной. Французские выкройки старались добыть все провинциальные дамы, так же, как местные дэнди — английские журналы мод. Впрочем, предметы отделки платьев и сам костюм в конце 19-го столетия стали изготовлять фабричным способом, тем самым, вычурные формы заказных платьев у дорогих портних сменились в следующем веке на стиль одежды, совместимый с трудовым образом жизни модниц.

На формы женского костюма влияла общественная жизнь и политика — стремление к эмансипации, борьба за образование, за гражданские права женщин. Появляются в широком обиходе юбки с блузками; костюмы, состоящие из юбки и жакета; обыкновенное пальто и даже куртка а ля Гарибальди. В начале прошлого столетия уже обнажилась ножка, правда, до щиколотки. Чтобы прикрыть вырез на платье, не скрывая при этом грудь и плечи, придумали парадную прозрачную блузку шемизетку. Была сделана дерзкая попытка ввести в моду короткий кринолин и длинные шаровары и, уж совсем неслыханное, юбку-шаровары. Несомненно, на экстравагантность щеголих повлиял театр, популярный русский балет «Шахерезада», оформленный художником Львом Бакстом. Одна из причин относительного упрощения одежды объясняется модным занятием спорта. Молодежь освоила велосипед, верховую езду, крокет, теннис, плавание. И лишь дорогие украшения подчеркивали богатство, превосходство над другими соперницами, носившие, в лучшем случае, вышивку, сутаж, кружева и блестки.

Женская фигура имела характерную форму, напоминающую слегка изогнутую латинскую букву S: «отставание» нижней части корпуса от верхней, наклоненная вперед «голубиная грудь» и втянутый живот. Приданию модной фигуре способствовал корсет, туго стягивающий талию до нормы — около 55 см в объеме. Но некоторые женщины предпочитали неприталенные платья, прозванные «реформаторским мешком».

Для модного стиля модерн в ходу были шелковые ткани с растительным орнаментом — шифон, тафта, крепдешин, а также репс, бархат — мягких, переливчатых тонов; бальные туалеты, украшенные бесчисленными оборками из модных белых и черных кружев. Чулки носили предпочительно черного цвета. Обувь была на каблуке, и туфли, и сапожки на шнуровке, высокие боты. В середине 19-го столетия появилась резиновая обувь.

В моде были высокая прическа с шиньоном различной формы на темени и валиками над лицом и непременными шляпами с большими полями, украшенные лентами, перьями, вуалью. Назывались они «шантеклер», и вошли в моду под влиянием одноименной пьесы Эдмона Ростана. Летом дамы носили соломенные шляпы типа мужского канотье. Перед Первой мировой войной появились в моде шляпки в стиле русского деревенского повойника и яркие сарафаны. Появляться дамам в обществе без шляпки не дозволялось. Дополнением к костюму служили длинные бусы, цепи, складные веера из перьев или тюля, усеянного блестками, лорнеты на шнурке вокруг шеи, боа или муфты, перчатки, меленькие сумочки на длинном шнурке, летом — кружевные зонтики, служившими одновременно тростью.

Костюм модника делился по назначению — визитный, бальный, домашний, каждодневный. Особенно элегантным считалось мужское английское пальто-гавелок с пелериной и мешкообразное пальто-сак. Его еще называли «николаевская шинель». Но чаще горожане носили бекеши — короткое пальто в талию, спереди отделанное шнурами. В конце века появились смокинги (первоначально — туалет для курения), к которому полагались черные брюки с черными шелковыми лампасами. Постепенно вышли из употребления цветные фраки, брюки светлых тонов, в полоску или в клетку. Однако, остались черные, более бесформенные, суженные книзу брюки мешкообразного покроя (кстати, шальвары или шаровары начали носить первыми мужчины: с 1881 года это был элемент национальной российской армии. Казаки их носили заправленными в сапоги).

К фраку надевали обязательно белый жилет. В моде мужских рубашек появился стоячий воротник с отворотами. Под фрак надевали белый галстук, завязанный бантом. В моде были манишки, заменяющие рубашки, и накрахмаленные манжеты. Обязательно было ношение монокля и платочка, в верхнем кармане сюртука, и элегантной тросточки. К началу века длинные, расчесанные на косой пробор волосы, часто завитые в локоны, бородку и усы, мужчины стали коротко стричь. Наиболее постоянным в моде головным убором был цилиндр, жесткая фетровая шляпа мелона или канотье. Позднее появился котелок и шапокляк — складывающийся цилиндр, удобный для визитов. По одежке, вернее, головным уборам, определяли место человека на социальной лестнице. В сельской местности каждый знал, что ему надевать — гречневик или шпилек, кучерскую или ямскую шляпы. Мода на обувь была более изменчива: носили ботинки на кнопках или со шнуровкой; открытые туфли надевали на балы; поверх обуви надевали штиблеты (что-то вроде кожанных или суконных гетр на пуговицах); острый нос обуви постепенно сменился на тупой, а каблук достиг пяти сантиметров.

предыдущая статья | наверх | следующая статья

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета