ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АЛМАТЫ

поиск

содержание

Творчество В.Н. Проскурина

Творчество других авторов

награда

БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

статистика



Rambler's Top100Rambler's Top100




«Очерки истории Алматы»
Алма-Ата от А до Я в калейдоскопе событий

РАДУЖНЫЙ КАМЕНЬ

Польские паны из Семиречья резали колыбташ на кабинетные вещи и отправляли на Всемирную выставку в Париже.

В
 июле 1849 года путешественник Александр Влангали изучал природу Прибалхашья и Джунгарского Алатау. В Копале он познакомился с казачьим офицером и местным краеведом Степаном Абакумовым, который совершил с ученым геологическую экскурсию на гору Карашокы. По пути они посетили юрту знаменитого в крае охотника, есаула Новоселова. Влангали обратил внимание на предметы быта, которые, оказалось, охотник вырезал из местного камня обыкновенным ножом — белые тарелки и чашки, с розоватым оттенком, подсвечник на столе, красная курительная трубка и серо-синяя пепельница. Хозяин не мог объяснить природу поделочного камня, с богатой палитрой красок от белого до темно-коричневого, с прожилками зеленого, желтого и синего цветов. Но с готовностью показал открытое им месторождение в западной оконечности Алтынэмельского хребта. Он называл камень колыбташем. По мнению же горного инженера Влангали, самородный камень принадлежал к одному из видов агальматолита. Местные охотники — мергени — использовали камень для отливки пуль и дроби. Кстати, на редкость удивительной была семиреченская дробь, которую отливали из местной серебросвинцовой руды. Редкими были и трофеи охотников — балхашские цапли, перья которых шли на модные дамские шляпки «шантеклер»…

АГАЛЬМАТОЛИТ

Так выглядит минерал агальматолита из Аркалыкского месторождения

Первая обработка колыбташа из другого, каскеленского карьера, для хозяйственных нужд строящегося Верного началась еще в 1858 году. Правда, тогда из него жгли известь. С годами поделочный камень был оценен, попал в коллекцию полезных ископаемых Семиречья, собранную первостроителем Павлом Зенковым. В июне 1875 года городские власти выдали патент на производство мрамора (так колыбташ был назван в документе), бесплатно, сроком на 90 лет, предпринимателю Яну Поклевскому. Прежде он выезжал на гранильные заводы России, где познакомился с технологией распиловки мрамора и изготовления из него различных изделий. Через Екатеринбургское отделение механической компании «Двигатель» выписал машины с конным приводом. В Верном современное оборудование из Германии позволило инженеру Поклевскому наладить и другие необходимые краю производства, работающие на гидроэнергии местных горных речушек. Среди первых каменотесов завода оказался Леопольд Ластовский, польский дворянин, сосланный в Семиречье так же, как и его компаньон. Краевед Николай Ивлев в свое время написал много добрых слов об этих инженерах и привел, между прочим, рассказ, как по просьбе губернатора Г.А.Колпаковского инсургенты Ластовский и Поклевский изготовили надгробную плиту на могилу Чокана Валиханова. В 1958 году, когда был поставлен новый памятник казахскому географу, старая плита была бережно вмонтирована в основание обелиска.

Известность семиреченского чудо-камня была широкой. Городской архитектор Поль Гурдэ в своих воспоминаниях пишет о чернильном приборе, который получил специальный приз на Всемирной выставке в Париже. Изделия из камня были в каждом верненском доме, даже плиты для полов, подоконников и лестничных маршей. Купец В.П. Кузнецов скупал колыбташ на заводе Поклевского по 60 копеек за пуд, далее сырье поступало в мастерскую «Кабинетные вещи г-на Долгова-Сабурова». Был открыт магазин купца Ф.А.Руцкого по продаже изделий из колыбташа. Популярность камня объяснялась, видимо, не только его художественной ценностью, но и стремлением сохранить окрестные леса. В Верном мебель и различные поделки делали из редких пород деревьев — тянь-шанской ели и чарынского ясеня. Но запасы леса, в связи с бурным строительством города и его благоустройством, быстро иссякали.

В советское время национализированная мастерская Поклевского стала промышленной артелью «Колыбташ». В 1938 году артель выполнила почетный заказ на облицовочные плиты для отделки казахского павильона на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Вот что писали по этому поводу газеты: «Вновь распахнулись высокие ворота чудесного городка в Пушкинском, под Москвой. И тысячи посетителей заполняют павильоны и аллеи сельхозвыставки… В центре фасада павильона Казахстана воздвигается двадцатипятиметровая колонна, облицованная розовым мрамором. Перед входом будет установлена статуя народного певца Казахстана Джамбула… будут посажены тянь-шанские ели и горные березы, выкопанные на склонах Мохнатой сопки в урочище Медео».

В начале 60-х годов прошлого столетия мрамор каскеленского карьера шел на производство извести, роман-цемента и силикатного кирпича. Для чего было установлены напольные печи емкостью в 200-З00 тонн. В архиве тех лет не встретилось ни строчки о том, что артель «Колыбташ» отметила свое столетие, что знали ее продукцию в столицах Европы. И то, что по праву производство камня все еще принадлежит ее первому директору инженеру Я.Поклевскому.

предыдущая статья | наверх | следующая статья

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА ПРОСКУРИНА


© 1996-2016 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета